Ещё

Алис Винокур: Я пишу истории, имеющие отношение к очень разным мирам 

Алис Винокур: Я пишу истории, имеющие отношение к очень разным мирам
Фото: Российская Газета
Фильм вышел в прокат. Однако Алис интересна не только этой картиной, но и тем, что она — автор сценария турецкого фильма , выдвинутого на «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», и он — в числе фаворитов. В Москве Алис Винокур представляла фильм «Телохранитель» на открытии Недели Каннского кино.
Ваш фильм в оригинале называется «Мэриленд» — по имени виллы, где происходит действие. В России он пойдет под названием «Телохранитель». У нас в стране популярна картина с таким же названием с  и . Не боитесь ненужных параллелей?
Алис Винокур: Мой фильм очень отличается от той картины. Мне, безусловно, хотелось сделать жанровое кино, но не такое, где герои мощью интеллекта развеивают козни и «спасают мир», что удалось Кевину Костнеру. Здесь совсем другой герой.
Когда фильм о войне снимает женщина, это очень заметно. Как вы выбрали на главную роль? Весь ваш фильм — словно восхищение им как мужчиной?
Алис Винокур: У меня есть такой шутливый ответ: снимала Маттиаса так, как обычно мужчины-режиссеры снимают женщин — показывая их как объект желания, как вещь, как товар. Да, мы много работали с его телом: наносили определенные татуировки, шрамы на голову, он научился драться, как солдат. Но мы тщательно прорабатывали и внутреннюю жизнь его героя, весь фильм идет изнутри его ощущений. Так что Шонартс не только объект в этом фильме, но и инструмент режиссерского видения.
Вы — автор сценария фильма «Мустанг», который выдвинут от Турции на «Оскар». Откуда вы — француженка — так хорошо знаете Турцию?
Алис Винокур: Для меня важно то, что я могу писать истории, имеющие отношение к очень разным мирам. И если я нахожу зацепку, чтобы подсоединиться к какому— то миру и понять, что в нем происходит — это для меня, как подарок. Я, конечно, не была в Афганистане и не несла военную службу, но сама когда-то пережила посттравматический шок, и мне это позволило понять, что происходит с героем фильма «Мэриленд». А вместе с Дениз (Дениз Гамзе Эргювен — режиссер фильма «Мустанг». — Прим. С. А.) мы вместе учились во французской киношколе. Потом мы встретились еще раз в Каннах, где искали финансирование на съемки своих фильмов. Я получила финансирование на съемки «Августины». Она — нет. Она была в отчаянии, говорила, что уходит из профессии. И я ей предложила сочинить вместе фильм. Мы стали разговаривать о том, что происходит в Турции. Она мне рассказала историю своих двоюродных сестер, которые каждый год ходили купаться — влетали в море, сидя на плечах своих знакомых парней. И вдруг им мать сказала: «Это неприлично, вы касаетесь интимными частями тела их затылков. Это недопустимо!» И я вдруг почувствовала родство с этой историей, я сама выросла в девчоночьем окружении. И мы стали читать истории девочек и то, что написано о жизни женщин в Турции. Собирали воспоминания. Так вырос сценарий.
"Мустанг" напоминает другой фильм — о китайских девочках-невестах, которые, глядя на судьбы взрослых женщин, просто не захотели взрослеть и покончили с собой.
Алис Винокур: Я не видела, к сожалению, этот фильм. Но вот эта мысль — желание выйти из оков собственной семьи, из мира, который кажется узким — она для меня очень близка. И национальность — Турция это или Китай — значения не имеет. Фильм «Мустанг» — о желании взбунтоваться против чего-то, что нагнетается и придавливает. Но это и тема моего первого фильма «Августина». Это бунт женщин против мужского мира. Бунт через тело, которое отказывается подчиняться.
Над чем вы сейчас работаете?
Алис Винокур: Действие моего следующего проекта частично происходит в России. Я надеюсь снимать у вас, хотя иностранцам сейчас работать в России нелегко. Надеюсь, что все получится.
Видео дня. Как самогон помогал снимать «Свадьбу в Малиновке»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео