Ещё

Сериал канала «Россия 1» создали по реальным событиям 

Сериал канала «Россия 1» создали по реальным событиям
Фото: Российская Газета
Банда из культового советского фильма «Место встречи изменить нельзя», действительно, существовала. Более того, по некоторым сведениям, в одной только Москве в разные годы орудовали шесть «Черных кошек», а по всему Союзу счет шел уже на тысячи.
Но мало кто знает, что настоящая банда не только не имела ничего общего с образом, созданным братьями Вайнерами, но даже не была связана с уголовным миром… Их называли по-разному: «банда Митина», «Красногорские оборотни», «Черная кошка». Бандиты «вышли» на улицы Москвы прямо с Доски почета оборонного завода Красногорска: молодые парни — спортсмены, комсомольцы, ударники труда. Но это днем. А ночью они совершали дерзкие налеты, грабежи и убийства, несколько лет державшие в страхе всю страну.
Телесериал «Черная кошка», который идет на канале «Россия 1» основан на реальных событиях. Прототипом главного героя Виктора Каратова (его роль в фильме исполняет ), также, как и Шарапова в фильме Говорухина, стал знаменитый сыщик угро Владимир Арапов. Именно он в 50-х арестовал банду «Черная кошка», на счету которой было 11 убийств и 28 ограблений, а позднее возглавил «убойный» отдел МУРа. Начальника и учителя, а позднее и друга Каратова, майора МУРа Льва Шеина сыграл актер . Обозреватель «РГ» задала ему, исполнителю одной из главных ролей, несколько вопросов.
Константин, когда речь идет о сериалах с вашим участием, прежде всего, вспоминается «Ликвидация», затем — «Исаев». В «Ликвидации» вы играете преступника, а в «Черной кошке» — следователя. По какую «сторону баррикад» для вас органичнее быть?
Константин Лавроненко: Понимаю ваш вопрос, но сама его постановка не очень точна. Потому что мы пытаемся все-таки быть живыми людьми — в чем-то хорошими, в чем-то плохими, и найти то, как именно наши персонажи отзываются в нас. Потому что нужно быть и на экране живыми, а не теми, к кому можно приклеить ярлыки: вот это бандит, а это герой. Я уже не говорю о том, что, в принципе, пытаешься выбирать сценарии или принимать участие в таких проектах, где есть возможность себя помучить, что-то новое в себе найти. Не обязательно хорошее или нет, разное.
В каждом человеке есть все качества, но никто же себя не называет плохим. Мы все хорошие, однако, если покопаться в себе, то можно найти и не очень приятные вещи. И реально в жизни мы кому-то нравимся, кому-то — нет. Поэтому, если персонаж написан не плоско, а объемно, если пытается найти ответы на вечные вопросы, которые в обычной жизни волнуют всех, а именно — добро, зло, смерть, любовь — он уже интересен.
Что вас привлекло в вашем герое, следователе Шеине? Может быть, вы засматривались «Место встречи изменить нельзя» или зачитывались книжкой братьев Вайнеров?
Константин Лавроненко: Я бы не хотел сравнивать. Особенно фильмы. Просто название общее «Черная кошка», а так у нас все абсолютно другое, включая и главных героев. Их объединяет только одно — послевоенное время и бандитизм, который тогда процветал. Что касается майора Шеина, то в фильме показаны не только его принципиальные взгляды на то, кто такие бандиты, что это за нелюди, и как с ними бороться. У него есть своя личная драматическая линия и история взаимоотношений с женой. Она составляет одну из сюжетных основ в фильме, и придает моему персонажу и глубину, и объем. Убеждения Шеина заключаются в том, что зло надо искоренять, и иногда можно прибегать к абсолютно жестким методам.
Конечно, он в чем-то жесткий человек, и вот эта его непримиримость определяет и поступки в личной жизни. Наверное, он совершал или совершает ошибки — с какой точки зрения посмотреть. Но он пытается понимать и самого себя — что же такое происходит, и почему. В фильме есть переплетение и личных мотивов, и криминальных историй. И в этом — его сильная сторона.
На Одесской киностудии недавно открыли музей. И там прямо во дворе стоит машина, на которой разъезжали в фильме муровцы, ловили банду «Черная кошка». Как вживаться в то время, когда сейчас можно с компьютерами ловить преступника?
Константин Лавроненко: Вся группа, а также художники и по гриму, и по костюмам, старались быть правдивыми в том, чтобы достоверно передать эпоху. В костюмах и деталях, декорациях и интерьерах, машинах и оружии. Во всем.
Мне интересны ваши актерские ощущения. Допустим, как держать в руках пистолет того времени?
Константин Лавроненко: Дело в том, что мне уже не раз приходилось носить такие костюмы, и водить такие старые машины. И стрелять из разного оружия того времени. Так что не было такого трепета и вопросов: как же с ним обращаться? Но должен сказать, что все равно происходит очень тщательный отбор, когда ищем образ. Потому что одному идет пиджак, другому — куртка. Одному — кепка, другому — фуражка или вообще ничего. От туфель до усов — профессионалы ко всему подходят грамотно. И в нашей команде были люди, которые отслеживали, выбирали каждую деталь.
Ваш партнер по фильму Игорь Петренко удивил зрителей в хорошем смысле, когда сыграл . И здесь роль аналогичная…
Константин Лавроненко: Партнеры у меня замечательные. Игорь Петренко, как мне кажется, продемонстрировал точное попадание в своего Владимира Арапова. Тоже непримиримый. На площадке это чувствовалось — сталкивались принципиальность моего персонажа, и его. Так что мы нащупали то, что нужно было для атмосферы нашего фильма. Во всяком случае, нам было интересно вдвоем. Работали скрупулезно, нам приходилось что-то менять. Не в глобальном смысле, но какие-то тесты, сюжеты, повороты, мизансцены. Находили решения вместе, и это было замечательно.
А Катя Гусева?
Константин Лавроненко: Она работала очень трогательно и точно. Это невозможно было не увидеть, не услышать, не оценить. Я не могу сказать обо всех актерах в фильме «Черная кошка» — говорю лишь о тех, с кем было много совместных сцен. И вот тут было абсолютно точное видение и персонажей, и истории. Надеюсь, что зрители это и почувствовали, и увидели. Думаю, что их все-таки трогает человеческое, а остальное — профессиональное — временное: оно сразу исчезает. Если актер по-человечески существует неубедительно, тогда и вылезают какое-то недочеты. Если же зритель видит перед собой живых людей, чувствует загадку, это его притягивает. Когда он пытается разгадать не только сюжет, а самих персонажей, как людей, тогда и все остальное становится на свои места.
Константин, вы получили награду, благодаря которой мы все гордимся вами. Приз Каннского фестиваля за лучшую мужскую роль. У нас в последние годы стали давать и на «Нике», и на «Золотом орле», и на Премии Ассоциации Продюсеров призы и за игру в сериалах. Как вы думаете, наши сериалы будут выходить на международный уровень и конкурировать там?
Константин Лавроненко: Осторожно отношусь к любым прогнозам, и хорошим, и нехорошим. Зрители разные, что естественно. И мы очень часто с этим сталкиваемся. Один человек воспринимает фильм, спектакль, актера. Прямо боготворит. А другой не воспринимает напрочь. Сидят в зале 500 человек, и столько же мнений. Они могут совпадать или нет, но, у каждого есть свое право.
Смогут ли наши сериалы конкурировать? Пока не знаю. Нужно какое-то время. Здесь есть и объективная причина, но это уже другая огромная тема. Думаю, что не в скором времени мы могли бы быть достойно представлены на мировой арене.
Где еще мы вас увидим, кроме «Черной кошки», в ближайшее время?
Константин Лавроненко: 17 ноября — премьера фильма режиссера Сарика Андреасяна и продюсера . Эта картина совместного производства России и Армении выйдет в прокат с 1 декабря. Она расскажет о землетрясении в армянских Спитаке, Ленинакане и других городах. Моему герою Константину Бережному 45 лет. По стечению обстоятельств в тот самый день, когда произошло землетрясение, он возвращается к своей семье…
Видео дня. Что стало с самыми яркими квнщиками
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео