Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Эбигейл
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет

«Koktebel Jazz Party — стал международным культурным событием» 

В Коктебеле состоялся фестиваль Koktebel Jazz Party, завершивший сезон летних джазовых фестивалей. По окончании фестиваля, генеральный директор агентства «Россия сегодня», политический обозреватель и ТВ-ведущий рассказал корреспонденту «Известий» о том, как как начиналась и как продолжится «новая история» джаза в Крыму.
— Не все знают, что идея проведения первого джазового фестиваля, который состоялся в 2003 в Коктебеле, принадлежит вам, и сам фестиваль носил меценатский характер.
— В тот год исполнилось 100 лет со дня строительства дома-музея Волошина, ставшего символом российского Серебряного века в Крыму. И, хотя сам Макс Волошин говорил, что у него нет ни капли русской крови, он, тем не менее, все-таки, достояние русской культуры и внутренне он был русским человеком. Надо было видеть этот многострадальный поселок Коктебель, который в советские времена переименовали в Планерское. Вместо песка и гранита на пляже и набережной (которые, вероятно, украли) насыпали гравий. После шторма там возникала белая полоска на мутной воде. Дом Волошина застроили и прокоптили шашлычными-шаурмичными. Закрыли от моря. Практически дом пережил экологическую катастрофу.
Я в то время вел программу на украинском ICTV, получил премии «Телетриумф» и «Золотое перо». Входил в сотню самых влиятельных людей на Украине. Однажды мой друг сказал — «Поехали в Коктебель, посмотрим — может, землю себе купим». Тогда мне идея не очень понравилась. Я себя комфортнее на Севере всегда ощущал — на Кольском, в Архангельске, Нарьян-Маре, Карелии. А он мне — «Крым — культовое место». Мы тогда с Виктором очень дружили, да и сейчас дружим, разница во взглядах нам не мешает. Глава тогдашнего поселкового совета Александр Николаевич Булыга к 100–летию Волошина срубил все эти шашлычные, но денег на то, чтобы отреставрировать площадь, а нужно было 100 тыс. долларов, у него не было. Говорю — «Хорошо я вам дам 100 тысяч, но никаких фондов открывать не будем и все переведем через казначейство. Только вы ничего не украдете, иначе вас посадят в тюрьму, потому что я лично обращусь к прокурору». Он мне дал честное слово.
— У вас были такие деньги на ремонт дома Волошина?!
— Конечно, не было, это — астрономическая сумма! Я стал их собирать, обращаясь к известным людям. Одним из них оказался , в то время глава «Укрнафта». Он был расположен к гуманитарному сектору. Сейчас он —губернатор Одесской области. Мы летели с ним в одном самолете и разговорились. Он говорит — «Я половину дам!». Обратился к  на тот момент первому помощнику Президента Кучмы — тот дал 20 тыс. Попросил у Анатолия Кирилловича — бывшего премьер-министра Украины, на тот момент главы Партии промышленников и предпринимателей— он тоже дал 20 тыс. Потом банкир дал 10 тыс. За ужином в кафе предложил сделать доброе дело, и он тоже дал 10 тысяч. Имена этих людей мы выбили на гранитной табличке: «, Петр Порошенко, Игорь Палица, Сергей Тигипко, Сергей Левочкин. При благородном участии этих граждан Украины построена площадь у Дома поэта, 2003».
— Но если деньги были собраны, зачем понадобился еще и джазовый фестиваль?
— Крым неспешный. Когда стали мостить площадь перед домом Волошина, строители сильно затягивали процесс. Как их поторопить — сообщить, что скоро сентябрь и столетие поэта Макса Волошина приближается? Вряд ли им это что-то скажет. Тогда я заявил, что буду проводить там джазовый фестиваль. Это было первое, что пришло в голову. Я ничем подобным раньше не занимался.
Пригласил своего друга Володю Соляника — джазового пианиста, его еще называют «Самые быстрые пальцы Украины». К нам присоединился крымско-татарский гитарист-виртуоз . Нашли еще нескольких дружественных музыкантов. Вот вам и джазовый фестиваль, и так я стал его основателем. Это был первый фестиваль, потом захотели еще, так родился Jazz Koktebel Party.
— Но фестиваль вы после этого не оставили и даже поселились в Коктебеле. Чем он вам — человеку европейского склада, оказался так мил?
—Я не любитель ездить по курортам, а Коктебель — это территория свободы, где можно заниматься чем угодно — восстанавливать дом Волошина, делать джазовый фестиваль, выращивать виноград, ходить на этюды, по морю ходить на резиновой лодке, рыбу ловить — я там таскаю акул и скатов с 50 метровой глубины. Не говоря уж о том, что место четырех ландшафтов — лес, степь, море и горы. Уникальное место! У Коктебеля крупный международный потенциал, и он себя покажет. Может быть, там возникнет крупный международный юношеский лагерь вроде «Тавриды». Первое время мы жили в палатке у подножия Кара-Дага.
— Но джазовый фестиваль, наверное, делать интереснее всего?
— Мы три года делали фестиваль на одном азарте — сшили тент под которым проводили джазовые джэмы. Все было романтично и прекрасно, и фестиваль стал развиваться. Это еще и заслуга моих друзей Лилии и Кирилла Млинарич, Кирилла Вышинского, Владимира Соляника. Когда фестиваль уже начал жить без меня, я иногда просто прилетал на мероприятие как отец—основатель. Постепенно фестиваль из джазового превратился в world music. Я как мог помогал со спонсорами, не считая его чужим.
— В этом году вы все-таки вернулись и снова в роли главы-организатора. Обстоятельства оказались выше вас?
— Почти сразу после воссоединения Крыма с Россией мы перезванивались с Лилей, я спрашивал — будут ли делать фестиваль? Поначалу никаких противопоказаний не было. Все-таки, когда я делал те, первые фестиваля, я тоже был в Крыму иностранцем, а Крым гостеприимен. Предлагал помочь, чем могу, все-таки сейчас возможности уже другие. Но на Украине приняли закон об оккупированных территориях, лишивший моих друзей возможности делать фестиваль. Мы с Лилей решили, что в любом случае оставить Коктебель без джаза — нельзя. Была Украина — был фестиваль. Нет Украины, есть Россия — нет фестиваля? Надо делать!
Времени было очень мало, а переговоры продолжались до мая. Одним из вариантов было — я найду финансирование, а мои украинские друзья поставят свою сцену. Политика — политикой, но есть человеческие отношения, и они зависят только от нас. В результате работать вместе не получилось, хотя Лиля сама придумала нам название — Jazz Koktebel Party. На этом и согласились.
— В Коктебеле ваш фестиваль — уже третий в этом сезоне. Вам не кажется, что многовато для курортной публики, к этой музыке не приученной?
— Джаз уже прилип к Коктебелю. Это нормальное богемное место, и джаз как богемная честная музыка там абсолютно уместен. Его нельзя играть «под фанеру». Джаз требует полета мысли, и это то, что действительно обогащает наше общество. Джаз интернационален. Это наша музыка, которая соответствует богатству русской души, имеющей сильное фантазийное начало. Есть, конечно, и более массовая музыка, но мы не стремимся к массовой культуре и попсе. Попсу можно услышать везде. Шансон лезет из всех щелей. Но это все зовет вниз, а мы зовем вверх! Поэтому когда сейчас к нам приехала публика в «джазовых» пиджаках и галстуках, то это была публика совсем другого рода, чем приезжала в последнее время в Коктебель. Меня вначале это насторожило, а потом я решил, что так и должно быть. Это люди более старшего возраста, и это люди, которые умеют себя вести. У них высокая эстетическая планка, это те, кто смог оценить уровень приглашенных артистов, уровень звука и света. То, что мы совпали по датам с Jazz Koktebel Festival — не существенно. Мы провели свой фестиваль в традиционные даты, тогда, когда он и должен был состояться — в бархатный сезон. В этом году Jazz Koktebel Party прошел при поддержке , при информационной поддержке ВГТРК и Russia Today.
— Часто ли вы находились на фестивальных площадках, и чье выступление вам особенно запомнилось?
—У нас в этом году был прекрасный музыкальный состав из разных стран мира — из Индии, Японии, США, Германии, Англии, Бельгии, Голландии, Израиля, прекрасные поляки, армяне, татары. Мы понимаем, что можно сделать еще лучше, и сделаем. Впервые за 12 сезонов джаза у нас стоял на сцене концертный рояль. Приехал министр культуры РФ , министр по делам Крыма —.
— При этом, вы в двух своих выступлениях — на открытии и закрытии Koktebel Jazz Party, будто намеренно избегали политических высказываний. Разве что в финале, когда прозвучала фонограмма песни К. Кинга и Бени Маниачи «Go Hard Like Vladimir Putin».
— Сам факт, что это было крупное культурное международное событие в Крыму после воссоединения с Россией и говорит о том, что Крым открыт, и есть вещи поважнее вульгарно понимаемой политики. Той, что нам пытаются навязывать американские власти. Да не до этого было! Мы вместе с ребятами из «Россия сегодня» придумали слоганы: «Пухнуть в Турции? Жизнь в Коктебеле!», «Хватит гореть на работе — зажги в Коктебеле!» и «Где все включено? Включено все в Коктебеле», «Струны и клавиши лучше, чем курок и гашетка».
Насчет песни «Go Hard Like Vladimir Putin» — ну, это выглядело абсолютно нормально. Рэп вышел из джаза и популярная сейчас в мире песня никак не противоречит джазовой конструкции фестиваля, да и по настроению тоже. Мне было приятно, что на Koktebel Jazz Party получилось именно так. В фестивале были энергия и азарт. И этот рэп прозвучал победоносно. Та энергия, которая сейчас существует в России, во многом связана с нашим президентом, и мы отправили ему свой привет.
— Вы генеральный директор агентства «Россия сегодня», политический обозреватель, автор и ведущий «Вести недели­», не боитесь упреков, дескать —серьезный человек и «весь этот джаз»?
— Понимаете, я никогда не «бронзовел». Организация джазового фестиваля —это хорошее достойное дело. Тем более, здесь речь о весьма достойной традиции. Следующий сезон будет уже тринадцатым джазовым сезоном в Крыму. Для меня в организации этого фестиваля есть и романтический контекст — на заре фестиваля я встретил свою жену Машу. Так что я буду делать это событие всегда и независимо ни от чего. Жизнь разнообразна. Мне приятна сама по себе атмосфера этого фестиваля. У меня там есть ощущение полета. В следующем году фестиваль случится снова. Со сцены я сказал, что сказка заканчивается, но мы вернемся через год. Так что до встречи в середине сентября 2015 года на Jazz Koktebel Party!
Убийцу советской актрисы так и не нашли
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров