Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Адриан Белью: мы ни разу не сыграли одну и ту же программу дважды

Adrian Belew Power Trio рассказал о жизни 65-летнего музыканта в цифровом мире

28 августа в санкт-петербургском клубе «А2» и 29 августа в московском клубе «Форте» выступит Adrian Belew Power Trio — состав выдающегося гитариста, вокалиста и композитора, с 1981 по 2009 год проработавшего в знаменитой прог-роковой группе King Crimson и на протяжении своей 40-летней карьеры аккомпанировавшего самым разным звездам — от Фрэнка Заппы до Трента Резнора. В преддверии российского тура БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с АДРИАНОМ БЕЛЬЮ о его отношениях с лидером King Crimson Робертом Фриппом и жизни 65-летнего музыканта в цифровом мире.

Видео дня

— Адриан, что вы играете в этом турне?

— Сет-лист поделен на две части. Половина — это произведения, которые я создал в рамках моей сольной карьеры. Половина — материал группы King Crimson. Это очень необычные аранжировки, которые мы сделали с моим Power Trio. В его состав входят бас-гитаристка Джули Слик и барабанщик Тобайас Ральф. С Джули мы играем уже восемь лет. В этом составе мы практически весь мир объездили. За это время программа, которую мы играем, существенно изменилась. Нам есть из чего выбирать — и в каталоге King Crimson, и в моем багаже. К тому же мы много импровизируем. За все это время мы ни разу не сыграли одну и ту же программу дважды.

— За годы вашей карьеры помимо King Crimson вы играли в самых разных аккомпанирующих составах — от группы до Nine Inch Nails. Вам по-прежнему поступают такие предложения?

— Да, поступают, но сейчас мне важно сфокусироваться на собственном материале. К тому же я сейчас развиваю новую музыкальную форму. Она называется FLUX. Это музыкальный процессор, идея которого состоит в том, что произведение не может быть сыграно в точности так же, как в прошлый раз. Последние пять лет я много работал над FLUX. Так что на прочие занятия было не так много времени.

— Если FLUX это непрерывно изменяющаяся форма, значит ли это, что вы потеряли интерес к выпуску альбомов, что мы не дождемся от вас, скажем, новых CD?

— Напротив. Только в нынешнем году и в начале следующего я готовлюсь выпустить пять CD. Этот бокс-сет охватывает весь массив материала, который был создан в рамках работы с FLUX — от песен и больших музыкальных форм до набросков. В последнее время мы применяем FLUX и для материала, который исполняется на концертах Power Trio, в том числе для моих старых песен — «Men In Helicopters», «The Lone Rhinoceros» и других. И, конечно, мне очень интересно использовать этот процессор в песнях, которые я сочинил для King Crimson.

— В прошлом году лидер King Crimson Роберт Фрипп реформировал группу после долгой паузы и снова начал играть концерты, проехал с турне по США. Вас приглашали в этот состав?

— Насколько я мог судить, новая версия King Crimson — это движение Роберта в сторону более древнего звучания группы, в сторону альбомов, которые были созданы до моего прихода в группу. Я получил email от Роберта, в котором сообщалось, что моя кандидатура не рассматривается. Я позвонил ему и сказал, что, если у меня нет возможности писать для группы новую музыку, почему бы мне не исполнить несколько существующих вещей моего авторства? Но он не рассматривает такой вариант, он увлечен исполнением более раннего материала. Таким образом, в своей сольной концертной деятельности я сконцентрировался на той музыке, которую писал для King Crimson в период своей работы в группе с 1981 года. Нужно сказать, что в этот период я был основным автором текстов и мелодических линий.

— Хорошо, что вы с Робертом Фриппом нашли общий язык в этом вопросе.

— Немного не так. Это было решение Роберта, он имеет на это право. Но это не значит, что мне это решение нравится. Мне эта ситуация ненавистна, но я был поставлен перед фактом.

— Как вы смотрите на развитие гитарной музыки как ремесла? У нее вообще есть перспектива? Или все уже сказано?

— Перспектива есть, пока есть люди, которые с помощью гитары хотят выразить себя. Для меня гитара всегда была как живопись, я искал новые краски. В середине 1970-х, когда я начинал, у гитариста была гитара, усилитель, пара педалей — и все. Сегодняшний мир предлагает бесконечное количество технических возможностей — гитарные синтезаторы, сэмплеры, тысячи педалей — ты постоянно можешь пробовать новые краски. Это как художник, который может рисовать мелом, а может использовать 3D-графику в компьютере. Мне нравится, что в гитарном мире по-прежнему существуют вещи, которые могут меня удивить. Гитарист сегодня обязан знать все, что было создано до него в этом деле, и при этом быть открытым к новым технологическим решениям. В этом случае гитара не перестанет удивлять.

— Есть ли гитаристы, которые вас удивляют?

— Сегодня я не могу таких назвать. Мне интересно то, что делаю я, это увлекает меня больше всего. А в прошлом, когда я был молод, было великое множество мастеров, но два человека удивляли меня больше других — Джими Хендрикс и .