Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Эбигейл
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет

Алексей Серебряков: «Театр и кино перестали быть храмом и превратились в фабрику» 

сегодня — один из самых востребованных актеров в кино: только в этом году на экраны вышло около десятка картин с его участием. Причем почти все эти работы заметные, обсуждаемые. В марте в прокате появилась экранизация пьесы Чехова «Ивановъ», ролью в которой актер гордится особенно. А в апреле на экранах появилась долгожданная «ПираМММида», снятая по мемуарам Мавроди. Буквально недавно вышла в прокат «Жила-была одна баба», а на телеэкранах прошел блестящий приключенческий мини-сериал «Охотники за бриллиантами».
«Благотворительность — потребность внутренняя»
— Алексей, несколько лет назад в одном из интервью вы сказали, что общая черта современных молодых режиссеров — отсутствие энергии. Со временем ваше мнение изменилось?
— Нет, особой энергии в нынешних картинах я по-прежнему не ощущаю. К сожалению, лично я не вижу таких фильмов, чтобы сносили голову, брали за душу. Не вижу я кино того уровня, на каком его делало предыдущее поколение кинематографистов. С чем связана такая ситуация, однозначно сказать сложно. Думаю, это следствие глобальных перемен в жизни страны. Адекватный творческий ряд, адекватное творческое видение сегодняшнего дня еще не созрело. Видимо, должно пройти какое-то время.
— А может быть, дело в другом? Вот , например, считает, что сегодня весь мир переживает острый дефицит ярких творческих идей, причем во всех сферах искусства.
— Я абсолютно с ним согласен! Этого дефицита стоило ожидать. Дело в том, что искусство практически во всех его проявлениях потихоньку приобрело массово-потребительский характер. Естественно, в этой ситуации трудно найти идеи, которые могли бы серьезно взволновать умы. Возникла массовая необходимость развлечений. В итоге театр, например, перестал быть храмом, а превратился в фабрику по производству товаров народного потребления. То же произошло и с кинематографом. Если раньше хотя бы существовала иллюзия того, что кино является искусством, причем важнейшим, то сейчас и она утрачивается.
— Несмотря на то что вы скептически относитесь к молодым режиссерам, сотрудничаете с ними, насколько мне известно, довольно активно. Слышал, даже иногда бесплатно снимаетесь в дипломных работах выпускников. С чем это связано?
— Я называю это инвестициями в завтрашний день: так я знакомлюсь с людьми, которые будут работать в киноиндустрии в ближайшие 15–20 лет. Очень рассчитываю, что, когда буду уже не так востребован, как сейчас, и мне нужно будет подзаработать, смогу по-звонить тому или иному режиссеру и сказать: «А помнишь, я у тебя снимался? Может, у тебя есть хотя бы небольшая роль для меня?»
— Насколько мне известно, вы достаточно много внимания уделяете благотворительности, однако, в отличие, скажем, от Чулпан Хаматовой, практически не говорите на эту тему.
— Ну, во-первых, я вообще мало говорю, не болтлив я. А во-вторых, не очень понимаю, к чему обсуждать эту тему.
— Вы же публичный человек и ваш пример мог бы подтолкнуть к благотворительности кого-то еще.
— Я так не думаю. Если у человека есть желание помогать, он будет это делать, а если нет, то никакие примеры в моем или чьем-то другом лице его к этому не подтолкнут. Благотворительность должна быть внутренней потребностью.
— А почему в России культура благотворительности, меценатства оказалась утраченной?
— Думаю, это преувеличение. Лично я знаю большое количество людей, в том числе весьма состоятельных, которые уделяют благотворительности огромное внимание. Проблема у нас в другом. Большая часть благотворительности, существующей в нашей стране, вообще не должна являться благотворительностью. Если речь идет об операции ребенку, то финансовые затраты должны нести не бизнесмены, какими бы богатыми они ни были, не другие частные инвесторы, а государство. Меценаты, благотворители могут здание концертное построить, спектакль проспонсировать, но если речь о здоровье, о положении детских домов, больниц, этим должно заниматься государство. У нас произошло какое-то искажение имперских замашек: вместо того чтобы думать о людях, мы думаем о своих границах, о своем величии, тратим 40 миллиардов на сохранение флота, который по большому счету никому не нужен, говорим о том, как замечательно страна поднялась с колен, хотя это далеко не так. У нас ведь колоссальная разница между тем, что показывают на центральных каналах, и тем, что происходит на самом деле. Боюсь, рано или поздно это приведет к необратимым последствиям: рост социальной напряженности, взрыв народного недовольства и, как следствие, полный распад страны. И то, что сейчас все относительно тихо и спокойно, еще ни о чем не говорит: русские, как известно, долго запрягают, да быстро едут.
— Хотел бы поговорить о ваших недавних работах. Принято считать, что чеховский интеллигент, к коим относится ваш герой в картине «Ивановъ», — это интеллектуал, который стремится не столько к политическому, сколько к нравственному переустройству мира. А сегодня интеллигенты такого типа существуют? Есть личности, похожие на вашего персонажа?
— Без сомнения, они есть. Просто сегодня основным их жизненным пространством стал интернет. Там эти умные молодые люди общаются друг с другом, обсуждают сложную литературу, пытаются осмыслить то, что происходит со всеми нами, со страной. Этих людей вы вряд ли застанете в кинотеатре за просмотром очередной поп-жвачки с попкорном в руках — рынок на них не рассчитан. Но несмотря на то, что прослойка молодой интеллигенции существует, ее роль в начале ХХI века столь же незначительна, как и в конце ХIХ — начале ХХ века. Условно говоря, сто лет назад интеллигенция сидела не в интернете, а в салонах, где читали друг другу стихи, бесконечно обсуждали политическую ситуацию, но их обсуждения по большому счету ни к чему не привели: Февральскую и Октябрьскую революции они благополучно профукали. Нельзя сказать, что к власти тогда пришли сугубо интеллигентные, глубокие люди. Но с другой стороны, этого и не стоило ожидать. Ведь что такое интеллигенция? На мой взгляд, наиболее точно это понятие расшифровал в одном из своих романов . Он написал: «Интеллигентность — это умение видеть чужое неудобство». По-моему, очень точно. К сожалению, интеллигенция во все времена обречена только на то, чтобы переживать — за страну, за окружающий мир, за конкретных людей, — но не предлагать пути решения проблем. Умение видеть, формулировать, увы, не предполагает умения пробиваться локтями, владеть кулаками. Творческая интеллигенция транслирует свое ощущение от чужого неудобства через искусство, в первую очередь через литературу, кино. А тут уж, как говорится, нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. Вряд ли Горький предполагал, что его роман «Мать» Ленин назовет очень современной и актуальной книгой. И вряд ли Бомарше мог подумать, что его «Фигаро» станет в конце концов одним из главных художественных образов французской революции.
— К слову, об образах: какое современное явление, предмет или конкретный персонаж могли бы наиболее точно охарактеризовать наше время?
— Программа «Пусть говорят». Эта передача наиболее ярко демонстрирует нам, что, оказывается, выставление на продажу чужой боли, слез, беды, копание в грязном белье на виду у всей страны без всякого на то морального права сегодня называется простым словом «формат». А точнее, формат, который приносит хорошие деньги. Степень цинизма просто в голове не укладывается.
— Но, извините, зритель это смотрит, программа-то востребована!
— А что вы хотите?! Конечно, это будет востребовано! Туалетная бумага, например, всегда будет пользоваться большим спросом, чем рукописи Достоевского! И бестолковые реалити-шоу, в которых участники бесконечно выясняют отношения и спят со всеми подряд, априори будут иметь более высокий рейтинг, чем фильм Тарковского. Так было и, к сожалению, будет всегда. Я же хочу сказать о том, что степень пошлости и цинизма сегодня достигла абсолютного максимума. Наблюдая за тем, как деградируют понятия человеческой морали и нравственности, становится не то что неловко — страшно делается. Казалось бы, вот уже 20 лет мы живем в новой России. А что изменилось-то по большому счету? Как жили мы в стране, где балом правит чиновник, так и продолжаем в ней жить. Причем стало еще хуже. Если при коммунизме чиновников худо-бедно сдерживала идеология, вынуждая хотя бы создавать видимость порядочного человека, то сегодня они плюют на все. Ощущение власти, уверенность в безнаказанности и желание бесконечно обогащаться за счет народа — все это привело к тому, что прослойка партфункционеров стала еще шире, в условиях тотальной коррупции абсолютно неконтролируемой, бесконечно преступной и чудовищно циничной по отношению к простым людям. В нынешних условиях человеческая жизнь, понятие «уважение к личности» не стоят ни-че-го.
«Вся мировая экономика — финансовая пирамида»
— Но ведь так не может длиться вечно. Наверняка есть разумные решения, наверняка можно использовать опыт других стран, которые прошли подобные периоды.
— Насчет разумных решений — не знаю, а насчет чужого опыта, то тут не надо далеко ходить. По-смотрите, что на Востоке творится. Или вспомните недавние события на Манежной площади. Да, толпу тогда разогнали, но проблема-то никуда не исчезла. Где вспыхнет завтра и с какой силой, никто не знает. По сути, сегодня в стране идет гражданская война — тихая, ползучая, порой под маской обычной уголовщины, но это война. Историям о том, как десять человек славянской внешности избили кавказца или десять кавказцев избили одного русского, нет числа. От тотальной катастрофы страну спасает то, что в этой тихой войне нет пока своего яркого харизматичного лидера. А представьте, что будет, если такой негласный лидер вдруг появится и призовет: «Мочи всех богатых!» Мы это уже проходили, но, как известно, история нас ничему не учит.
— Далеко не каждому актеру выпадает возможность сыграть в кино своего современника. Вы сыграли  — создателя самой скандальной финансовой пирамиды. Что думаете об этом персонаже и о том, почему вообще стало возможным появление целой системы пирамид в нашей стране?
— Я не отношу Мавроди к категории главных негодяев XX века. Просто он оказался одним из немногих, кого было решено подвергнуть публичной порке. Мавроди был несколько ярче других, успешнее в своих махинациях, естественно, это не могло никому понравиться — ни власти, ни силовым ведомствам. Вот его и цапнули. Но система финансовых пирамид родилась ведь тоже не без участия государства. Вот что такое ГКО, то есть заем денег у государства? Это чистой воды пирамида! А что такое современная банковская система с ее процентными ставками, ипотеками, кредитами? Да все — одна большая пирамида! Я говорю не только о нашей стране, по своей системе вся мировая экономика — это пирамидальная конструкция, которая едва-едва держится на ничем не обеспеченном долларе. Никто пока не может найти другого пути, поэтому все между собой договорились: давайте, мол, доллары считать за основу и делать вид, что они что-то стоят. Другого выхода нет: если назвать вещи своими именами и начать играть по-честному, исходя из суровых реалий, рухнет все, наступит полный коллапс. Экономика потребления давно зашла в тупик. И несмотря на кризис, мы вновь возвращаемся к расточительной экономике.
— Я одного не понимаю: почему, когда недавно Мавроди объявил о создании новой финансовой пирамиды, немало людей его поддержало и выразило свое согласие в ней поучаствовать? Ну сколько можно на одни и те же грабли наступать?
— К сожалению, число малообразованных людей, желающих ежемесячно получать стопроцентную прибыль, ничего при этом не делая, у нас слишком велико. И Мавроди это отлично знает. Люди сами хотят быть обманутыми. Они не хотят учиться, вникать в законы экономики, пытаться понять, откуда возьмется прибыль. Люди тупо хотят денег на халяву. Это одна из бед нашего народа. В одночасье жажду к халяве из менталитета не вытравишь. Чтобы что-то изменилось, надо смотреть в будущее и правильно воспитывать наших детей — воспитывать и растить из них профессионалов. Тотальный дефицит людей, знающих свое дело, привел к тому, что самозванство стало еще одной бедой и приметой нашего времени. Кругом сплошная самодеятельность! У людей исчезло желание быть мастерами своего дела, у нас все самодеятельные. Человек говорит: «я как бы врач» — и начинает как бы лечить людей. В итоге мы получаем беду здравоохранения. Дороги строят люди, которые сами придумали и поверили, что они это умеют делать. И так во всем. А то, что мы превращаемся в посмешище для всего мира, — это ничего.
— Вы очень много снимаетесь в кино. А какой процент картин, в которых участвуете, вы искренне считаете удавшимися?
— Этот процент очень мал — говорю без лукавства. Понимаю, что когда подрастут дети, что-то надо будет им показать из моего творчества, причем чтобы я не испытывал стыда за него. Иногда я задумываюсь и понимаю: ну картин пять-семь с моим участием я им точно порекомендую, а на остальные 150–200 время терять не посоветую.
— Напоследок хочу задать личный вопрос. Вы производите впечатление довольно стеснительного человека, что для актера несколько странно. Я ошибаюсь?
— Вы абсолютно правы, я очень стеснительный человек. Чувствую себя крайне неловко, когда становлюсь объектом чужого внимания. И с этим чувством неловкости я борюсь всю свою жизнь. Да, я согласен, актерство и стеснительность — не очень сочетающиеся вещи, но я как-то пытаюсь их примирить. В кино это удается: я рано начал сниматься, поэтому к камере у меня лояльное отношение. После того как я снялся, понимаю, что зритель будет смотреть не на меня, а на мою роль. А вот на театральной сцене, честно говоря, чувствую себя не очень комфортно.
Наше досье
Алексей Серебряков родился 3 июня 1964 года в Москве. Окончил Государственный институт театрального искусства имени Луначарского. В кино снимается с 13 лет. Сыграл в таких фильмах, как «Фанат», «Серп и молот», «Тесты для настоящих мужчин», «Десант», «Штрафбат», «Жмурки», «9 рота», «Груз 200», «Глянец», «Обитаемый остров» и многих других. Женат, имеет троих детей. Народный артист России.
Убийцу советской актрисы так и не нашли
Комментарии