Ещё

Как смотреть победителя Берлинского кинофестиваля 

Как смотреть победителя Берлинского кинофестиваля
Фото: Фильм Про
Если вы идёте на победителя Каннского МКФ, обладателя «Золотой пальмовой ветви», то должны знать, что это будет представитель главной кинематографической моды в мире.
Обычно каннские лауреаты популярны в России, но «Белая лента» собрала у нас $63 тыс. из общих $20 млн в мировом прокате
Каждый кинофестиваль ищет свою концепцию, и это отражается не столько в составлении программы, сколько в выборе победителя. Например, Каннский фестиваль считается законодателем моды в кино. Так, выданные две «Золотые пальмовые ветви» братьям Дарденн («Розетта» и «Дитя») или «Классу» Лорана Канте — это мода на документальный стиль в игровом кино. «Ветвь» за «Фаренгейт» — мода на документальное кино. Приз сюрреалистической драме «Дядюшка Бунми» — мода на тайское кино. Смотреть победителя Канн — занятие для людей, которые предпочитают сразу получить самого достойного представителя мирового тренда. Это как прочесть итоговую статью в солидном еженедельнике, а не тратить время на чтение газет.
Венецианский фестиваль находится где-то посередине между модными течениями и искусством отдельных авторов, которые сами себе тренд.
Приз получил не «Фауст», а  — таков принцип Венеции
Несколько иная, чем в Канне, ситуация в Венеции, где приз дают большим режиссёрам, а не только представителям моды. Если человек идёт на обладателя «Золотого льва», он, скорее всего, уже давно знает творчество автора этой картины и следит за ним. Венеция за последние годы наградила Джафара Панахи и Цзя Чжанкэ, Даррена Аронофски и Энга Ли, Софию Коппола и Майка Ли. Александр Сокуров, чей «Фауст» получил главный приз в этом году, — тоже очень хороший пример. Или другая крайность: в Венеции могут взять и наградить дебютанта, как это было с «Возвращением» или с «Ливаном» Самуэля Маоза. Эти исключения связаны, говорят, с особым интересом директора фестиваля к Азии и особенно к России.
Единственный в истории режиссёр, получивший главные призы на всех трёх главных фестивалях, — : за «М. Э. Ш.» в Канне, за «Баффало Билл и индейцы» — в Берлине, за «Короткий монтаж» — в Венеции.
Берлинский фестиваль в «большой тройке» занимает особое место. Ему нравится открывать миру новые имена и территории, где есть свежий взгляд на кинематограф. К заслугам Берлинского МКФ, например, относят введение моды на китайское кино. Именно здесь ещё в 1988 году получил главный приз Чжан Имоу за военную драму «Красный гаолян», а в следующем году приз за режиссуру достался Дзинью Ву за «Вечерний звон».
«Как я провёл этим летом» получил в Берлине призы, которых российское кино не удостаивалось уже много лет Состав берлинской программы отчасти связан с географическим положением города. Раз уж он так близок к Восточной Европе, то всегда здесь можно встретить балканские и российские фильмы. Правда, отечественные картины редко удостаивались серьёзных призов. Первым за всю историю фестиваля был , который получил приз за режиссуру «Ста дней после детства», а через два года после него главный приз вручили за «Восхождение». За последние двадцать лет, кроме Отара Иоселиани (приз за режиссуру «Утра понедельника», снятого во Франции), только получил за фильм «Как я провёл этим летом» значимые призы, но не главный.
В программе Берлина практически всегда есть по паре сильных американских и французских картин. Последние сюда привозят потому, что в Канне редко дают призы национальному кинематографу, а в Берлине шансов больше. До 2001 года французы и американцы здесь регулярно получали призы. «12 разгневанных мужчин», «Взвод», «Человек дождя», «Молчание ягнят», «Тонкая красная линия», «Народ против », «Магнолия» — зрительские картины, получившие либо «Золотого», либо «Серебряного медведя». А уж если получает специальный приз жюри документальный фильм «Стандартная процедура» об ужасах военных американских тюрем в Ираке, то это не просто документальное расследование, а картина одного из самых изощрённых и авторитетных американских документалистов Эррола Морриса.
В 1975 году жюри Берлинского фестиваля решило: у Вуди Аллена, чья комедия «Любовь и смерть» была в конкурсе, уже вышло так много фильмов и ещё выйдет, что остаётся наградить его «Серебряным медведем» — «за все его работы».
Бразильский полицейский боевик «Элитный отряд» стал зрительским хитом во многих странах. Ободрённый успехом, Жозе Падилья снял вторую часть картины
В последние десять лет Берлин вернулся к открытию новых киногоризонтов. В отличие от Канн или Венеции, здесь среди победителей всё реже можно увидеть знакомые имена. Берлину важно поощрить новый талант «Золотым» или «Серебряным медведем». Названия картин и их авторы-лауреаты Берлина могут смутить даже синефилов. «Кармен из Каеличе» Марка Дорнфорд-Мэя, «Павлин» Гу Чанвэя, «Грбавица» Ясмилы Жбанич, «Мыло» Пернилле Фишер Кристенсен, «Свадьба Туи» Ван Цюаньань, «Бофор» Джозефа Седара, «Другой» Эриеля Роттера, «Элитный отряд» Жозе Падильи (сейчас он назначен режиссёром ремейка «Робокопа»), «Молоко скорби» Клаудии Льоса, «Хочу свистеть — свищу!» Флорина Сербана.
Японские мультфильмы не раз участвовали в крупных фестивалях, но «Золотой лев» за «Унесённых призраками» — пока наивысшая награда из всех, которые они смогли получить
Почти все перечисленные работы — дебютные, их география — самая неожиданная. Румыния, Испания, Бразилия, Израиль, Аргентина, Босния и Герцеговина, ЮАР и, конечно, Китай и Иран — любимые страны Берлина. Но Берлин — это ещё и специфический отбор картин по темам. В конкурсе обычно преобладают социально-политические картины, их авторы держат руку на пульсе эпохи, ловят каждую актуальную проблему. Политическое неравенство, борьба за права женщин, особенности жизни сексуальных меньшинств, насилие в развивающихся странах, проблемы распада института семьи, геноцид, военные преступления, трудности эмигрантов за границей, несовершенства судебной системы, коррупция — Берлин интересует всё то, о чём непрерывно размышляет интеллектуальная Европа.
Если вы идёте на призёра Берлина, будьте уверены — вам покажут что-нибудь редкое, из не самой популярной страны и при этом что-то молодое и очень свежее.
«Комиссар» — единственный фильм, который удалось снять Александру Аскольдову. Благодаря его усилиям, фильм достали с «полки», показали иностранным гостям Московского кинофестиваля, а затем немедленно пригласили в Берлин
Политический уклон фестиваля иногда приводил к неожиданным сюрпризам. Накануне падения Берлинской стены в конкурс попали громкие «полочные» фильмы Чехословакии и России. И жюри не могло на весь мир не прокричать о тех, что чудом уцелели в тоталитарных режимах. «Комиссар» 1967 года получил в 1988-м Специальный приз жюри, а в 1990-м  дали «Золотого медведя» за «Жаворонков на нити» 1969 года.
Тогда же призы получили новые «проблемные» режиссёры: за фильм «Тема» и  — «Астенический синдром».
«Головой о стену» известен в России не потому, что связан с проблемами турков в Германии. Это агрессивный молодёжный фильм о любви
Но Берлин единственный из «большой тройки» способен и отказаться от политических требований, если очень захочется. Он наградил главным призом аниме «Унесённые призраками» . Зритель не всегда реагирует на берлинский «прогноз на завтра». «Унесённые призраками», «Головой о стену» Фатиха Акина и «Элитный отряд» посмотрел весь мир. А другие фильмы вышли ограниченным прокатом, потому что далеко не все любят сюрпризы. Ведь идти на берлинского лауреата — это именно сюрприз, но он может оказаться гораздо более злободневным, чем этого хочется ожидать. Но для тех, кто любит удивляться, Берлинский МКФ — главный поставщик новых впечатлений и новых имён.
Трейлер иранской картины «Развод Надера и Симин»
Попробуем понять, почему «Развод Надера и Симин» Асгара Фархади — идеальный «берлинский» фильм-победитель.
1. Это иранский фильм, и присуждение ему «Золотого медведя» — это слово Берлина в поддержку другого иранского режиссёра, Джафара Панахи, которого власти держат на родине под домашним арестом. 2. В этом фильме сплетены социальные, политические, религиозные, классовые, возрастные, семейные и гендерные конфликты, что кажется почти невероятным внутри одного произведения. 3. Это одновременно зрелищный и камерный, шумный и тонкий, жестокий и добрый фильм, снятый и в традициях иранского кино, и с учётом современных тенденций. 4. Берлинский фестиваль первым из «тройки» открыл и обласкал Асгара Фархади, наградив его сначала «Серебряным» (в 2009 году), а теперь и «Золотым медведем». 5. Совершенство «Развода Надера и Симин» признано уже неоднократно: почти на всех фестивалях, где он был после Берлина (порядка десяти), он получил главные призы. В мировом прокате уже собрал $6 млн, что не так мало для малобюджетного иранского кино.
Кажется, все доводы говорят в пользу того, чтобы не пропустить этот фильм, награждённый на самом близком к нам фестивале в городе Берлин, в российском прокате.
Видео дня. Что стало с Рожковым после раскола «Пельменей»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео