Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Комната желаний
Комната желаний
Детектив, Фантастика, Драма
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Между нами музыка
Между нами музыка
Мелодрама, Музыкальный
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет

Петр Зайченко: «Волгоград — трудно-театральный город» 

Наш земляк рассказал о первых ролях в местных театрах
С заслуженным артистом России мы договаривались о встрече ещё накануне Дня российского кино. А в руках у актёра я вижу вышедшее буквально на днях дополненное переиздание автобиографической книги «Жизнь важнее искусства». На двухстах страницах уместилась ёмкая исповедь-размышление актера о времени и о себе.
— Пётр Петрович, вы сегодня востребованы и в телесериалах, и в авторском историческом кино с лучшими режиссёрами страны. А с театрами Волгограда почему особо не задалось?
— Наш город, я бы сказал так, трудно-театральный. Далеко не каждого даже яркого актёра приемлет и даёт ему реализоваться на сцене. Вспомним судьбу наших земляков , . На пороге семидесятых после Саратовского театрального училища меня в родной Волгоград распределили, можно сказать, «на ура». Из рук заведующей труппой ныне «покойного» драмтеатра имени Горького Антонины Ивановны Бубновой получил тогда свою самую первую роль в спектакле «Сталинградский дневник» — по дневникам Чуянова. Читаю с бьющимся сердцем: мне дана роль аж замполита, да ещё второй страничкой за титульным листом, то есть, надо полагать, с текстом. Но второй листок пуст. Наконец меня ведут за кулисы и говорят: «Готовься. У тебя ответственная роль — мёртвого замполита. Ложись и не двигайся. Боевые товарищи на сцене будут прощаться со своим убитым замполитом». Так я какое-то время и играл в «Горьковке» живой труп, пока создатели спектакля не заменили меня на сцене бугорком. В общем, не вполне задалось у меня с ролями в местных театрах. Даже в виде недавно убитых.
— Современное российское кино не напоминает того замполита, которому все не дают встать, развернуться в полный рост? Почему, несмотря на объявленную государством политику поддержки киноиндусрии, яркие фильмы по-прежнему редкость?
— По сути государство даёт сегодня деньги на «поддержку российского кино» восьми частным кинокомпаниям. Погоду делает по-прежнему частник с его представлениями о том, что хорошо, а что плохо, что продаётся, а что нет. В итоге — господдержка есть, а талантливого, яркого кино нет. Иногда в голову даже закрадывается крамольная мысль: а может, ну его, такое «рыночное кино» — пора возрождать Госкино и чёткий госзаказ на конкретные сценарии, нравственные и исторические темы в кино, как было при Союзе?! Пока ещё есть что возрождать, пока живы и не опустили руки окончательно мастера кино, у которых нет возможности реализоваться.
— И всё-таки при случае часто любите повторять: «Я люблю родной Волгоград, но моя любовь безответная». С чем связано такое ощущение?
— С фактами и связано! Работы у меня здесь, в родном городе, нет вовсе. Много лет я проработал в «Волгоградконцерте» и в областной филармонии чтецом классики, мастером художественного слова, читал со сцены и по телевидению русскую классику от «Слова о полку Игореве» до Шукшина, объездил с концертами всю волгоградскую глубинку и регионы страны. Сквозь годы помню из своего детства в колхозе «Красный Октябрь» под Палласовкой такие реальные ситуации. Зимний или осенний вечер. В избе у моего деда, цедя махоркой, тесно набиваются земляки слушать сквозь помехи и расстояния передачу из радиоприёмника «Театр у микрофона». На неделю потом было разговоров то о судьбе Катерины из «Грозы» Островского, то о персонажах из Пушкина, Толстого. Неужели такой народ должен отвернуться от живого слова в наши дни?! А вот вам свежий пример. Снимаюсь я в сериале «Марьина роща», у меня в столице очень плотное расписание по съёмкам идёт. И вот накануне 9 Мая звонит мне из Волгограда местный режиссёр массовых мероприятий ко Дню Победы: «Петрович, было бы очень здорово, чтобы ты открыл концерт стихами какого-то нашего земляка, Луконина, например». Ну что же, дело серьёзное. Я срочно завершаю все дела в Москве, приехал домой, жду сигнала. Так и не позвонили. Вот и получается, что на работу мне приходится ездить то в Москву, то в Париж или Мадрид. Кстати, здесь, дома, в Волгограде, у меня, титулованного артиста, «закрыли» трудовую книжку и уволили из облфилармонии ещё за два года до пенсии. А когда наш самый главный чиновник от регионального Пенсионного фонда торжественно вручал мне со сцены пенсионное удостоверение, его слова тогда потрясли аудиторию: «Нашему дорогому Петру Зайченко мы назначили пожизненную пенсию в 1640 рублей». Я тогда не сдержался, ответил: «Спасибо, что пожизненную. А то могли бы и посмертно».
— И в каком обществе мы живём, по-вашему?
— А в таком, где всё перевёрнуто частенько с ног на голову. Где все торопятся разбогатеть, но становятся подчас ещё более нищими, особенно нищими духом, забывая свои корни, историю, традиции, великую нашу литературу, в общем, всё, что делает нас гражданами великой страны. Главный дефицит сегодня — дефицит совести. А ещё меня удручает, насколько по кривой спирали аналогий движется наша родная история. Представьте на минутку 90-е годы, Оренбургская область, местечко Саракташ. Идёт съёмка кинокартины «Русский бунт» по пушкинской «Капитанской дочке». В одной из сцен уральские, они же яицкие казаки, которых изображает местная массовка, лихо багрят в кадре красную рыбу из проруби. Тут на горизонте появляется мой герой , возвещая о «новом государе Петре Фёдоровиче» — Емельяне Пугачёве. И спрашивает Пьянов казаков: «Ну как живётся вам можется?». По тексту картины казаки должны были грянуть хором: «государыня жалования давно не дает». Ну а народ на морозе подогрелся и как резанёт правду-матку о современном: «В нашем колхозе три года зарплату не получаем». Вот вам и страшная аналогия в два с лишним столетия разницей. Устоим ли с такой жизнью на краю от бунта «бессмысленного да беспощадного»? Хотелось бы, конечно, чтобы спираль разогнулась, вывела нас к новым горизонтам исторического духа.
Пётр Петрович Зайченко — заслуженный артист РФ. Родился в селе Кайсацкое Сталинградской области 1 апреля 1943 года. До 1974 года — актёр Волгоградского драмтеатра имени М. Горького. Известность в кино принесла роль сержанта Ивана Пухова («Крокодилыча») в фильме «Парад планет» (1984). Один из последних фильмов актёра — «Сибирь. Монамур», в котором Пётр Зайченко сыграл главную роль. Отмечен тридцатью призами на международных и отечественных кинофестивалях.
Кем была Зина из «Диалога у телевизора»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео