Ещё
Балканский рубеж
Боевик, Приключение, Драма
Купить билет
Волшебный парк Джун
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Королевский корги
Мультфильм, Комедия
Купить билет
Трезвый водитель
Ромком
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Алита: Боевой ангел
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
В объятиях лжи
Триллер, Драма
Купить билет
Пиковая дама. Зазеркалье
Ужасы
Купить билет
Счастливого нового дня смерти
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Ван Гоги
Драма
Купить билет
Громкая связь
Комедия
Купить билет
Гурвинек. Волшебная игра
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Рожденный стать королем
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Стёртая личность
Биография, Драма
Купить билет
Наркокурьер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Любовницы
Комедия
Купить билет
Родители лёгкого поведения
Комедия
Купить билет
Середина 90х
Трагикомедия
Купить билет
Шутки в сторону 2: Миссия в Майами
Комедия
Купить билет

Алексей Чадов — о Балабанове, поездке в Америку и «Войне» 

Фото: Вечерняя Москва
25 февраля Алексею Балабанову исполнилось бы 60 лет. Режиссер открыл немало замечательных артистов, и один них — Алексей Чадов. Накануне юбилея Алексея Октябриновича актер рассказал «ВМ», как создавался фильм «Война» и как в Америке воспринимали человека, который снял эту картину.
— Алексей, во что верил Алексей Балабанов, когда работал над картиной «Война»?
— Фильм снимали в условиях реальных военных действий, во время второй Чеченской кампании, и Алексей и вся его команда находились в колоссальном напряжении. О вере или неверии мы не говорили. Опасность была на каждом шагу. На съемках я едва не погиб. Упал с четырехметровой крыши вниз головой, и у меня до сих пор остался шрам. Леша посмотрел тогда и сказал: «Ничего страшного — все пройдет, а кровь для кадра — очень хорошо». Он был фанатиком кино. Круто ему было, когда он работал над картиной. Видно, что получает удовольствие. На съемочной площадке Балабановым можно было любоваться.
Он верил в то, что делает, в свое кино. Горел на площадке, как свеча. Когда он заходил, то своей энергией заполнял все пространство. Он был кометой. Летим мы, например, в самолете и понимаем, что нас нет, а есть только Алексей Балабанов. Этот человек отличался сумасшедшей энергетикой. Правда, так было до гибели Сергея Бодрова и его команды. После этого он сильно изменился.
vm
— Алексея Балабанова упрекали в очернительстве России, особенно после фильма «Груз 200». На ваш взгляд, какую цель режиссер преследовал, снимая фильмы?
— Он был защитником, воином, рыцарем света. И абсолютным рыцарем своего дела. Леша по первому образованию — военный переводчик, идеально говорил на английском языке. Мы были с ним в Америке, где он общался по-английски, и американцы слушали его с открытым ртом. В США, в Канаде серьезные рецензенты его обожали. Выстраивались очереди из влиятельных критиков, желающих с ним встретиться.
— После смерти Алексея Балабанова его фильмы пользуются успехом на Западе, и постоянные ретроспективы режиссера собирают большую кассу.
— Да, это так. Признаюсь, я был удивлен: какие грамотные в Америке критики. Они очень хорошо знали наших режиссеров. Называли такие имена, о которых я не слышал. И они высоко ценили фильмы Балабанова при его жизни.
Комментарии
Читайте также
Больше видео