Ещё
Люди в черном: Интернэшнл
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Игра
Триллер
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Люди Икс: Тёмный феникс
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Ма
Триллер, Ужасы
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Боль и слава
Драма
Купить билет
Годзилла 2: Король монстров
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
Рокетмен
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Донбасс. Окраина
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Обитель страха
Вестерн, Ужасы
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Куриоса
Исторический, Мелодрама
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет

Кира Муратова: жизнь для меня не существует отдельно от кино 

Новая картина знаменитого режиссера Киры Муратовой «Вечное возвращение» в четверг выходит в российский прокат. Фильм рассказывает историю бывших однокурсников — мужчины и женщины. Они не встречались много лет, жили в разных городах. Случайно оказавшись в командировке в городе, где живет его однокурсница, мужчина приходит к ней за советом: что делать, если он любит двух женщин? В картине одна и та же сцена исполняется разными парами актеров, в числе которых Рената Литвинова, Сергей Маковецкий, Олег Табаков, Алла Демидова, Наталья Бузько и Виталий Линецкий. О своей новой работе, термине «вечное возвращение» и взаимосвязи кино и жизни Кира Муратова рассказала корреспонденту РИА Новости Марии Токмашевой.
— Кира Георгиевна, ваш фильм от начала работы над ним и до выхода в прокат сменил несколько названий. Изначально он назывался «Кинопробы», потом в прессе фигурировало название «Однокурсники» и «Кинопробы. Вечное возвращение». Почему вы в итоге решили назвать его просто «Вечное возвращение»?
— «Кинопробы» — это слишком узко, слишком конкретно. Он назывался и «Однокурсники» тоже. Но и это мне казалось слишком узким. Мне просто нравится такое сочетание слов — «вечное возвращение». Тут много причин. Во-первых, люблю, чтобы в названии было что-то не совсем внятное, не совсем понятное, что-то куда-то уводящее, что-то даже, я бы сказала, загадочное. Иногда это не получается, но я стараюсь. А во-вторых, когда-то в детстве я жила в Румынии и смотрела французский фильм режиссера Жана Деланнуа по сценарию Жана Кокто. Тот фильм совсем другой — это история Тристана и Изольды. Я не знаю, был ли он показан в России или нет. В интернете его можно найти, наверное, если кто интересуется. Этот фильм назывался «Вечное возвращение» — L'éternel retour. Тогда в детстве он мне очень нравился, и особенно мне нравилось это сочетание слов. Мне показалось, что оно подходит к моему фильму, — это название, которое мне вспомнилось и которое я решила повторить. Потому что это вечное возвращение сюжетов. Как Томас Манн пишет, как другие писатели и философы. Многие были увлечены этим термином — вечное возвращение. Как возвращающиеся сказки, сюжеты, легенды, мифы, просто темы литературные как они вечно повторяются. Это вечное возвращение сюжетов, которые разными авторами, разными народами, разными временами трактуются заново. Вот и здесь происходит такое повторение, но только с разными исполнителями, с разными актерами. Немножко меняется текст всегда. У каждой пары есть своя «темочка», изюминка.
— Своя речевая интерпретация текста.
— Да, это другие люди! Еще такой закон симметрии-асимметрии, когда долго идет симметрично, а потом раз и маленькая асимметрия — это как-то приятно. Или наоборот: асимметрия, ассиметрия, а потом симметрия. Но это все повторение — это вечное повторение или вечное возвращение. Вот такова история термина, который для меня одновременно очень поэтично звучит, потому что он из моего детства, подернут какой-то дымкой, когда я там — в Румынии — ходила в кинотеатры и смотрела заграничные фильмы.
— Можно ли сказать, что в этом фильме не только возвращение в искусстве, в философии, но и в жизни?
— Конечно, это жизнь.
— Не только сложный процесс съемок, вечный поиск инвесторов для нового фильма, повторение дублей, только кино?
— Что значит только кино? Это и есть только кино. Для меня размышления о жизни — это и есть кино. Кино — это и есть размышления о жизни. Жизнь для меня вообще не существует отдельно. Это все вместе здесь и всюду. Я не понимаю такого разделения. Как начинают тебя спрашивать: а вы сердцем или головой делаете? Елки-палки. Значит у меня сердце в голове! Что это за странность такая?!
— А последняя сцена, где происходит разговор продюсера с потенциальным спонсором фильма, появилась случайно, вследствие сложного съемочного процесса, или изначально была прописана в сценарии?
— Ну как может что-то появиться случайно? Случайной можно назвать мысль, которая приходит в голову. Конечно, она приходит случайно. В сценарии все было до момента, когда инвестор говорит: «Сколько нужно денег на кино, на картину. Не на призрак на диване, а на кино? Сколько нужно? Денег?». В это время наш продюсер Олег Кохан держал нас в таком положении, что нет денег на завершение картины. А он очень хотел сниматься как актер. Мы решили, что надо его снять в нашем кино и тогда он, может быть, будет более рьяно искать деньги, и мы закончим фильм, что у него появится личный актерский опыт. И мы хотели его снимать в роли продюсера. Но он такой странный был. Сниматься хотел, но он живет в Киеве, а мы — в Одессе, а ему надо было приехать на репетицию и порепетировать несколько раз, чтобы мы поняли, сможет ли он сыграть эту роль. Он не приезжал, все время был занят и тогда мы стали снимать в этой роли Антона Муратова, потому что время шло. Кохан говорил: «А как я?». И тогда мы стали думать, что же делать с ним. И Женя Голубенко (там это в титрах написано все) написал сцену под названием «Розыгрыш». Поэтому и фильм кончается веселее, потому что деньги нашли. Вот эту маленькую сценку Кохан сыграл — и тогда стало понятно, что ту бы — большую роль — он бы не сыграл.
— Сам сценарий вы писали под конкретных актеров?
— У меня была короткометражка, потом я из нее сделала «Вечное возвращение», придумала такой сценарий, потом стала пробовать разных актеров.
— В картине очень много актеров, с которыми вы в разное время работали.
— Ну да. Есть те, с кем я работала, но есть и те, с которыми я не работала. Многие репетировали-репетировали и отпали, другие даже снялись и отпали.
— Во время процесса съемок было что-то похожее на показанную в фильме ситуацию? Может быть, вам приходилось много раз «прогонять» одну и ту же сцену, или наоборот первая репетиция в итоге вошла в конечный вариант фильма.
— Нет. Это разговор только в кино. Так не бывает! Репетиция — это репетиция. А съемки — это съемки. Ставится свет, размечается мизансцена. Это будет просто не резко, если так вообще снимать.
— Уже на второй вашей картине композитором выступает Земфира Рамазанова.
— Да, я очень люблю ее песни. Не то, что я с ней работаю, я с ней даже и не встречаюсь. Я была на ее концерте. На меня сильное впечатление произвело, когда она вдруг вышла и спела арию Герцога. Мне показалось это так свежо, так странно, я подумала, что надо это где-то обязательно использовать. А здесь это подошло. Я обратилась к ней через е-мэйл, чтобы она прислала записи, она прислала.
— На московской премьере фильма вы сказали, что «Вечное возвращение» — ваша 17 картина, включая короткометражные работы, и что «по-своему это тупиковый фильм». Вы планируете еще снимать кино?
— Знаете, очень много тут сплетается вещей, включая здоровье. Вот и все. Мне нужно придумать что-то такое, что мое здоровье позволит мне снимать. Вот этот фильм мое здоровье позволило мне снимать. Он весь павильонный, что гораздо легче. А это трудно придумать фильм, в котором не было бы много объектов, ночных смен, переездов и очень сильной физической усталости, которая всегда бывает в кино.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео