Ещё
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Нуреев. Белый ворон
Биография, Драма
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Букашки 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
На Париж
Исторический, Комедия, Военный
Купить билет
Варавва
Биография, Исторический, Драма
Купить билет
Коридор бессмертия
Драма, Военный
Купить билет

Евгения Гришковца закопали в песочницу 

Игровой конкурс кинофестиваля «Окно в Европу» продолжился двумя лентами: «ЖЖ» Александра Строева и «Метель» Глеба Глебова (он же Александр Гордон). Общего между ними нет почти ничего, за исключением того факта, что их создатели поднаторели не только в режиссерской профессии.
Александр Строев выступает на публике как фронтмен рок-группы «Каникулы Гегеля», а создатель «Метели» известен в первую очередь как телеведущий. Шансов на призы, пожалуй, больше у «ЖЖ» — картину Строева стоило бы наградить хотя бы за оригинальное визуально-постановочное решение.
Фильм сделан в нарочито театральном стиле: декораций — минимум, все сцены сняты в павильоне. Условность оформления компенсирована удивительно красивым изображением — мягким, живописно-выверенным, «дышащим». Иногда выразительность визуального образа выходит на первый план, отрываясь от сюжета, изложенного весьма сумбурно.
«ЖЖ» рассказывает историю загадочной девушки Юю — ее жизнеописание (то бумажное, то электронное) читают два сотрудника «небесной канцелярии». Подростком Юю сбежала из дома, после чего потеряла память и очнулась через полгода в постели с другой девушкой — Леной…
Перед показом режиссер не без гордости отметил, что в фильме нет ни единого матерного слова (действительно редкость для конкурсной программы Выборга), и есть только один поцелуй. При этом он умолчал, что целуются женщины, а после следуют недвусмысленные (хотя и без натурализма) лесбийские ласки — как и мат, тема однополой любви стала частым атрибутом русского фестивального кино.
В «Метели», в отличие от «ЖЖ», мат есть, но смотрится лента совершенно целомудренно даже на фоне эстетского поэтического киновысказывания Александра Строева, что, впрочем, не делает ее лучше.
«Метель» — вольная фантазия на тему одноименного рассказа Льва Толстого. Действие происходит в наши дни. Главный герой — гламурный фотограф Лев Николаевич (Григорий Добрыгин). Однажды ему звонит странная бабушка. Причитая и приговаривая, она рассказывает, что няня Льва Николаевича померла, и ее надо похоронить. Лева и рад бы не ехать, но бабка совсем одна, и сама похоронить усопшую не сможет.
За указанным в титрах псевдонимом «Глеб Глебов» стоит телеведущий Александр Гордон. Именно он снимал «Метель», но после конфликта с продюсерами решил не подписываться под этой работой — счел, что фильм не удался. Поэтому в Выборге за режиссера пришлось отдуваться сопродюсеру Евгении Тирдатовой и исполнителям ролей второго плана Равшане Курковой и Леониду Мозговому. Впрочем, критиковать актеров за итоговый результат было бы несправедливо: они — то немногое хорошее, что есть в «Метели».
Фильм тяготит своей бессобытийностью. Герой попал ночью в метель, едва не умер, добрался до деревни, стал готовить похороны. Десять минут герой пилит доски для гроба, еще десять минут — разгребает снег руками… «Пили быстрее!» — кричат в зале и массово уходят, не дождавшись развязки. А ее и не будет. Зато в одной из сцен зачем-то появляются Дмитрий Быков, Ирина Хакамада и Николай Хомерики. В другой (сон Левы) мы видим Евгения Гришковца, которого дети закапывают в песочницу. Выглядит это как банальное хвастовство режиссера: смотрите, какие у меня друзья есть.
Второе — фильм поражает несостыковками: в деревне телефон не ловит, но бабушка как-то дозвонилась на мобильный Леве (а откуда номер взяла?); поехав зимой в глушь непролазную, Лева не взял шапку и не догадался заранее спланировать маршрут. Ну и так далее. Впрочем, можно сказать, что метафизическая драма не требует ответа на вопрос «Почему?». Но она требует ответ на вопрос «Зачем?». И отсутствие его — главный минус.
Фильм с похожей идеей (от столичного гламура — в зимнюю провинцию, к корням, искупать грехи) и несравненно более талантливый несколько лет назад снял Кирилл Серебренников. Назывался он «Юрьев день». Александр Гарриевич раскритиковал его в своем «Закрытом показе» в пух и прах. Видимо, фирменное высокомерие Гордона сыграло с ним злую шутку. Вот только в отличие от своего кающегося героя в провинцию Гордон не поехал, предоставив коллегам по съемочной площадке попытаться спасти в Выборге его детище. Или хотя бы достойно его похоронить.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео