Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Анна
Боевик, Триллер
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Солнцестояние
Детектив, Ужасы, Драма
Купить билет
Проклятие Аннабель 3
Триллер, Ужасы
Купить билет
Собачья жизнь 2
Приключение, Трагикомедия, Семейный
Купить билет
Паразиты
Триллер, Трагикомедия
Купить билет
Мёртвые не умирают
Фэнтези, Комедия, Ужасы
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Искусство обмана
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Норм и несокрушимые: Большое Путешествие
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Соблазн
Триллер, Драма
Купить билет
Али, рули!
Боевик, Комедия
Купить билет
Код Гиас: Лелуш Воскресший
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Красавчик со стажем
Комедия
Купить билет

Невиноватая: Светлане Светличной исполнилось 75 лет 

У Светличной естественным образом было все, над чем во взрослых киноиндустриях трудятся целые штаты высокооплачиваемых сотрудников.
Для начала — внешность. До того, как стать собой, Мэрилин смотрелась простовато, Орлова была брюнеткой, а Марлен Дитрих, как большинство немок, имела очевидные проблемы с весом. Светличной работа над собой не требовалась вовсе — с первых же фильмов она такая, какой ее помнили всегда.
Теперь имя. Над звукосочетанием «Светлана Светличная» трудились бы, генерируя повтор согласных, целые рекламные отделы. Две трети громко звучащих имен — от Гарбо до Монро, от Риты Хейворт до Энди Макдауэлл и от Мишель Морган до Клодетт Кольбер — есть плод коллективного творчества промоутеров, и только в нашем случае мягкая звукопись с зашифрованным светом достались сами, от мамы с папой.
Наконец, брак. Да слияние таких имен, как у них с Ивашовым, провоцируют целыми киноконцернами — чтобы затем освещать всякое появление звездной пары на светских раутах, их мнимые ссоры и реальные примирения, и отдых у моря, и деторождение (кстати, у большинства глянцевых пар детей не было — ни у Тейлор с Бартоном, ни у Богарта с Бэколл, ни у Гейла с Ломбард: это отвлекает от профессии). А Светличная с Ивашовым встретились самотеком на фильме «Тетка с фиалками», да единожды вместе сыграли в «Герое нашего времени» — и все. Зато и сыновья получились, и со светской хроникой никто не лез.
Все вышло само, естественным путем. У нас просто не было ни служб, которым положено этим заниматься, ни журналов, которым надлежит об этом звонить, ни сценарных отделов, обязанных слагать сюжеты для звездных пар. Так что Светличная с Ивашовым спокойно могли рожать и заниматься детьми: загруженность позволяла.
Оттого и почти вся ее фильмография состоит из камео — минутных появлений-вспышек на общем бесполом небосклоне.
В «Заставе Ильича» блеснула в самом конце двухчасового марафона. Дефилировала по столу в воображаемом показе мод, который модерировал, комментировал и попросту молол языком в несуществующий микрофон лично Андрей Тарковский. Смотрела неприступно, как положено модели. Пела «Летят утки и два гуся» — позже пересмешник Гайдай, дразнивший весь современный репертуар, отдал эту фразу Папанову в «Бриллиантовой руке». Переглядывалась с героем через книжные полки, как у Антониони — лучиком надежды на дальнейшие отношения взамен явно оконченного романа с Вертинской. На вопрос «А родители ваши где?» ответила: «Под Смоленском», — так, что ясно было: они под Смоленском лежат, а не живут. Какие были там бои на пути немца туда и обратно — зрителю тех лет объяснять было не надо. И герою, военному сироте, тоже.
Играла с мужем «Тамань» в «Герое нашего времени». Манила, завлекала, слепила солнечной рябью на воде, а после бросалась с ножом, как девчонка-воровайка из романтической беллетристики, блонди-Кармен. Но бестселлером фильм не стал именно потому, что Лермонтов последовательно разбивал романтические клише: дуэль, поножовщину, интрижку с горянкой, а зритель только за романтическими клише в кино и ходит.
Наконец случилась роль жизни — концертный номер «Помоги мне» в «Бриллиантовой руке». Чтоб допустить на экран запретную чувственность, режиссеры иногда симулировали пародию на западный разврат (пурпурные стены, ресницы-опахала и зеленое бикини, вся цветовая гамма «вырви-глаз» были явно не из нашего кино). Папанов при виде ее на подиуме похабно сглатывал, как и весь советский мужской пол. Умный критик Брашинский назвал «Руку» чередой искушений, которой дьявол пытается сбить с пути праведника: бриллиантами, ресторанным загулом, умопомрачительной блондинкой, — но советский праведник стоек и не идет в сети соблазна. Пик соблазна и исполнила Светличная, оставшись в топе до самого конца советской власти. Соревноваться с ней могла разве что Терехова-миледи — но уступила.
Соблазн был не нашей категорией. Светличную стали обходить. Главную роль она сыграла единожды — в никчемной «Стряпухе», пережитке сталинских водевилей о любви колхозных председателей и бригадиров. Была стюардессой в «Неподсуден». Слушала ноктюрны Штирлица, опершись на пианино и всем видом давая понять, что не очень там, в тылу, монашествовал наш народно любимый штандартенфюрер. Улыбалась молча.
Что бы наиграла, случись на ее долю подходящая индустрия, — ни у одного рекламного отдела воображения не хватит.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео