Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

"За все приходится платить. Мой выбор сделан"

В СССР была очень популярна передача «Бенефис», героями которой становились известные актеры театра и кино. В одной из них принял участие .
"За все приходится платить. Мой выбор сделан"
Фото: Русская ПланетаРусская Планета
«Помню в школе, если кто-то нахулиганил, учителя даже не пытались искать виновного, - рассказывал он. - Директор сразу говорил: «Крамаров! Завтра приведешь отца или мать!» В пионерском лагере мамаши говорили своим детям: «Сыночек, дай мне слово, что с ним водиться не будешь. От него ты ничего хорошему не научишься».
Савелий и впрямь не блистал поведением, развлекался на уроках. Прогуливал занятия, часто дрался. Впрочем, с ним предпочитали не связываться, особенно после того, как он не побоялся вступить в схватку с тремя мальчишками.
Крамарову пригрозили, что с таким поведением не примут в комсомол. Но он только обрадовался. Потому что пришлось бы рассказывать, чем занимаются родители. А отец Савелия – адвокат Виктор Савельевич Крамаров работал на севере. Только туда он попал не по своей воле
Судя по всему, Крамаров-старший был очень смелым человеком, поскольку защищал подсудимых в мрачное сталинское время. Крамаров-старший очень стремился добиться справедливости, и его усилия расценили как антисоветскую деятельность. В 1938 году он был осужден по печально-знаменитой 58-й статье.
Под пытками Виктор Крамаров «во всем» признался. И получил восемь лет. Его сыну Савелию в то время было четыре года.
Виктор Крамаров вышел на свободу в 1946 году. Но ему не разрешалось жить в Москве и других больших городах. Он лишь ненадолго заглянул к сыну. Савелий ходил в обносках, жил впроголодь. Хорошо, что его и сестру Таню подкармливали по очереди три маминых брата. Иначе бы дети просто погибли.
Савелий больше никогда не видел отца. В 1949 году, когда началась борьба с космополитизмом, Виктора Крамарова снова арестовали. И отправили в ссылку - в поселок Туруханск Красноярского края.
Женщина, у которой квартировал Виктор Крамаров, рассказывала, что он был мягкий, неулыбчивый человек. Говорил, что ему страшно жить:
«Через четыре года выйду на свободу, но я не уверен, что меня оставят в покое. Наверняка опять посадят. За что? Я больше не хочу так жить!»
И - покончил собой
В 1956 году он был посмертно реабилитирован. Как и миллионы его безвинных соотечественников
Савелий поступил в лесотехнический институт. Как его туда занесло, неведомо. Наверное, случайно. Ведь он очень хотел стать актером и занимался в театральной студии «Первый шаг».
В лесотехническом Крамаров не доучился. И пошел в ГИТИС. Явился на экзамен в старых брюках, перепоясанный истертым ремнем, в ботинках, которые просили «каши». Но Савелий ничуть не смутился. Стал читать басню Крылова «Ворона и лисица» и при этом изображать героев. Даже сузил рот, чтобы показать клюв вороны.
Лица членов приемной комиссии озарились улыбками. Они задали ему несколько вопросов и отпустили восвояси. Савелий вышел в коридор взъерошенный и недовольный. Его мучили плохие предчувствия. Однако на следующий день он нашел свою фамилию в списке поступивших.
Он побежал на кладбище, к могиле матери - Бенедикты Соломоновны. В тиши некрополя раздался его восторженный голос: «Я буду артистом, мама!»
«В кино я играю обычно играю хулиганов, разных дураков, начиная от полудураков и кончая полными – усмехаясь, говорил он. - Но мне очень хочется сыграть серьезную роль. В школьном драмкружке я собирался сыграть Ромео. Но ни одна девочка не захотела стать моей Джульеттой »
В фильме «Прощайте, голуби» Краморов сыграл хулигана Ваську Коноплянистого. Вышло достоверно. В другой картине «Друг мой, Колька!» Крамаров он снова исполнил роль сыграл хулигана. На этот раз получилось блестяще. Работу в той картине Савелий Викторович спустя много лет назвал одной из лучших в своей карьере.
В комедии «Тридцать три» Крамаров сыграл роль поэта Родиона Хомутова. Он - серьезный, амбициозный человек, мнящий себя чуть ли не классиком. На самом же деле Хомутов напоминает стихотворца-халтурщика Ляписа-Трубецкого, героя романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Он сочиняет на ходу и вдохновенно читает, вынув трубку изо рта: «Больному зубу, зубу твоему, / сегодня взор горящий обращаю. / И этот стих ему, / ему, товарищ Травкин, страстный посвящаю »
Очень быстро Крамаров приобрел известность. Предложений сниматься было так много, что он вынужден был отказываться от некоторых. И, как часто бывает, упустил удачу. Режиссер звал Крамарова на роль красноармейца Петрухи в фильме «Белое солнце пустыни», который наверняка прославил бы его еще больше
Его роли были эпизодические, лаконичные. Но – удивительные. запоминающиеся! Напомню лишь некоторые: Тимохин в «Большой перемене», одноглазый шахматист в «12-ти стульях», Сергей – в «Не может быть!», подсудимый «с хорошими глазами» - в «Мимино». «Джентльмены удачи» - единственный фильм, где Крамаров играл одну из главных ролей. Там он был просто великолепен!
Все уже знали, что Крамаров в кадре – гарантия успеха. Писательница вспоминала его слова: «Я - советский Луи де Фюнес. Если попаду за границу, то ошеломлю всех».
Крамаров туда попал. Но не ошеломил. Играл, но ничем особенным не выделялся. Впрочем, об этом - позже.
«Сава умел жизни радоваться жизни, - рассказывал актер . - Он был очень трогательный - в нем была детская наивность: он мог прийти в восторг на целый день, просто увидев красивый цветок. Запросто мог просто так подарить едва знакомому человеку дорогой подарок, и очень был отзывчив - если кто заболеет, он все бросит, едет его навещать»
Он был веселым человеком, однако почитал спокойствие и одиночество. Впрочем, комики часто не выносят шума вокруг себя. Любимый актер Крамарова Луи де Фюнес тоже любил уединение.
Режиссер , снимавший упомянутый «Бенефис» с участием Крамарова, рассказал занятную историю. Во время съемок он начал объяснять актеру детали, чуть ли не по системе Станиславского. Крамаров сначала его слушал, затем заскучал и, в конце концов, сказал: «Что ты мне голову морочишь? Я неделю назад вернулся из Праги - снимался в кино. Знаешь, как мы там работали? Вхожу в павильон, а через него, от стены до стены, на бельевой веревке - плотненько так - висят мои рожи. Я так улыбнулся, эдак, такую гримасу скорчил Каждый снимок пронумерован. И режиссер мне в мегафон кричит: «Савелий! Номер шесть!» Я вхожу в кадр и строю соответствующую рожу. А ты мне тут - настроение, мизансцена!..»
При виде Крамарова, зрители моментально начинали смеяться. Когда он говорил, всем становилось еще веселее. А если еще что-то делал, то люди вообще лежали. От хохота. «Я не знаю, как попали в кино или , - улыбался Крамаров, - но лично я попал в туда по несчастью. Из-за своей внешности » И добавлял с хитрецой: «Ну, вам много рассказывать не надо – сами видите».
Открытки с изображением Крамарова быстро раскупались. Женщины были от него без ума. Советский Савелий Крамаров был им милее французского красавца ! Сам актер острил: «Моя самая любимая песня «Зачем вы, девушки, красивых любите? Непостоянная у них любовь » При этом смотрелся в зеркало.
Его короткие реплики растаскивались на цитаты. Например, эта из фильма «Неуловимые мстители: «А вдоль дороги мертвые с косами стоят... И тишина »
В фильме «Бриллиантовая рука» героиня – управдом по фамилии Плющ говорила Нине Гребешковой, исполнившей роль жены Семена Семеновича Голубкова: «Я не удивлюсь, если ваш муж тайно посещает любовницу». Однако в сценарии вместо «любовницы» была «синагога». Так вот, Краморов посещал синагогу не тайно, а явно. За что и заслужил недовольство кинематографического начальства. Оно потребовало: «С религией заканчивай!»
Но он стоял на своем: буду делать, что хочу. Тогда ему закрыли путь за границу, перестали снимать. Но Крамаров не стал сражаться с советской властью и подал документы на выезд из Советского Союза.
По словам Видова, желание уехать из СССР созрело у него спонтанно. Крамаров мечтал посмотреть Флоренцию, но ему отказали - чиновник бросил в лицо: «Да как ты можешь с такой рожей представлять Советский Союз?»
Своим отъездом в США, Крамаров прибавил работы монтажерам, которые вынуждены были убирать его фамилию из более чем семидесяти фильмов, где он снимался. Таковы были «правила» - если известный человек покидал СССР, родина убирала все его следы. Книги писателей и поэтов изымались из библиотек, а сами имена - из сборников и энциклопедий
«Исчезали» и актеры-эмигранты. Хотя их уже не было в титрах, все знали, кто есть кто. И Крамарова ничуть не перестали любить зрители. Они только жалели, что не будет новых фильмов с его участием.
Когда актер уезжал, ему напомнили, что в США живет сорок четыре известных комедийных актера. Но Крамаров лишь усмехнулся: «Ничего, я буду сорок пятым».
Однако – не получилось. Уехав, он покинул несколько миллионов своих друзей-зрителей, которые его обожали. Хотя и за границей Крамарову нашлась работа. Он снимался – в фильмах «Москве на Гудзоне», «Красная жара», других картинах, но роли были бледные, статичные. К тому же, Крамаров убрал косогласие, а оно было частью его шарма.
Рассказывали, как он впервые в Голливуде он пришел пробу. Там сидел режиссер – вальяжный и наглый. Стал командовать: «Пригнись так, повернись эдак». И бросал какие-то иронические реплики. Крамаров слушал-слушал, но потом оскорбился и послал режиссера очень далеко. И – ушел
В эмиграции Крамаров очень скучал по Москве. В одном из интервью говорил:
«Я не скрываю, что потерял славу, всенародную любовь. Я принес их в жертву другим сторонам жизни. За все приходится платить. Мой выбор сделан »
Он берег свое здоровье до умопомрачения. Использовал какие-то невероятные диеты, время голодал, чтобы очистить организм. В его рационе была только здоровая еда, он делал регулярные пробежки и занимался плаванием. Разумеется, не пил и не курил. Увлекся йогой. Серьезно говорил, что собирается прожить сто лет.
Но вдруг навалились тяжелые болезни. Сначала ударил рак, потом – инсульт. У Крамарова был еще один страшный недуг, о котором не говорилось в медицинских бюллетенях. Это - ностальгия, тоска по родине. От нее не было никаких лекарств и никакого спасения.