Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Комната желаний
Комната желаний
Детектив, Фантастика, Драма
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Между нами музыка
Между нами музыка
Мелодрама, Музыкальный
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет

Реальные истории. Неформатное кино поддержки не имеет 

 — молодой автор, финалист и лауреат театральных конкурсов. В этом году пьеса Маши «Божий медведь» заняла второе место на престижном Международном конкурсе современной драматургии «Свободный театр».
А совсем недавно в ростовском театре «18+» прошёл показ документального фильма «Пятнадцать», который девушка сняла по своему сценарию.
Между нами, девочками
— Прежде всего тебя, сценариста и режиссёра в одном лице, можно поздравить с премьерой. Но почему вдруг кино?
— Я пока ещё не заслужила этих званий. За то, что попала в киношный мир, спасибо , известному столичному режиссёру родом из Ростова-на-Дону. С ним и , ростовским драматургом, мы делали сериал «Местные новости», несколько серий потом показали по Центральному ТВ. Кино и театр — вещи, принципиально разные. Я семь лет занималась драматургией и решила попробовать себя в кинематографе, училась в Московской школе нового кино, которой руководит известный режиссёр . Новое кино — это тоже реальные судьбы людей, с которыми я привыкла работать, но плёнка в отличие от сцены даёт больше возможностей, потому что ты не ограничен пространством театра. А идея «Пятнадцати» родилась, когда посмотрела французский документальный фильм «Гитлер? Не знаю такого». В нём одиннадцать парней и девушек перед камерой рассуждают о жизни. По сути все полтора часа в кадре только говорящие головы, но даже сегодня, в век экшена, оторваться от фильма невозможно.
— В твоём фильме снялись пять обычных ростовских школьниц, которые, не стесняясь камеры, рассказали о самом сокровенном. Где ты их нашла?
— До этого они участвовали в проекте «Театр + общество»: одиннадцать обычных подростков учились писать пьесы, и потом ставила их в театре «18+». Среди прочих ребят я заметила пять девочек и подумала, что из их совершенно разных историй может получиться кино. Изначально не было чётко сформулированной идеи, и я даже не представляла, о чём мы будем говорить. Диалог получился сам собой. С каждой мы общались с глазу на глаз в пустом зале театра «18+», при свете единственной рампы, в атмосфере какой-то исповедальности. Девочки сами заводили разговор о том, что их тревожит — смерть близкого, развод родителей, недовольство своей фигурой, отношения с мальчиками, плохие компании. Помню, как Геля вспомнила про то, как умер папа, и расплакалась. Я даже растерялась на мгновение, захотела успокоить её, выключить камеру, но продолжила снимать и говорить с человеком о том, что у него болит.
В итоге вырисовалась целая палитра судеб совершенно разных девочек — пяти современных типажей. Это рефлексирующая и чувственная Геля Чирвина, маленький ребёнок Мира Печёнкина, сильная «хардкор» девушка Юля Косинская, харизматичный лидер Саша Зуева и Ксеня Зуева-Калашникова, у которой есть ответы на все вопросы. Они, конечно, совсем юные ещё, но очень по-взрослому рассуждают о болевых точках нашего общества. Вот Юля говорит: «Сейчас много людей, которые вроде бы с тобой, а вроде и нет. Дружба, любовь — всё стало временным явлением».
— Ты говорила, что главная героиня драмы «Слышишь?», которая заняла первое место на Всероссийском конкурсе «Дебют», — это ты сама. А в фильме много личного?
— И да и нет. Общее есть, но этот фильм про них, не про меня. Я сама пережила нечто подобное. Родители разошлись, и до пятнадцати лет мы не общались с папой, а потом мама умерла от онкологии. Пьеса, которая изначально называлась «Мама, ты меня слышишь?», об этом. Я не знала, как жить после потери близкого человека, и ответов на многие вопросы, которые задают себе сегодняшние пятнадцатилетние девчонки, тоже не было. Именно поэтому я чувствовала, когда они говорят правду, а когда сами не понимают, где она, поняла логику их поступков и рассуждений. Для меня кино — это поиск правды, и после показа, взглянув на себя как бы со стороны, девочки на многое стали смотреть по-другому. Саша ушла из плохой компании, Геля сблизилась с мамой, у Миры появился мальчик. Очень интересно посмотреть, какими они будут лет через десять…
Не по сюжету
— Не секрет, что кино — удовольствие дорогое. Где ты нашла деньги на съёмки первого фильма?
— Я купила самую обычную б/у камеру по объявлению за 8 тысяч рублей на свои деньги и снимала тоже сама. Расходы и помощь с монтажом взял на себя ростовский видеооператор Яков Барнагян-Богатырёв: фильм склеивали из 17 часов беседы и дополнительных сцен. Конечно, многое зависит от автора, но есть вещи, которые нельзя снимать на коленке. Чтобы получилось не просто видео, а кино. Нужны дорогое оборудование, оптика. А у меня не было даже специальной петлички для записи звука. Но в Ростове, к сожалению, пока не нахожу энтузиастов, которых бы заинтересовало некоммерческое кино. И у меня нет спонсоров, а чиновникам от культуры не нужно ничего, кроме ура-патриотизма. И это проблема не только Ростова. Мы с Дмитрием Мамулия написали сценарий для кинокартины про жёлтый дом «Лес», подали заявку в Госкино. По сюжету в стационар для душевнобольных устраивается молодая медсестра. Она влюбляется в одного пациента, и затем они вместе сбегают в лес. Дмитрий хотел снимать в реальной питерской психиатрической больнице, где, кроме двух главных героев, все персонажи — настоящие пациенты. Здесь же когда-то снимал . Но в Госкино нам отказали по совершенно формальной причине. Более того, главврач больницы, который сначала загорелся идеей съёмок, тоже внезапно передумал. Мы не собирались критиковать условия содержания пациентов и поливать кого-то грязью. Нам просто нужны были соответствующая атмосфера, лица больных, чтобы снять реальные кадры. Фильмом даже заинтересовался , именитый немецкий оператор и режиссёр. Сказал, что готов снимать хоть бесплатно, но у фильма нет даже минимального бюджета, чтобы заплатить актёрам, взять в аренду профессиональную камеру, звук…
Живые мертвецы
— Вопрос ещё и в том, где такое кино показывать…
— Это фильмы, которое вряд ли можно будет увидеть где-то, кроме фестивалей и Интернета. «Пятнадцать», к примеру, был отправлен на открытый фестиваль авторского документального кино «Артдокфест» в Москву, на международный женский кинофестиваль «Кин» в Ереван. Когда сделаем иностранные субтитры, можно будет отправить фильм и в другие страны.
Канул в Лету «Буревестник», единственный ростовский кинотеатр, где когда-то показывали документалистику. А нынешние продюсеры не занимаются продвижением того, что не приносит денег: «в тренде» сегодня глянец. Люди хотят смотреть на красивую картинку об успешной жизни. Это, увы, закономерно в обществе потребления, когда во главе угла дорогие машины, одежда и «айфоны». Недаром в современном кинематографе актуальна тема зомби: люди превращаются в успешных и позитивных ходячих мертвецов, которые не знают ни боли, ни любви.
Многие мои тексты после фестивалей уходят в стол. И это вообще не приносит денег. Мне предлагали хорошо оплачиваемую работу — придумать сценарий для передачи о «бабке», которая якобы обладает даром помогать больным. Но я не смогла взять на себя ответственность за эту ложь, ведь кто-то в неё поверит и понесёт последние деньги колдуну-шарлатану. А ещё предлагали сделать сценарий комедийного сериала. По сюжету мужчина и женщина… убивают друг друга, и зрителю должно быть весело. За сценарий каждой серии платили бы 30 — 35 тысяч рублей. Но я не представляю, как смерть может быть смешной. Лучше уж мыть полы или газеты разносить. Серьёзно, если в ближайшее время я не найду деньги на свой первый игровой фильм, то пойду работать официанткой или уборщицей — всё равно.
— Но невольно напрашивается вопрос, как быть дальше.
— Не опускать рук. Никому раньше неизвестная из Краснодара, фактически моя ровесница, нашла продюсера, который каким-то чудом достал ей 400 тысяч частных инвестиций на первый художественный фильм «Комбинат „Надежда“». По меркам кино это не так уж и много, но я знаю, что от неё точно так же отмахивались и чиновники, и продюсеры. В итоге фильм отметили на «Кинотавре»: критики сказали, что картина достойна победы. И теперь уже перед Натальей открыты все дороги.
Убийцу советской актрисы так и не нашли
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров