Ещё
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Страшные истории для рассказа в темноте
Триллер, Ужасы
Купить билет
Руслан и Людмила: Перезагрузка
Мультфильм
Купить билет
Дора и Затерянный город
Приключение, Комедия, Детский
Купить билет
Анна
Боевик, Триллер
Купить билет
Синяя бездна 2
Приключение, Ужасы, Драма
Купить билет
Мёртвые не умирают
Фэнтези, Комедия, Ужасы
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Паразиты
Триллер, Трагикомедия
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Бойцовский клуб
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Добро пожаловать в Рим
Комедия
Купить билет
Солнцестояние
Детектив, Ужасы, Драма
Купить билет

На ММКФ возвращается документалистика 

С самого момента основания Московского кинофестиваля в 1959 году конкурсный показ документальных фильмов был частью показов, но в 1989 году эта традиция прервалась.
ФОТОЛЕНТА: 17 главных фильмов ММКФ
Вне конкурса в этом году покажут 14 картин, которые отобраны среди шедевров мирового документального кинематографа.
Программа «Свободная мысль» работает в рамках Московского фестиваля с 2006 года, ее кураторы — режиссер и кинокритик Григорий Либергал. За это время было показано более 80 документальных лент, отмеченных наградами на самых главных мировых площадках документального кино, таких как Оскар, Сезар, Бафта, Санденс.
Мы встретились с Сергеем Мирошниченко и спросили, с чем связано решение возродить конкурс документального кино на ММКФ, и что оно на сегодняшний день представляет?
— Сегодня аудиовизуальное искусство, что раньше называли кино, делится на две строго отличные части. Анимацию, которая включает в себя все то, что связано с компьютерной графикой, сказочным мировосприятием, полной нереальностью взаимоотношений. Конечно, сюда входят фильмы 3D. И кино — оно может быть игровым, художественным, там работают реальные актеры, там есть глубина кадра, то пространство, которому учили Тарковский, Феллини, Антониони, где все происходит как бы за экраном. Такое же есть и документальное кино — некая фабрика по созданию мифа, который можно создавать даже при помощи хроники. Но есть и настоящее документальное кино — правдивое. Эти два направления развиваются в России параллельно. Естественно пространство анимации больше — фабрика грез должна быть шире. Настоящее документальное кино, рассказывающее о реальной жизни, занимает достаточно узкое пространство.
Конкурс документального кино ММКФ и будет заниматься возвращением такого кино, тех фильмов, которые, в первую очередь, адресованы к широкой аудитории. Конечно, в конкурсе будут и арткартины. Потом нужно вспомнить, что в годы расцвета ММКФ с успехом проходил конкурс документального кино, он был идеологизирован, но приезжали мастера, демонстрировались интересные фильмы, жюри возглавлял . Мы, как мне кажется, должны вернуться к традиции.
— Кто сегодня в России снимает документальное кино?
— Сегодня работает очень много документалистов. Правда, у них разные возможности. До сих пор живы классики — великие режиссеры — , , , . Они делают кино. Существует среднее поколение, которым от 45 до 55. Очень много талантливых молодых делают хорошее документальное кино. Подают надежды и студенты ВГИКа, и вчерашние его выпускники.
— А существуют ли сегодня в России студии документального кино?
— К сожалению, таких центров, какие были в советское время, сегодня нет. В СССР существовали школы документального кино в Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Риге, не говоря уже о Москве. Вокруг них складывались коллективы, росли кадры, в профессиональном смысле эти центры давали очень многое. Сегодня сложилась новая система отношений, где все подталкивает к индивидуализму. Режиссеры стали жить самостоятельно, работая отдельно, сами по себе. Нет студий, а есть одиночки. У режиссеров ведь не может быть, как, например, у литераторов. Писатель может работать один. Вокруг режиссера должна же состоять команда, потому что кино — это производство, должны собираться сильные личности. Должна быть конкуренция, режиссер локтями обязан чувствовать сильного сценариста, редактора, если хотите, администратора. Этого теперь не стало, и из-за этого качество съемок резко отличается от того, что снимается сегодня на Западе. Сейчас в России действует много кинолюбителей. Среди них есть очень талантливые люди, но уровень кинодокументалистики неуклонно падает.
— А как работают западные документалисты?
— На Западе давно все кинопроизводство сложилось вокруг продюсеров. Сколачиваются коллективы, группы, причем часто режиссер и продюсер меняются местами. Еще одна особенность. Там, в отличие от нас, на отдельную картину ты получаешь больше денег, что дает возможность режиссеру или продюсеру собрать коллектив для производства того или иного фильма, например, на год. Вы проживаете жизнь в коллективе единомышленников и достаточно длительно. В России — нельзя на долгий период пригласить даже оператора. И в Америке, и в Европе есть центры, вокруг которых собираются документалисты. В Англии это, к примеру, Channel 4 и ВВС. Существует у них и система семинаров. Режиссеры, сценаристы, продюсеры находят время и силы собраться, например, в Амстердаме. И подвести итоги года, узнать, чем живет мир документального кино. При этом здесь же работает рынок, где продаются проекты, проводятся мастер-классы.
— Это похоже на фестиваль, и в России проходят фестивали документального кино.
— Да, конечно, но наши фестивали «лежат» под критиками. Это некая площадка для внедрения в жизнь неких идей и тенденций.
— А как изменить в России ситуацию с прокатом документального кино, который практически отсутствует?
— Надо чтобы появились подвижники, которые поставили бы своей целью прокатывать документальное кино. Сегодня в России покупается в основном западное кино. Я тоже много думал об этом, и не только потому что я секретарь Союза кинематографистов РФ. Российское документальное кино должно доходить до зрителя. Сначала была осуществлена просветительская программа. На Московском международном кинофестивале мы стали показывать иностранные документальные фильмы, призеры мировых кинофорумов. Эти фильмы в прокате за рубежом имели от 5 до 15 млн долларов. За пять лет мы доказали, что документалистика востребована зрителем и в России, и что это не арт-проект для избранных. Кстати, наша «Свободная мысль» — единственная окупаемая программа на ММКФ.
— На телеканале «Культура» Вы открыли программу документального кино, но опять стали показывать фильмы зарубежных кинематографистов, почему?
— Мы не просто открыли линейку с показом фильмов, мы открыли дискуссионный клуб, мы обсуждаем увиденное. Причем демонстрируя иностранные фильмы, мы ищем ассоциации в России, в нашей жизни. Все эти фильмы, призеры международных кинофестивалей. Поэтому, конечно, здесь присутствует и просветительская миссия — показать лучшее в мировом документальном кино.
— Вы часто бываете на международных фестивалях, общаетесь с мэтрами кинодокументалистики, каково их мнение о российских фильмах?
— Парадоксальная ситуация. Они их практически не видят. То, что привозят на кинофорумы, посвящено маргинальным темам. Много фильмов о бомжах, алкоголиках, в общем, чернуха какая-то. Мои коллеги за рубежом недоумевают: в России происходит столько интересного, строятся Сити, Сколково, столько талантливых ученых, артистов. Но где фильмы об этом? Не хочу выпячивать себя, но мой фильм о  с успехом прокатывается в Америке, Франции. Интерес у зрителей огромен. Люди во всем мире хотят видеть личностей, процессы, воплощенные идеи.
— Сможет ли конкурс российского документального кино на ММКФ набрать аудиторию?
— Учитывать реалии современной жизни необходимо. Зритель сегодня впал в эмбриональное состояние. Во всем мире огромен успех «Аватара». Всей семьей ходят смотреть фильмы 3D. Как дети, сидят и балдеют от того, что спецэффектами их сознание удерживается 2 часа. Зрители отучаются думать, им уже не хочется напрягаться, входить в мистику кадра, путешествовать внутри художественного произведения, произведения искусства. Система получения удовольствия все больше захватывает кинематограф. Это отражается и на документальном кино. Режиссер должен быть современным. Но документальное кино — это хроника, свидетельство, если хотите. Это исследование души, если мы говорим о личности, режиссер, как врач, но только он препарирует душу своего героя. И если это сделано мастерски — это всегда интересно. Документальное кино как искусство существует, и именно такое кино надо показывать.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео