Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Эбигейл
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет

Али Хамраев: «Все мое поколение кинематографистов Узбекистана — выпускники ВГИКа» 

Есть такое выражение в русском языке: «Съесть с кем-то вместе пуд соли». Так говорят о ком-то, кого давно и хорошо знают, о ком-то близком, о ком-то, кого понимают и кому доверяют. В этом смысле можно с уверенностью сказать, что россияне и узбекистанцы на протяжении долгой совместной истории съели вместе не один пуд соли. И наше общее прошлое, опыт совместного развития и взаимного обогащения культур — это наше совместное достояние, ценность которого хорошо понимают люди в обеих странах.
В гостях у нашей программы выдающийся представитель национального кинематографа Узбекистана, кинорежиссер, драматург, лауреат премий международных кинофестивалей . Мы говорим о формировании узбекистанского кино, об учителях и мастерах, о кинематографическом братстве. И начинаем разговор с первого, еще довоенного, поколения национальных кинематографистов, к которому принадлежал и отец нашего собеседника.
Хамраев: «Мой отец Эргаш Хамраев закончил институт искусства в Ленинграде, стал профессиональным актером и профессиональным кинодраматургом. Он являлся представителем первой волны национальных кинематографистов Узбекистана. Он ушел на фронт и погиб в 1942 году.
Я сейчас работаю над документальным фильмом „Я тебя не забыл“ об отце и его поколении. Поколение было удивительным: художники, композиторы, писатели, драматурги, ученые, актеры театра и кино. Они все учились в Москве, Ленинграде, Киеве. Это были первые национальные кадры. Был такой призыв — готовить кадры.
Это удивительное поколение людей, которые потом стали основой нынешней культуры, искусства, литературы республик Центральной Азии. Это золотой фонд. Национальная кинематографическая школа Узбекистана была создана под руководством режиссеров, драматургов, актеров, которые приехали из Ленинграда и Москвы».
А кто, с вашей точки зрения, оказал наибольшее влияние на формирование узбекского национального кинематографа?
Хамраев: «Из россиян — , безусловно. Это великий режиссер, классик мирового и российского кино. Он снял шедевр кинематографа — фильм „Насреддин в Бухаре“ — в Ташкенте в 1943 году. Главную роль сыграл , также в фильме снимались и многие другие актеры. У него работала ассистентами большая группа кинематографистов, которые стали потом мастерами узбекского кино.
В общем-то, это сыграло большую роль. „Человек № 217“ снимал в Узбекистане, снимал »", Калатозов, Герасимов монтировали картину «Оборона Ленинграда». Это все колоссальные мастера. Они оказали удивительное влияние".
После войны, в эпоху «оттепели» конца 50-х — начала 60-х годов, выпускники ВГИКа сформировали новую волну многонационального кино большой страны. К этому поколению принадлежит и наш собеседник Али Хамраев, и многие его коллеги — известные мастера национального кино Узбекистана.
Хамраев: «Мы же все, шестидесятники, — , Ильер Ишмухамедов, Одельша Агишев, , , я — мы все вгиковцы. Мы учились у великих мастеров. Я учился у Льва Григорьевича Рошаля и Юрия Геника, это мои мастера, я никогда их не забуду. Они меня, мальчишку, хулигана, с пыльных улиц Ташкента буквально брали за чуб и окунали в самые лучшие достижения мирового и российского кино: смотри, учись, впитывай. Они — мои учителя.
Кроме того, они познакомили меня с ними. Когда меня спрашивают, кто ваши учителя, я говорю: », Юрий Геника". Но кроме этого, мои учителя: , Михаил Ромм, , , Леонид Луков, , , , Микеланджело Антониони, Федерико Феллини, . Благодаря тому, что я закончил русскую школу и свободно владею русским языком, не забывая свой узбекский язык, я окунулся в мировую культуру, в мировую литературу.
Когда я приезжаю за границу, я не стесняюсь, что плохо знаю английский. Но русский язык мы знали в совершенстве. Мы на нем читали Достоевского, Толстого, Чехова, Гоголя, Куприна, Тургенева, Герцена. Поразительно, что сегодня все больше и больше узбекских семей старается устроить своих детей учиться в русскоязычные школы. И ничего в этом плохого нет.
Когда вы приезжаете в Узбекистан, с вами везде могут свободно разговаривать по-русски. Не как в Прибалтике, когда сквозь зубы будут с вами говорить по-русски или скажут: «Я не понимаю и не говорю по-русски». Кончились те времена, когда 20 лет назад вдруг эта волна нехорошего, махрового национализма захлестнула Среднюю Азию и Узбекистан. Я как-то приехал в Ташкент, включил телевизор и услышал, как президент обращался к своему народу: «Что вы делаете? Русский народ — это близкие нам люди, это наши братья». И эту волну удалось погасить.
Есть, конечно, еще какие-то элементы, но все равно жизнь берет свое, и от этого никуда не денешься. И сегодня все равно молодежь из Узбекистана едет учиться в Москву, они овладевают профессией кинематографиста. Они с удовольствием ездят в Москву на премьеры своих фильмов, на кинофестивали".
Знаменитый ВГИК, прославленная школа, готовившая работников кино для всех республик большой страны, не просто воспитывал кадры — он формировал многонациональное вгиковское братство. И это такая важная вещь, о которой тоже стоит сегодня вспомнить.
Хамраев: «Тарковский очень тяжело жил, нуждался. Когда мы встречались, я, чувствуя, что он на жуткой мели, говорил ему: „Андрей, выбери 10 дней, приезжай в Узбекистан. Тебя здесь любят. Повезу тебя в Самарканд, Бухару, Ташкенте. Здесь много институтов, университет. Покажешь свои фильмы. Приезжай“. Я его вытаскивал раз в два-три года.
Иногда звонит: „Как дела? Как там твоя прекрасная теща?“ Он бывал, ел лагман у моей тещи. И я его переправлял. Ребята из постпредства Узбекистана на „Волге“ подвозили его прямо к трапу самолета. Он садился. Через 3,5 часа в Ташкенте. В Политехническом институте показываем фильм. Вопросы, ответы.
Тарковский даже написал сценарий для режиссера Загида Сабитова „Берегись! Змеи!“. Детектив написал — надо же было как-то зарабатывать. Он еще был консультантом, консультировал сценарии, был художественным руководителем фильма „Красные пески“. Кроме него приезжали и очень активно сотрудничали , автор сценария „Ташкент — город хлебный“, , который с Андроном написали сценарий фильма „Седьмая пуля“, который в 1972 году мне удалось поставить.
Я могу бесконечно перечислять фамилии. писал для нашей студии сценарии. Гена Шпаликов приезжал, помогал. приезжала, помогала лично мне по фильму „Триптих“ и по фильму „Без страха“, писала диалоги, помогала в монтаже. Большой отряд русских кинематографистов приезжал периодически в Ташкент. И это было просто замечательно.
Я помню, приехал мосфильмовский оператор Юра Клименко на фильм „Человек уходит за птицами“. Я с трудом пробил его оператором. Мне директор студии говорил: „У меня 20 узбеков операторов, бери любого. Зачем ты зовешь какого-то Клименко?“ Я ответил: „Это замечательный мастер. Он работал с Параджановым. Это великий художник. Я не смогу снять эту картину без гениального оператора“. И я пробил Клименко.
А когда мы сдавали фильм, директор киностудии объявил: собрать всех операторов „Узбекфильма“, я лично покажу им этот фильм. И он показал им этот фильм. Когда зажегся свет в директорском кинозале, он спросил операторов: „Кто снимал этот фильм?“ — »". — «Нет, я вас спрашиваю, кто он по национальности? Откуда он?» — «Он из России». — «Нет, вы ошибаетесь. Он — узбек! Как он снял Узбекистан! Как он снял людей! Он приехал к нам из России и снял как узбек!» Это была самая высокая оценка мастерства".
Убийцу советской актрисы так и не нашли
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров