Ещё
Новые «Звездные войны» признали худшим фильмом
Новые «Звездные войны» признали худшим фильмом
Фильмы
Шепелева со скандалом уволили с шоу «На самом деле»
Шепелева со скандалом уволили с шоу «На самом деле»
ТВ
Как выглядела в молодости Татьяна Орлова
Как выглядела в молодости Татьяна Орлова
Актеры
Киноштампы, которые не работают в реальной жизни
Киноштампы, которые не работают в реальной жизни
Фильмы

История джаза: «чёрная музыка», завоевавшая весь мир 

История джаза: «чёрная музыка», завоевавшая весь мир
Фото: ТВ Центр
В течение десятилетий джаз пытались запретить, замолчать и игнорировать, с ним пытались бороться, однако же сила музыки оказалась сильнее всех догматов. К XXI веку джаз достиг одной из высочайших точек своего развития, и не намерен сбавлять обороты.
Во всём мире 1917 год стал во многом эпохальным и поворотным. В Российской империи происходят две революции, в США на второй срок переизбирается , а микробиолог Феликс д’Эрелль объявляет об открытии бактериофага. Однако в этот год произошло событие, которое также навсегда войдёт в летописи истории. 30 января 1917 года в нью-йоркской студии фирмы «Victor» записывается первая джазовая грампластинка. Это были две пьесы — «Livery Stable Blues» и «Dixie Jazz Band one Step» — в исполнении ансамбля белых музыкантов Original Dixieland Jazz Band. Старшему из музыкантов, трубачу Нику ЛаРокка, было 28 лет, младшему — барабанщику Тони Сбарбаро — 20 лет. Уроженцы Нового Орлеана, конечно, слышали «музыку чёрных», любили её, и страстно хотели играть джаз собственного исполнения. Довольно быстро после записи пластинки Original Dixieland Jazz Band попали на контракт в престижные и дорогостоящие рестораны.
Как же выглядели первые джаз-записи? Грампластинка представляет из себя тонкий диск, изготовленный посредством прессования или отливки из пластмассы разнообразных составов, на поверхности которого по спирали высечен специальный желобок с записью звука. Звук пластинки воспроизводился посредством специальных технических устройств — граммофона, патефона, электрофона. Такой способ записи звука являлся единственной возможностью «увековечивания» джаза, поскольку в нотной записи практически невозможно передать все детали музыкальной импровизации в точности. По этой причине музыкальные эксперты в ходе обсуждения различных джазовых пьес, прежде всего, ссылаются на номер грампластинки, на которой та или иная пьеса была зафиксирована.
Спустя пять лет после прорыва дебютантов Original Dixieland Jazz Band на студии начали записываться и темнокожие музыканты. В числе первых были записаны ансамбли Оливера и Джелли Ролла . Однако все записи темнокожих джазменов выпускались в Штатах в рамках специальной «расовой серии», распространявшейся в те годы только среди темнокожего американского населения. Грампластинки, вышедшие в «расовой серии», существовали вплоть до 40-х годов XX века. Помимо джаза, на них также записывались блюзы и спиричуэлс — духовные хоровые песни афроамериканцев.
Первые грампластинки с джазом выходили на диаметре в 25 см со скоростью вращения 78 оборотов в минуту и были записаны акустическим способом. Однако уже с середины 20-х гг. XX века запись производилась электромеханическим способом, и это поспособствовало повышению качества звучания. Затем последовал выпуск грампластинок диаметром 30 см. В 40-е гг. такие пластинки массово выпускались рядом звукозаписывающих лейблов, которые решили выпустить как старые, так и новые композиции в исполнении , Каунта Бейси, Сиднея Беше, Арта Тейтума, Джека Тигардена, Томаса Фетса Уоллера, Лайонела Хемптона, Колмана Хоукинса, Роя Элдриджа и многих других.
Такие грампластинки имели специальную этикеточную маркировку — «V-disc» (сокращение от «Victory disc») и были предназначены для американских солдат, участвовавших во Второй Мировой войне. Данные релизы не предназначались для продажи, а все свои гонорары джазмены, как правило, перечисляли в Фонд победы во Второй Мировой войне.
Уже 1948 году фирма Columbia records выпустила на рынок музыкальных записей первую долгоиграющую пластинку (так называемый «longplay», LP) с более плотным расположением звуковых желобков. Диаметр грампластинки составлял 25 см, а скорость вращения — 33 1/3 оборота в минуту. На лонгплее помещалось уже целых 10 пьес.
Вслед за Columbia производство собственных лонгплеев в 1949 г. наладили представители RCA Victor. Их пластинки в диаметре составляли 17,5 см со скоростью вращения 45 оборотов в минуту, а позднее аналогичные пластинки стали выпускать уже со скоростью вращения 33 1/3 оборота в минуту. В 1956 г. начался выпуск LPдиаметром 30 см. На двух сторонах таких пластинок помещалось 12 пьес, а время звучания увеличилось до 50 минут. Спустя два года стереофонические грампластинки с двухканальной записью стали вытеснять монофонических собратьев. Производители также пытались продавить на музыкальный рынок грампластинки со скоростью вращения 16 оборотов в минуту, однако эти попытки окончились неудачей.
После этого на долгие годы инновации в сфере производства пластинок иссякли, однако уже в конце 60-х гг. квадрофонические грампластинки с четырехканальной системой записи были представлены меломанам.
Производство лонгплеев дало огромный скачок джазу как музыке и послужило развитию этой музыки — в частности, появлению более крупных форм композиций. В течение долгих лет длительность одной пьесы составляла не более трёх минут — таковы были условия звукозаписи на стандартной грампластинке. Вместе с тем, даже с развитием прогресса в выпуске пластинок длительность джазовых пьес увеличилась не сразу: в 50-е гг. LP делались, главным образом, на основе матриц изданий прежних лет. Примерно в то же время были выпущены пластинки с записями и прочих знаменитых исполнителей рэгтайма, которые были записаны в конце XIX — начале XX вв. на картонных перфорированных цилиндрах для механического пианино, а также на восковых валиках для граммофона.
Со временем долгоиграющие пластинки стали использовать для записи произведений более крупной формы и живых концертов. Также получил широкую практику релиз альбомов из двух-трёх пластинок, либо специальных антологий и дискографий того или иного исполнителя.
А что же сам джаз? В течение долгих лет он считался «музыкой низшей расы». В США её считали музыкой негров, недостойную высшего американского общества, в нацистской Германии играть и слушать джаз означало быть «проводником негритянско-еврейской какофонии», а в СССР — «апологетом буржуазного образа жизни» и «агентом мирового империализма».
Характерная особенность джаза состоит в том, что эта музыка в течение десятилетий пробивала себе путь к успеху и признанию. Если музыканты всех прочих стилей могли с самого начала своей карьеры стремиться к игре на крупнейших площадках и стадионах, и примеров для них было множество, то джазмены могли рассчитывать лишь на исполнение в ресторанах и клубах, даже не мечтая о больших площадках.
Джаз как стиль зародился более века назад на хлопковых плантациях. Именно там темнокожие рабочие пели свои песни, сплавленные из протестантских песнопений, африканских религиозных хоровых гимнов «спиричуэлс», и резких и греховных светских, почти «блатных» песенок — блюзов, широко распространённых в грязных придорожных забегаловках, куда не шагнёт нога белого американца. Венцом в этом «коктейле» стали духовые оркестры, которые звучали так, будто бы босоногие афроамериканские ребятишки взяли в руки списанные инструменты и стали играть кто во что горазд.
20-е годы XX века стали «эпохой джаза» — именно так назвал их писатель Фрэнсис Скотт Фитцджеральд. Большая часть темнокожих рабочих концентрировалась в криминальной столице США тех лет — Канзас-Сити. Распространению джаза в этом городе способствовало большое число ресторанов и забегаловок, где мафиози любили проводить своё время. Город создал особый стиль, стиль больших оркестров, играющий быстрый блюз. В эти годы в Канзас-Сити родился темнокожий мальчик по имени : именно ему предстояло спустя два с лишним десятилетия стать реформатором джаза. В Канзас-Сити он ходил мимо заведений, где проходили концерты, и буквально впитывал обрывки полюбившейся музыки.
Несмотря на большую популярность джаза в Новом Орлеане и его широкое распространение в Канзас-Сити, большое число джазменов всё же предпочитали Чикаго и Нью-Йорк. Два города Восточного побережья США стали важнейшими пунктами концентрации и развития джаза. Звездой обоих городов стал молодой трубач и вокалист Луи Армстронг, преемник величайшего трубача Нью-Орлеана — Кинга Оливера. В 1924 году в Чикаго прибыл ещё один уроженец Нового Орлеана — пианист и певец Джелли Ролл Мортон. Молодой музыкант не отличался скромностью и смело заявлял всем о том, что именно он является создателем джаза. А уже в 28 лет он перебрался в Нью-Йорк, где как раз в этот период набирал популярность оркестр молодого вашингтонского пианиста Дюка Эллингтона, который уже вытеснял из лучей славы оркестр Флетчера Хендерсона.
Волна популярности «музыки чёрных» прорывается в Европу. И если в Париже джаз слушали ещё до начала Первой Мировой войны, и не в"кабаках", а в аристократических салонах и концертных залах, то в 20-е годы сдался Лондон. В британскую столицы темнокожие джазмены полюбили ездить — особенно с учётом того, что там, в отличие от Штатов, к ним относились уважительно и человечно и за сценой, а не только на ней.
Примечательно, что поэт, переводчик, танцор и хореограф Валентин Парнах стал организатором первого джазового концерта в Москве в 1922 году, а спустя 6 лет популярность этой музыки дошла и до Петербурга.
Начало 30-х годов XX века ознаменовалось новой эпохой — эрой биг-бэндов, больших оркестров, а на танцплощадках начал греметь новый стиль — свинг. Оркестр Дюка Эллинтона смог обогнать по популярности своих коллег из оркестра Флетчера Хендерсона с помощью нестандартных музыкальных ходов. Коллективная одновременная импровизация, ставшая фирменной чертой новоорлеанской школы джаза, уходит в прошлое, а вместо неё обретают популярность сложные партитуры, ритмичные фразы с повторениями, переклички групп оркестра. В составе оркестра повышается роль аранжировщика, который пишет оркестровки, ставшие залогом успеха всего коллектива. Вместе с тем, лидером в оркестре остаётся солист-импровизатор, без которого даже коллектив с идеальными оркестровками останется незамеченным. Вместе с тем, отныне солист строго соблюдает количество «квадратов» в музыке, в то время как остальные поддерживают его согласно выписанной аранжировке. Популярность оркестру Дюка Эллингтона принесли не только нестандартные решения в аранжировках, но и первоклассный состав самого оркестра: трубачи Баббер Майли, Рекс Стюарт, Кути Уильямс, кларнетист Барни Бигард, саксофонисты Джонни Ходжес и , контрабасист Джимми Блэнтон знали своё дело как никто иной. Командность в этом вопросе демонстрировали и другие джазовые оркестры: у Каунта Бейси играли саксофонист Лестер Янг и трубач Бак Клейтон, а костяк оркестра составляла «самая свинговая в мире» ритм-секция — пианист Бейси, контрабасист Уолтер Пейдж, барабанщик Джо Джоунс и гитарист Фредди Грин.
Оркестр кларнетиста Бенни Гудмена, состоящий полностью из белых музыкантов, в середине 30-х годов обретает зашкаливающую популярность, а во второй половине 30-х наносит сокрушительный удар по всем расовым ограничениям в джазе: на сцене «Карнеги Холла» в оркестре под предводительством Гудмена одновременно выступили черные и белые музыканты! Сейчас, конечно, такое событие не в новинку для искушённого меломана, однако в те годы выступление белых (кларнетиста Гудмена и барабанщика Джина Крупы) и черных (пианиста и вибрафониста Лайонела Хэмптона) буквально разорвало в клочья все шаблоны.
В конце 30-х годов популярность набрал белый оркестр . Зрители и слушатели сразу обратили внимание на характерный «хрустальный звук» и мастерски отработанные аранжировки, однако одновременно констатировали, что в музыке оркестра присутствовало минимум джазового духа. В период Второй Мировой войны «эра свинга» завершилась: творчество ушло в тень, и на сцене блистала «развлекаловка», а сама музыка превратилась в потребительскую массу, не требующую особых излишеств. Вместе с войной в лагерь джазменов пришло уныние: им казалось, что любимая музыка плавно переходит в закат существования.
Однако же зачатки новой джазовой революции были посеяны в одном из родных для этого стиля музыки городов — Нью-Йорке. Молодые музыканты, — в основном, темнокожие, — не в силах терпеть упадок своей музыки в составе оркестров в официозных клубах, после концертов поздней ночью съезжались в собственные клубы на 52-й улице. Меккой для всех них стал клуб Milton Playhouse. Именно в этих нью-йоркских клубах молодые джазмены делали что-то невообразимое и кардинально новое: они максимально импровизировали на простых блюзовых аккордах, выстраивая их в, казалось бы, совершенно неподходящей последовательности, выворачивая их и перестраивая, играя крайне сложные и длинные мелодии, которые начинались прямо в середине такта, и там же заканчивались. Milton Playhouse в те годы не имел отбоя от посетителей: все хотели посмотреть и послушать диковинного зверя, витиевато и невообразимо рождавшегося на сцене. В стремлении отсечь случайных людей-профанов, часто любящих залезть на сцену и сымпровизировать с музыкантами, джазмены стали брать высокий темп композиций, разгоняя их порой до неимоверных скоростей, с которыми могли управляться лишь одни профессионалы.
Именно так родился революционный джазовый стиль — би-боп. Выросший в Канзас-Сити альт-саксофонист Чарли Паркер, трубач Гиллеспи по кличке «Диззи» ("Головокружительный"), гитарист Чарли Крисчен (один из отцов-основателей гармонического языка), барабанщики Кенни Кларк и Макс Роуч — эти имена навсегда вписаны золотыми буквами в историю джаза и конкретно — би-бопа. Ритмическая основа барабанов в би-бопе была перенесена на тарелки, появились особые внешние атрибуты музыкантов, а большинство таких концертов проходило в маленьких закрытых клубах — именно так можно описать музицирование коллектива. И над всем этим казавшимся хаосом возносился саксофон Паркера: равных ему в уровне, технике и мастерстве не было. Неудивительно, что темперамент музыканта попросту сжёг своего хозяина: Паркер скончался в 1955 году, «сгорев» от постоянной и высокоскоростной игры на саксофоне, алкоголя и наркотиков.
Именно создание би-бопа не только дало толчок к развитию джаза, но и стало отправной точкой, с которой пошло разветвление джаза как такового. Би-боп пошёл в направлении андеграунда — небольших площадок, избранных и преданных слушателей, а также интересующихся корнями музыки в целом, тогда как вторая ветка представляла джаз в сфере системы потребления — так родился поп-джаз, который существует по сей день. Так, в разные годы элементы поп-джаза использовали такие звёзды музыки, как Фрэнк Синатра, , , Заз, , , и другие.
Что же касается менее популярной ветки джаза, то вслед за би-бопом последовал хард-боп. В этом стиле ставка была сделана на блюзовое, экстатическое начало. На развитии хард-бопа сказалась игра саксофониста Сонни Роллинза, пианиста Хорэса Силвера, трубача Клиффорда Брауна и барабанщика Арл Блэйки. К слову, коллектив Блэйки под названием The Jazz Messengers стал кузницей кадров для джаза по всему миру до самой смерти музыканта в 1990 году. В то же время, в Штатах развивались другие собственные стили: сердца слушателей завоёвывал кул-джаз, распространённый на Восточном побережье, а Западное смогло противопоставить соседям стиль уэст-коуст. Выходец из оркестра Паркера, темнокожий трубач вместе с аранжировщиком Гилом Эвансом создавали кул-джаз ("прохладный джаз") с помощью новых гармоний в би-бопе. Упор был смещён с высоких темпов музыки на сложность аранжировок. В то же время, белый баритон-саксофонист Джерри Маллиган со своим ансамблем делал ставку на другие акценты в кул-джазе — например, на одновременную коллективную импровизацию, пришедшую из новоорлеанской школы. Западное побережье в лице белых саксофонистов Стэна Гетца и Зута Симса играли уэст-коуст ("западное побережье") представляло иную картину би-бопа, создавая более лёгкое звучание, нежели у Чарли Паркера. А пианист стал основателем коллектива «Modern Jazz Quartet», который принципиально не играл в клубах, стремясь придать джазу концертной, широкой и серьёзной формы. Примерно того же, к слову, добивался квартет пианиста Дейва Брубека.
Таким образом, у джаза начали появляться собственные очертания: композиции и сольные партии джазменов стали длиннее. Вместе с тем, в хард-бопе и кул-джазе появилась тенденция: одна пьеса длилась уже семь-десять минут, а одно соло — пять, шесть, восемь «квадратов». Параллельно сам стиль обогащался различными культурами, в особенности латиноамериканской.
В конце 50-х на джаз обрушилась новая реформа, на этот раз — в области гармонического языка. Новатором в этой части вновь стал Майлз Дэвис, выпустивший в 1959 году свою знаменитейшую запись «Kind of Blue». Традиционные тональности и аккордовые последовательности изменились, музыканты могли не выходить из двух аккордов в течение нескольких минут, однако при этом демонстрировали развитие музыкальной мысли так, что слушатель даже не замечал однообразия. Тенор-саксофонист Дэвиса, , также стал символом реформ. Техника игры и музыкальная мысль Колтрейна, продемонстрированные в начале 60-х на записях, являются непревзойдёнными по сей день. Символом рубежа 50-х и 60-х годов в джазе также стал альт-саксофонист Орнетт Коулмен, создавший стиль фри-джаз ("свободный джаз"). Гармония и ритм в этом стиле практически не соблюдаются, а музыканты следуют за любой, даже самой абсурдной мелодией. В гармоническом плане фри-джаз стал вершиной — дальше был либо абсолютный шум и какофония, либо полная тишина. Такой абсолютный предел сделал Орнетта Коулмена гением музыки вообще и джаза в частности.
60-е годы также не стали эрой безусловной популярности джаза. На первый план вышла рок-музыка, чьи представители охотно экспериментировали с техникой записи, громкостью, электроникой, искажением звука, академическим авангардом, техникой игры. По легенде, в то время вынашивалась идея совместной записи гитариста-виртуоза Джими Хендрикса и легендарного джазмена Джона Колтрейна. Однако уже в 1967 году Колтрейн скончался, а спустя пару лет не стало и Хендрикса, и эта идея так и осталась в легендах. Майлз Дэвис преуспел и в данном жанре: в конце 60-х он достаточно успешно смог скрестить рок-музыку и джаз, создав стиль джаз-рок, ведущие представители которого в молодости в своём большинстве поиграли в коллективе Дэвиса: клавишники Хэрби Хэнкок и Чик Кориа, гитарист , барабанщик Тони Уильямс. Вместе с тем, джаз-рок, он же фьюжн, смог родить и своих, отдельных видных представителей: бас-гитариста Джако Пасториуса, гитариста Пата Мэтини, гитариста Ральфа Таунера. Однако популярность фьюжна, возникнув в конце 60-х и набрав популярность в 70-е, быстро пошла на спад, и сегодня этот стиль является полностью коммерческим продуктом, превратившись в смуф-джаз ("приглаженный джаз") — фоновую музыку, в которой место импровизациям уступили ритмы и мелодические линии. Смуф-джаз представляют , Кенни Джи, группа Fourplay, Дэвид Сэнборн, Spyro Gyra, группа The Yellowjackets, Расс Фриман и прочие.
В 70-х отдельную нишу занял ворлд-джаз ("музыка мира") — особый сплав, полученный в результате слияния так называемой «worlmusic» (этническая музыка, преимущественно стран Третьего мира) и джаза. Характерно, что в этом стиле упор делался в равных долях как на старую джазовую школу, так и на этническую структуру. Известность получили, например, мотивы народной музыки Латинской Америки (импровизированным было лишь соло, аккомпанемент и композиция оставались такими же, как в этно-музыке), ближневосточных мотивов (Диззи Гиллеспи, квартеты и квинтеты Кита Джарретта), мотивов музыки Индии (Джон Маклафлин), Болгарии (Дон Эллис) и Тринидада (Энди Наррелл).
Если 60-е годы стали эпохой смешения джаза с роком и этнической музыкой, то в 70-е — 80-е годы музыканты вновь решили удариться в эксперименты. Современный фанк берёт свои корни как раз из этого периода: аккомпаниаторы играют в стиле черного поп-соула и музыки фанк, тогда как обширные сольные импровизации имеют более творческую и джазовую ориентацию. Яркими представителями этого стиля стали Гровер Вашингтон-младший, участники коллектива The Crusaders Фелдер Уилтон и Джо Сэмпл. Впоследствии все нововведения вылились в более широкодиапазонный джаз-фанк, яркими представителями которого стали Jamiroquai, The Brand New Heavies, James Taylor Quartet, Solsonics.
Также на сцену постепенно начал выходить эйсид-джаз ("кислотный джаз"), которому присущи лёгкость и «танцевальность». Характерной особенностью выступлений музыкантов является сопровождение из сэмплов, взятых с виниловых сорокапяток. Первопроходцем эйсид-джаза вновь стал вездесущий Майлз Дэвис, а более радикальное крыло авангардного плана стал представлять . В США термин «эйсид-джаз» практически не имеет популярности: там подобную музыку называют грув-джазом и клаб-джазом. Пик популярности эйсид-джаза пришёлся на первую половину 90-х, а в «нулевые» популярность стиля пошла на спад: на замену эйсид-джазу пришёл нью-джаз.
Что же до СССР, то первым профессиональным джазовым составом, выступившим в радиоэфире и записавшим пластинку, считается московский оркестр пианиста и композитора Александра Цфасмана. До него молодые джаз-банды ориентировались преимущественно на исполнение танцевальной музыки тех лет — фокстрот, чарльстон. Благодаря ленинградскому ансамблю под руководством актёра и певца и трубача Я. Б. Скоморовского, джаз вышел на крупные площадки СССР уже в 30-х годах. Кинокомедия «Весёлые ребята» с участием Утёсова, снятая в 1934 году и повествующая о молодом джазовом музыканте, имела соответствующий саундтрек . Утёсов и Скоморовский создали особый стиль, названный теа-джазом ("театральный джаз"). Свой вклад в развитие джаза в СССР внёс Эдди Рознер, переехавший из Европы в Советский Союз и ставший популяризатором свинга — наряду с московскими коллективами 30-х и 40-х гг. под руководством Александра Цфасмана и Александра Варламова.
Сама власть в СССР относилась к джазу достаточно неоднозначно. Официального запрета на исполнение джазовых песен и распространение джазовых записей не было, однако существовала критика этого стиля музыки в свете неприятия западной идеологии в целом. Уже в 40-х годах джазу пришлось уйти в подполье в связи с начавшимися гонениями, однако уже в начале 60-х с приходом хрущёвской «оттепели» джазмены снова вышли в свет. Впрочем, критика джаза не прекращалась даже тогда. Так, возобновили свою деятельность оркестры Эдди Рознера и Олега Лундстрема. Появились и новые составы, среди которых выделялись оркестры Иосифа Вайнштейна (Ленинград) и Вадима Людвиковского (Москва), а также Рижский эстрадный оркестр (РЭО). На сцену также выходят талантливые аранжировщики и солисты-импровизаторы: , , , Виталий Долгов, Игорь Кантюков, Николай Капустин, , , , Константин Бахолдин. Развивается камерный и клубный джаз, приверженцами которого стали Вячеслав Ганелин, , Геннадий Гольштейн, Николай Громин, , , Роман Кунсман, Николай Левиновский, Герман Лукьянов, Александр Пищиков, , , Андрей Товмасян, и Леонид Чижик. Меккой советского, а затем и российского джаза, стал клуб «Синяя птица», просуществовавший с 1964 года по 2009 год, и воспитавший таких музыкантов, как братья Александр и Дмитрий Бриль, , Яков Окунь, Роман Мирошниченко и другие.
В «нулевые» джаз обрёл новое дыхание, а стремительное распространение Интернета послужило колоссальнейшим толчком не только для коммерчески успешных записей, но и для андеграундных исполнителей. Сегодня любой желающий может сходить на концерты безумного экспериментатора и «воздушной» джаз-поп певицы Кэти Мэлуа, житель России может гордиться , а кубинец — Артуро Сандовалем. На радио появляются десятки станций, транслирующих джаз во всех его ипостасях. Несомненно, XXIвек расставил всё по своим местам и предоставил джазу то место, где он и должен находиться — на пьедестале, наравне с другими классическими стилями.
Александр Умрихин, TVC.ru
Видео дня. Куда пропала Настенька из «Морозко»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео