Ещё

Обзор кинопремьер: тайное влечение к интимным местам небесных жён Риддика 

Обзор кинопремьер: тайное влечение к интимным местам небесных жён Риддика
Фото: Ридус
Наступила осень — и прокат традиционно оживляется сверх меры, будто после отпусков все так сразу и кинутся смотреть всё подряд. Ну, может так и будет — «Риддику» во всяком случае касса гарантирована. Одновременно с ним стартуют сразу два призёра июньского «Кинотавра»: провокационная эротическая зарисовка «Интимные места» и этнографически-сексуальный альманах «Небесные жёны луговых мари». В Сочи обе картины получили ровно по три награды — посмотрим, кто кого теперь обгонит по части зрительского внимания. Ну и нельзя оставить без внимания «Тайное влечение» с  и  — уж больно сюжет соблазнителен.
США-Великобритания, реж. , в ролях: Вин Дизель, Жорди Молья, Мэтт Нэйбл, , .
Сайт фильма
Слегка забуревший Риддик предан некромонгерами и коварно брошен на пустынной планете, населённой сплошь злобными тварями. Поняв, что пришло время вновь разбудить в себе зверя, Риддик с привычным хладнокровием борется за выживание. Вскоре одиночество героя разбавляют одиннадцать охотников, прибывших сюда за его головой…
Третья часть неспешно разворачивающегося сериала не производит того оглушительного впечатления, каким в 1999-м могла похвастаться «Чёрная дыра», не воодушевляет столь мощно, как последовавшие в 2004-м «Хроники Риддика»; сравнение с ними она всё же проигрывает. Но тем не менее это достойное продолжение более чем достойной франшизы — редкий пример удачного сочетания авторского почерка и свойственной прочим (зачастую безмозглым) боевикам стопроцентной энергии. Не случайно «Риддик» на днях открывал владивостокские «Меридианы Тихого» — не просто потакая «низменным» зрительским вкусам, но и наглядно свидетельствуя: фестивальные фильмы могут быть сегодня и такими.
По концепции новый фильм ближе всего к первому — возвращение к лаконизму места действия, минимализму сюжета: испепелённая пустыня, несколько вынужденно застрявших в ней человек — и надвигающаяся во тьме жуткая нечисть. Совпадают порой даже некоторые детали — как жизненная, например, необходимость прорваться ночью сквозь жаждущую крови толпу местных обитателей, как итоговое количество выживших. От «Хроник» — разве что возросшее качество спецэффектов и предельно крутая демонстрация способности Риддика убивать парней, которые в силу сложившихся обстоятельств кажутся всем ещё хуже, чем он сам (здесь он умудряется обезглавить нахала на расстоянии и будучи скованным цепями). Плюс нечто новое, аттракцион одного актёра: первые минут двадцать (если не все полчаса) Вин Дизель тянет весь фильм без посторонней поддержки, вступая в беспощадную схватку то с тем зверем, то с этим; чистейшей воды бенефис, которого он ждал — и наконец-то дождался.
Компания, которую Дизель как продюсер подобрал своему герою, на редкость колоритная — сейчас имена этих актёров что-то говорят разве что фанатам, но у каждого сыгравшего в этом фильме определённо есть шанс закрепиться в Голливуде и не раз ещё встретиться с нами впоследствии. Похвалы достойны и придуманные создателями ленты чудища. Действие пусть и не отличается новизной, но захватывает, интригует. Картинка атмосферна, красива. Экшен присутствует. В целом «Риддик», повторюсь, хоть крыши и не сносит, но ожидания оправдывает — явно намекая, что четвёртую серию не придётся ждать столь же долго.
Россия, реж. Наташа Меркулова и , в ролях: , , , , , Алексей Чупов, .
Сайт фильма
Модный фотограф делает себе имя в искусстве, портретируя исключительно гениталии — крупным планом. Женщина-депутат днём рьяно отстаивает в  нравственность, а вечерами уединяется дома с вибратором. Молодая жена боится, как бы известие о беременности не огорчило мужа. Мужчина даёт себе зарок не пялиться больше на красоток, но воздержание приводит к неожиданному результату — начинает тянуть на всех остальных…
По большому счёту, из всех этих параллельно развивающихся ниточек бесспорное историческое значение имеет только одна — про депутата в колоритном исполнении Юлии Ауг. В своём комитете по защите нравственности она упорно запрещает эротику, позволяя при этом расчленёнку, а на обсуждении прогноза падения оной нравственности к 2020-му году мысленно представляет всех окружающих мужиков обнажёнными. И домой, домой — к любимому, как уже было сказано, инструменту. А когда тот вдруг ей «изменяет» (исключительно по причине переутомления), она бежит в магазин, едва не сходя с ума при покупке батареек, словно это и не батарейки вовсе, а запас презервативов. И случается ей однажды вступить в половой контакт не с искусственным, простите, членом, а с настоящим — и тут-то и становится ясно, в чём оно — простое бабье счастье…
Никому, наверное, ничего сверх этого объяснять не надо — в чём именно тут подкол и кто послужил для этой героини прототипом. Впрочем, тут даже не конкретное имя возникает, а сразу вся общность нынешних чиновников и депутатов — несущих порою такой бред, что поневоле задумаешься, каковы они на самом деле, продолжают ли сами во всё это верить, уединяясь в собственной спальне. И очевидно, что успех картины на «Кинотавре» — награды за лучшую женскую роль и за лучший дебют — это в первую очередь ни что иное как вызов действующей системе с её фальшивой нравственностью и изначально порочным запретом всех мыслимых, но не столь уж очевидных «пороков». Поддержав фильм как бурными аплодисментами, так и значимыми призами, профессионалы дружно прокричали «нет» сегодняшнему государственному произволу в сфере морали и культуры, сказали «да» всему разнообразию сексуальных отношений, что случаются нынче в цивилизованном мире.
Многим, правда, «Интимные места» понравились и как самостоятельное «произведение искусства», что тоже позволительно — пусть даже эта история про депутата тянет лишь на отдельную короткометражку, но никак не вытягивает весь фильм. Но давно замечено: чем похабнее картина, тем больше она нравится критикам, сразу начинающим видеть в ней не просто некий «вызов», но и подлинное «откровение», прозревающее новые, невиданные прежде пути в кинематографе. Таковые здесь намечаются первой же произнесённой с экрана фразой: «Я просто фотографирую х*и, пё**ды — или пи**ы, не знаю, как правильно» (в оригинале не запикано). Дальше — больше; многих, правда, это приводит в неописуемый восторг. Но разделять эту их радость по поводу услышанного и увиденного как-то не хочется.
Комментарий редакцииСм. также:«Эротика и национальный вопрос: хроники «Кинотавра»
Россия, реж. , в ролях: Юлия Ауг, , , , Яна Сексте, .
Сайт фильма
Окалче, Овроси, Ошалге, Оронти, Оканай, Ошаняк… 23 новеллы, сложенные в причудливый альманах о сексуальной жизни марийских женщин.
Структура фильма такова, что пересказать его в нескольких словах немыслимо — можно лишь обрисовать некий контур или выделить наиболее запомнившиеся анекдоты-байки. Например, с мертвецами: в одной истории девушки сами завлекают умерших парней на посиделки, в другой — отвергнутый влюблённый выкапывает из земли труп и мстительно отправляет его шагать по адресу бывшей подруги, в третьей покойного отца приводят в дом на праздник в качестве не хозяина, но почётного гостя. Или вот волнующие героинь вопросы полового созревания: одна девушка подчиняется веками сложившейся традиции и дует что есть сил в трубу, отмечая приход первых месячных, у другой не выросли ещё должным образом груди — и заботливая тётя особым способом обтирает племянницу, дабы быстро разрешить эту проблему. Заговоры и Традиции здесь вообще на самом первом месте, как и Природа, подчинение которой обязательно, всенепременно. Иначе — хуже будет: либо тяжёлую болезнь местные боги нашлют (за поцелуй под священной берёзой), либо интимное место вдруг начнёт верещать дикой птицей (за отказ отправить мужа на свидание с лесной бабой).
„И напридумывают же!“ — скажете вы; да, и с фантазией, и с умением перерабатывать мифы и предания на киноязык у создателей фильма — отмеченных призами «Кинотавра» сценариста и оператора Шандора Беркеши, а также, разумеется, известного выдумщика-мистификатора Алексея Федорченко — всё в порядке. Перенося давние легенды в современные города и посёлки, они мастерски стирают грань между реальностью и сказкой, вызывая как неподдельное удивление, так и искреннее уважение — кроме них так делать у нас сегодня, кажется, никто не умеет.
Впрочем, оценят это далеко не все — и дело не только в весьма ограниченном (или крайне выборочном, смотря как посмотреть) прокате. «Небесные жёны» при всех своих плюсах (пусть и не всегда очевидных) — это то, что называется «кино не для всех». В полный восторг от фильма придут, скорее всего, лишь самые рьяные ценители то ли «авторского», то ли «народного» (в буквальном понимании этого слова) искусства; для остальных же эти полтора часа могут оказаться непереносимым испытанием. Ведь что ни говори — зрелище не просто своеобразное, но специфическое, может и огорошить. Однако тем, кто принял некогда «Овсянки», объяснять ничего не надо: пережили тот фильм — переживут и этот.
Комментарий редакцииСм. также:„Авторы на сладкое: хроники «Кинотавра»
Франция-Австралия, реж. Энн Фонтейн, в ролях: Наоми Уоттс, Робин Райт, Ксавье Сэмюэл, .
Сайт фильма
Две с детства знакомые подруги, которых в иные (но не в наши) времена назвали бы уже женщинами бальзаковского возраста, понимают, что в сорок лет жизнь только начинается — и влюбляются. Но не абы в кого, а каждая — в сына приятельницы. Такой вот получается любовный квадрат — разумеется, тайный.
Сюжета и имён исполнительниц главных ролей, в принципе, вполне достаточно, чтобы понять: этот фильм имеет смысл хотя бы одним глазком, но посмотреть. Дополнительные бонусы: литературная основа , лауреата Нобелевской премии 2007-го года, сценарная адаптация , получившего «Оскара» за «Опасные связи», режиссура Энн Фонтейн, известной своими лентами «Коко до Шанель» и «Натали». А также — невероятные красоты австралийского побережья, не в каждой картине такое увидишь. Каким бы не был результат — соблазнов тут хватает, чтобы не обратить на возможные минусы внимания.
Видео дня. Чего стоила Михалкову роль в «Жестоком романсе»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео