Ещё
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Люди в черном: Интернэшнл
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Люди Икс: Тёмный феникс
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Игра
Триллер
Купить билет
Ма
Триллер, Ужасы
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Годзилла 2: Король монстров
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Боль и слава
Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Донбасс. Окраина
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Рокетмен
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Обитель страха
Вестерн, Ужасы
Купить билет
Куриоса
Исторический, Мелодрама
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дылда
Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет

Чудовища и куртизанки 

Впервые я приехал в Рим в советском 1990 году — на конгресс Радикальной партии, основанной философом Марком Панеллой. Это было самое странное политическое мероприятие, в котором мне довелось участвовать. Радикальная партия поднимала радикальные вопросы — социальной защиты проституции, легализации наркотиков и прав ЛГБТ, тогда еще не таких железобетонных и вообще не добравшихся до этой аббревиатуры. Не существовало и слова «трансгендеры», но трансвеститы и транссексуалы не только присутствовали на конгрессе, но даже образовали свою фракцию в Радикальной партии, дружно сидели на одном ряду, а после заседаний выстраивались перед зданием, где проходил конгресс, и предлагали сексуальные услуги полицейским. Карабинеры, охранявшие съезд, разбирали делегатов на ночь. Лицом Радикальной партии была порнозвезда Чиччолина, тогда еще не вышедшая замуж за Джеффа Кунса. Ее сопровождали толпы поклонников, в том числе неизвестно откуда взявшийся арабский шейх, который занудно требовал, чтобы Чиччолина оставила автограф на стодолларовой купюре. В общем, мои горизонты, в ту пору слегка прижатые советскими скрепками, сильно раздвинулись.
Сейчас на Римском кинофестивале я не раз вспоминал тот давний Радикальный конгресс; даже, кажется, видел в очереди на мировую премьеру «Сталинграда» слегка постаревшую Чиччолину. За эти годы постарела и сама Италия: стало гораздо меньше «светлячков», об исчезновении которых в 1975 году писал Пазолини. Он говорил, что народная культура замещается фальшивыми ценностями консюмеризма, за которым скрывается новый фашизм. Венсан Дьетр в фильме «Раненый Роланд» путешествует по Сицилии с книгой Жоржа Диди-Юбермана «Выживание светлячков»: ответ французского философа убитому 30 лет назад Пазолини. Дьетр расспрашивает встречных о несчастьях итальянской культуры и сразу называет имя главного злодея — Сильвио Берлускони. Его медиаимперия совершила то, чего не удалось сделать фашистам при Муссолини: поменять систему ценностей, посадив на трон потребительскую пошлость. Собеседники Дьетра размышляют о берлусконизации итальянской души, о том, что изгнать дьявола уже не удастся.
Хотя Берлускони — северянин, Сицилия его поддерживает: точнее, поддерживает мафия, по-прежнему обладающая огромной властью. Венсан Дьетр рассказывает о своем сицилийском приятеле: он организовал бесплатную детскую театральную студию, но к нему пришли мафиозные люди и потребовали все свернуть: «нам тут слишком умные дети не нужны». Сюжет прямо из книги Стругацких «Трудно быть богом» о мерзкой планете, где истребляют книгочеев.
Римский фестиваль 2013 года останется в истории российского кино благодаря премьере фильма Алексея Германа по книге Стругацких — фильма, который создавался 45 лет, поскольку первая версия сценария была написана в 1968 году: тогда советские цензоры испугались, что «черный орден», хозяйничающий в Арканаре, напомнит зрителям о подавлении пражской весны. Съемки начались уже в новом веке, когда шестидесятнического оптимизма не осталось: у Стругацких Румата прилетает на хищную средневековую планету из земного коммунизма, сейчас он является из неопределенного облака гуманности, но мало-помалу начинает выть с безжалостными волками.
Михаил Ефремов пишет картину: полуголый