Ещё
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Игрища престолов
Комедия
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Игры разумов
Биография, Детектив, Драма
Купить билет

Александр Гордон потерял лицо 

На фестивале российского кино «Окно в Европу» в Выборге совершенно с неожиданной стороны раскрылся Александр Гордон. Известный телеведущий и режиссер не только не приехал представлять свой третий фильм «Метель» по мотивам одноименного рассказа Льва Толстого, но сменил возраст, имя, биографию и потерял лицо. В титрах его фильма вместо него значится Глеб Глебов, который, согласно каталогу, рожден в 1980 году в Рязанской области, работал в рекламе и на ТВ, и «Метель» — его дебют в кино. А его фотография отсутствует вовсе.
Александр Гордон изъял свое имя и фактически открестился от картины, на которую положил почти три года работы, так и не придя к согласию с продюсером Евгением Пищальниковым. Вначале были разногласия по монтажу (режиссером монтажа стал сценарист «Метели», профессиональный режиссер Аркадий Яхнис), потом ссорились из-за невозможности переснять некоторые сцены, которые не получились. Наконец, наступил эмоциональный тупик. В какой-то момент продюсер готов был принять условия Гордона, но тот оказался непримирим. Возможно, испугавшись собственного детища, Гордон решил покинуть проект.
«Метель» снималась в то же время, что и фильм «Boxing Day» Бернарда Роуза, показанный год назад на Венецианском фестивале. Он тоже про метель и по рассказу Толстого — «Хозяин и работник». Его герои переселились в современный Лос-Анджелес, пересели с лошадей на автомобили, вооружились компьютерами и едят чипсы. В нашей «Метели» они еще и матом ругаются. Главного героя зовут Левушка, Лев Николаевич (обладатель «Серебряного медведя» Берлинале Григорий Добрыгин). Он модный фотограф. Жена у него, правда, не Софья Андреевна, а Анька. В их окружении появляются VIP-персоны — Дмитрий Быков, Евгений Гришковец, Ирина Хакамада и Николай Хомерики. Зачем? Бог весть. Гришковца дети закапывают в песочнице, другие произносят по фразе. Левушка в метель добирается в богом забытую деревню, где умерла его нянька. Чтобы проводить ее в последний путь, он едет на перекладных: на такси, потом на лошади со странными мужичками, подобными Харону, перевозящему души умерших. В занесенной снегом деревне лежит в избе мертвая старуха, причем давно, ждет Левушку. И Льву Николаевичу придется самому делать гроб, а он пилы отродясь в руках не держал. Потому пилил так долго, что кто-то в зале крикнул: «Пили быстрее, а то зрители уходят!» «Метель» для Гордона наверняка сродни тому, чем стал «Юрьев день» для Кирилла Серебренникова. Россия в снегах, где легко затеряться и пропасть, увязнуть в сугробе, многое понять про эту жизнь и уйти в небытие, словно тебя и не было. По замыслу Гордона, в финале Левушка должен был вернуться в свою тусовку и показать друзьям фотографии деревенских старух. Ничего этого не осталось.
Отдувался за содеянное на фестивале актер Леонид Мозговой, исполнивший роль мужика в зипуне, везущего Левушку в метель. Он рассказывал: «Мне хорошо работалось с Александром Гордоном. Единственное, что я, как человек не матерящийся, испытывал неловкость, произнося некоторые фразы. Бедный Гордон! Придя на озвучание, я узнал, что Саши на проекте больше нет». Продюсер в дни фестиваля был в Испании, Аркадий Яхнис в Чикаго, а Григорий Добрыгин на съемках в Канаде. Все хорошо. Претензий предъявлять не к кому. Тем более что снималась «Метель» на частные деньги и стоила 500 тысяч долларов. Вроде маленькие деньги. Но вот дебютант Сергей Кузнецов снял свой «Девилиранс» за 60 тысяч условных единиц, и мы стали свидетелями рождения по-настоящему самобытного режиссера.
В тот же день показали и еще один фильм на тему смерти — «Московские сумерки» Алены Званцовой. Герой Игоря Гордина, известный и талантливый врач, превращается в привидение и является по ночам своей семье, заводит дружбу с такими же призраками, как он сам, блуждающими по Москве. Это комедия о кризисе среднего возраста, остроумно придуманная, была хорошо принята залом, уставшим от причудливых и малопонятных режиссерских высказываний. Алена Званцова, державшая речь перед показом, говорила, что боится старости и смерти, и таким образом выразила все свои переживания по этому поводу. Понятно, что таблетки от бессмертия нет, и с этим надо жить. А несколькими часами раньше режиссер анимационного кино и худрук «Союзмультфильма» Михаил Алдашин рассказывал, что снимал свой фильм «Бессмертный», возвращаясь к детским страхам, связанным со смертью какой-нибудь соседской бабушки. Ребенку же никто не объясняет про это, и он не готов к восприятию смерти. Так и кинематографисты, как малые боязливые дети, воспринимают главное событие в жизни любого человека.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео