Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Комната желаний
Комната желаний
Детектив, Фантастика, Драма
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Между нами музыка
Между нами музыка
Мелодрама, Музыкальный
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет

Егор Бероев: Герой нашего времени 

 — человек немногословный. Именно таким, в понимании многих, и должен быть настоящий мужчина: меньше говорить, больше делать. Егор уже давно не ходит на светские мероприятия, избегает интервью и модных нынче выездов на кинофестивали и премии. Все свое время он отдает съемочной площадке, семье и детям. И не только своим: из детей у Егора Бероева и его супруги пока только одна доченька Дуня. Егор и Ксения давно помогают чужим детям — тем, кому очень нужна помощь и кому ее совсем не от кого получить… Только в 2011 году Егор снялся в пяти картинах, две из которых — «Август. Восьмого» и «Мамы» — в феврале выходят в прокат. Накануне премьеры «Август. Восьмого» VIVA! встретилась с Егором Бероевым. Кроме драматических коллизий сюжета (речь идет о событиях 2008 года в Южной Осетии) Бероев рассказал и о непростой личной истории своего героя, и о своем понимании семейных ценностей. Немного о патриархате. И о детях, конечно.
— Егор, как Вам кажется, многое изменяется в мужчине, когда он становится отцом?
— Многое?.. Сложно сказать. Главное, что понял я, — появилась ответственность огромная. И понимание того, что теперь на свете существуют не только ты и твоя жена, но и еще один бесценный человек. И только вместе вы составляете полноценную семью. А внешних изменений я не чувствую. Но со стороны, наверное, виднее. К слову, у меня есть друг Леша, он завтра крестит дочку. Ей уже 3 месяца. Вот как он поменялся, я вижу. Его просто «не стало»: все, исчез парень из поля зрения!
— А Вы стали сентиментальнее?
— Не знаю. Но то, что я все чаще задумываюсь над тем, что родители должны думать о будущем своих детей, — точно. Когда мужчина и женщина расходятся, считая, что отношения зашли в тупик, в какой ситуации оказывается ребенок? Как он переживет развод родителей? Ведь это травма на всю жизнь… Это глобальная проблема современного общества. Мы же инфантильны сейчас в восприятии мира. Более того, у меня соз­далось впечатление, увы, что мужчины сейчас зачастую инфантильнее женщин.
— Логичный вопрос: Вы сами выросли в полноценной семье?
— Сложно назвать мою семью неполноценной. (Улыбается.) Я вырос в самой лучшей для меня семье. Мои родители развелись, когда я был совсем маленьким, и в основном меня воспитывала моя прабабушка. Я все детство провел в арбатских переулках, а лето — в Костромской области в деревне. У меня были потрясающая бабушка и шикарный дед, царствие им небесное. И я счастлив, что у меня есть моя мама, которую я очень люблю.
— Возвращаясь к вопросу инфантилизма. Так в чем же он проявляется? В том, что мужчины перестали работать над отношениями?
— Да, мы просто-напросто прекратили трудиться над отношениями, перестали себя тратить на друзей и близких, не хотим себя ни в чем ограничивать и поддаемся сиюминутным порывам. А семья — все-таки это не только тепло и радость, это и понимание собственного долга перед близкими. После рождения ребенка для мужчины начинается сложный этап. Взять хотя бы его взаимоотношения с женой. Долгое время ты был для нее единственным, и вот родился ребенок, и он стал центром, а ты — перестал им быть! Иначе, конечно, и быть не может. Но когда твоя роль в семье (как тебе может казаться) сводится к кратким распоряжениям «Купи морковку, купи кефир!», становится сложновато относиться однозначно к этой ситуации. Я хорошо помню этот период. Но мне удалось преодолеть все свои терзания и переживания! Зато теперь спокойно могу рассказывать о нем моим товарищам — молодым отцам и подталкивать их к мысли, что все проходит. Впрочем, одно проходит — другое только начинается. Главное — для себя выявить приоритеты. В общем, по-другому и не скажешь: семья — ежедневная работа и ежедневные же обязательства. Извините за банальное высказывание. Послушайте, неужели читателям VIVA! интересно мое занудство?!
— Разве разговор о семейных ценностях — это занудство?
— Вы знаете, у меня создалось стойкое ощущение, что сейчас обсуждать семейные ценности — именно занудство. К сожалению. У нас сейчас ценности какие-то странные. Все больше гоняются за чем-то материальным. Но они же очень преходящи. У нас с Ксенией в семье бывали разные периоды. Порой и 500 долларов оставалось в кармане, а ближайшие поступления — неизвестно когда… Но от этого-то жизнь не становилась менее яркой. Это же жизнь, она каждый день разная, тем и интересна! И благодарить жизнь надо, даже когда она тебя бьет наотмашь. Отрицательного опыта не бывает. И из этих не­удач можно научиться делать верные выводы.
— А как обстоят дела с семейными ценностями в вашем новом фильме «Август. Восьмого»?
— Поначалу кажется, что о семейных ценностях там и речи вроде не идет. В фильме как раз все наоборот: в центре — развал семьи. Мой герой и его супруга разведены. У нее есть любовник. А мальчик, главный герой, от этого очень страдает.
— Ваш герой — осетин. А в обществе всегда считалось, что у кавказских мужчин с семейными ценностями и традициями все в порядке.
— Моего героя зовут Заур. Он — осетин, как и я. Правда, я не стопроцентный. Ношу осетинскую фамилию, и, стало быть, для меня семейные ценности, ценности рода очень важны. У нас в семье, как бы моя упрямая жена ни сопротивлялась (с улыбкой), главный — папа, то есть я. Я выслушаю и учту все ее советы, но решение приму сам. Это правильная расстановка сил. Такой вот патриархат. Может быть, по европейским меркам это не очень современно, но в системе ценностей православной и кавказской семьи это нормально. Мне понятен мой герой. Несмотря на то что его жена осталась в Москве с другим, сына на время отправила к нему в Цхинвал, он ее по-прежнему любит. Заур хочет сохранить семью, вернуть жену. Для него семья — это главная ценность. Этим Заур мне очень близок.
— Когда режиссер картины предложил главную роль, у Вас были сомнения?
— Да нет, что вы! Я сразу согласился. Режиссер  — не только мой друг, но и, извините за тавтологию, мой режиссер. Я Джанику очень благодарен за свою работу в «Турецком гамбите». Но, кстати, я бы не сказал, что в «Августе» у меня главная роль. Главная роль все-таки у Светы Ивановой. Это история матери и ее сына. Взгляд на войну не мужскими глазами, а глазами женщины и ребенка.
— Как Вам кажется, в результате получился блокбастер с обилием батальных сцен или семейная история на фоне трагических событий?
— Получился фильм про «август». Это настоящее НАШЕ кино, во всех смыслах. Это и крутой блокбастер, и просто кино про людей. Побольше бы таких фильмов! Тогда люди в кинотеатры бы потянулись на НАШИ фильмы. (Улыбается.)
— А что для Вас идеальное семейное кино?
— Это «Полеты во сне и наяву». «Ирония судьбы» — правда, смотреть ее я уже не могу. Кажется, произношу крылатые фразы раньше самих героев. «Король говорит!», кстати, тоже полноценное семейное кино. С Дуней мы недавно посмотрели «Марью-искусницу» Александра Роу. Я стараюсь не показывать дочке современные фильмы. Она не смотрит телевизор. Из мультфильмов — только отечественную классику на видео, например «Ну, погоди!». Когда подрастет, посмотрим с ней «Елену». На мой взгляд, это не только прекрасный фильм, но и, кстати, хорошее семейное кино. гениально там просто сыграла. Она — высочайшего уровня актриса.
— А как Вы сами определили бы свой актерский уровень?
— По мне — я обычный актер. Можно сказать, в данный момент нахожусь на обычном актерском уровне. Мне хотелось бы идти дальше, развиваться… Но пока нет ни сценариев, ни режиссеров, благодаря которым я мог бы полноценно раскрыться. И сейчас главная для меня отрада — работа с режиссером Бахтияром Худойназаровым. Мы сделали притчевую историю под названием «To the sea» («К морю»). Два года снимали в Казахстане, в Берлине сейчас заканчивается монтаж. Я играю капитана затонувшей шхуны. Он чудом выжил, а весь экипаж и его жена погибли. Капитан отсидел, вернулся в поселок, где люди его прокляли. Вышел на берег и… нашел свой корабль в песке, потому что море ушло. Оно действительно в Казахстане в свое время ушло. Весь фильм капитан тянет этот корабль по песку к морю. И уходит туда — к жене. Искать жену. Такая вот притча. Мы снимали на Каспии, в степи, при температуре +50. Прибавьте к этому еще ветер, пыль, песок. Я получил там сотрясение мозга. Надеюсь, что тот самый кадр, когда на меня падает прибор во время качки, все же останется в фильме. Так что эта роль, в буквальном смысле, далась мне потом и кровью. Но она из тех, что развивает тебя, а не заставляет пользоваться уже наработанным.
— Имеете в виду пресловутые актерские штампы?
— Именно. Мне интересно более характерное существование, а меня используют в основном как функционального героя. Часто звучит такая фраза: «Пожалуйста, сыграйте так, как Вы играли там-то. Именно таким Вы нам и нужны». Когда же пытаешься предложить что-то другое, то сомневаются. И потом, увы, мало таких режиссеров, которые готовы рискнуть вместе с тобой и изменить первоначальный актерский набросок. Катастрофически мало профессионалов. А с другой стороны, думаю, что и я все еще не нашел себя как профессионал. Отчетливо понимаю, что мне еще нужно учиться и учиться. Но учиться в ситуации, когда выделяются бюджеты, а никто не знает, как ими пользоваться, — не у кого. Сложно, когда продюсеры выбирают актера, а мнение режиссера им неважно. Да и фамилия самого режиссера, по большому счету, продюсерам неинтересна. Может быть, просто время сейчас такое — не лучшее для актерской профессии. Вот Дима Дюжев отучился на режиссера. В новом фильме «Мамы» он — один из режиссеров, а я там в обычной своей роли — актерской.
— Может, и для Вас это выход?
— Может быть. Но пока я не знаю, у кого учиться. Идти ассист