Пауль Ландерс: без огня невозможно даже выкурить сигарету 

Пауль Ландерс: без огня невозможно даже выкурить сигарету
Фото: ТАСС
Рок-группа Rammstein спустя четыре года вновь возвращается на московскую сцену: музыканты станут хедлайнерами фестиваля Maxidrom, который пройдет 19 июня на территории стадиона «Открытие Арена». Шоу обещает быть «с огоньком» в прямом смысле слова: как пояснил ТАСС президент агентства TCI, которое организует фестиваль, , первой строкой в райдере музыкантов стоит условие жирным шрифтом: No pyro — no show ("нет пиротехники — нет шоу").
Для выступления группы в Москву привезут 35 тонн оборудования, а технический райдер коллектива состоит из 200 листов. На одной сцене в рамках фестиваля вместе с Rammstein выступят Editors, IAMX, Crazy Town и  с программой «Агаты Кристи».
Накануне приезда в Москву ритм-гитарист группы рассказал в интервью ТАСС о том, зачем группе перед концертом 200 полотенец и 10 кусков мыла, почему их творчество постоянно попадает под запреты и откуда у музыкантов такая любовь к пиротехнике.
— Московская публика не слышала вас четыре года. Чем будете удивлять?
— Вообще сейчас у нас идет большой тур — после Москвы мы поедем в Германию, Швецию, Бельгию. Для тура мы подготовили специальную программу, куда вошла новая песня Ramm 4. Эта же программа будет в Москве, плюс, для концерта на Maxidrom мы подготовили бонус, песню «Москва».
— Новая песня есть. А когда будет новый альбом? Предыдущий, Liebe ist für alle da, вышел еще в 2009 году.
— Поскольку пока у нас есть только одна новая песня, целый альбом мы обещать в ближайшее время не можем. Сейчас у нас постоянно концерты, гастроли. Но мы над ним работаем. Так что нужно просто немного потерпеть.
— Недавно стали известны подробности вашего райдера для московского концерта. В частности, вам нужно 120 бутылок «премиального пива, шампанского, водки, белого и красного вина, текилы и 80 банок энергетиков без сахара, 10 кусков мыла и 200 больших полотенец». Зачем, если не секрет?
— Все просто. Мы с удовольствием выпиваем, с удовольствием принимаем ванну и с удовольствием затем вытираемся насухо.
— Не так давно, в апреле, вы подали в суд на правительство Германии за то, что в 2009 ваш альбом был запрещен из-за песни Ich tu dir weh ("Я делаю тебе больно"), которую классифицировали как жестокую и аморальную. Но спустя полгода запрет сняли. Как вам удалось выиграть у государства?
— Потому что это было недоразумение. Из-за одной песни был запрещен целый альбом, запрещен к продаже, в том числе для молодежи до 18 лет. Еще тогда мы подали иск и группа выиграла, запрет альбома был признан недействительным. Сам процесс длился очень долго, с тех пор, как все произошло. Но недавно суд признал победу за нами. Эта ситуация для нас показательна — иногда все-таки ты можешь что-то доказать. Но только иногда.
— При этом ваше творчество регулярно пытаются где-нибудь запретить — то клип, то обложку диска…
— Я считаю, что искусство должно провоцировать людей. Когда мы что-то делаем, мы не думаем о том, можно это делать или нельзя. Мы делаем все абсолютно добровольно и только потому, что нам именно это и именно в таком виде нравится. Но самое главное, что мы делаем это хорошо.
— А еще вы делаете достаточно опасные пиротехнические шоу. Откуда у группы такая любовь к огню?
— Это очень правильная постановка вопроса, про любовь. Часто нас спрашивают, как мы не боимся огня, а это не верно. Любовь к огню у человека возникла еще 5 тыс. лет назад, на подкорке сознания. Когда первобытные люди бегали на охоту, ловили зайца и потом пытались разжечь костер, чтобы зажарить добычу. Когда не было телевизора, люди вечерами располагались вокруг огня и сидели все вместе, разговаривали, ели, выпивали. В конце концов, без огня невозможно выкурить сигарету.
— Говорят, все участники группы неплохо говорят по-русски и любят русскую культуру и традиции: борщ, баню… Так ли это?
— Я не хочу об этом говорить (смеется). Но если серьезно, то каждый раз, когда мы выступаем в России, мы радуемся. Потому что здесь мы можем оценить те преимущества, которые отличают Россию от других стран. Все, кто здесь живут, хорошо понимают, о чем я говорю. И хотим и впредь выступать в России.
Кстати, когда-то у нас была группа с таким же названием, как ваше агентство, ТАСС. Она исполняла такие же песни, как Rammstein. Но, конечно, они были не настольно хороши, как мы.
— Большое спасибо.
— Пожалуйста большое (по-русски).
Беседовала
Видео дня. Что происходило на съемках «Москва слезам не верит»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео