Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Капкан
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Страшные истории для рассказа в темноте
Триллер, Ужасы
Купить билет
Падение ангела
Боевик
Купить билет
Бык
Драма
Купить билет
Дора и Затерянный город
Приключение, Комедия, Детский
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Трудности выживания
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Синяя бездна 2
Приключение, Ужасы, Драма
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Капитан Марвел
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет

Бекмамбетов: «Елок» будет столько, сколько лет мы будем жить 

Фильм появится в российских кинотеатрах 22 декабря. И, судя по премьере, где зрители во всех залах большого кинокомплекса сидели плотными рядами на ступеньках, его опять будет смотреть большинство россиян.
Секрет популярности картины, по моему мнению, в структуре киносалата «Оливье», куда накрошено всего понемногу. Современный зритель, привыкший к клиповой подаче и коротким видео в соцсетях, радостно реагирует на то, что картину можно смотреть с любого момента и в любом городе, что новелл много, любимых артистов еще больше, а главное — фильм похож на сборник анекдотов с добрым посылом и хорошей концовкой. Однако у , который делает популярный киноальманах с 2010 года, другая версия популярности «Елок».
— Вот вы критиковали фильм. Осознали свои ошибки? — рассмеялся Тимур в начале разговора. — Мы же трекинг смотрим, опросы . Как раз в день премьеры пришли свежие цифры. Все «Елки» посмотрели 170 млн человек. Так что каждый второй житель России знает о них, и, надеюсь, любит. И в этом году, уже за несколько дней до выхода фильма в прокат, мы видим очень большой к нему интерес. Показатели все высокие, как у самых значительных кинособытий года. Так что теперь вы можете критиковать.
Тимур, ваши достоинства как продюсера я нисколько не умаляю. Вас называют «кинематографическим Дедом Морозом», потому что вы приходите и собираете львиную долю прибыли с новогоднего кинопроката.
Тимур Бекмамбетов: Не собираю. В прошлом году не было «Елок» (делает паузу), а был… «Самый лучший день».
Но каждый раз вы приходите с каким-то проектом именно под Новый год.
Тимур Бекмамбетов: Это началось в 1992 году, когда не было еще такого кино, а была рекламная компания банка «Империал». Первый ролик — про , которого Екатерина спросила, почему он ничего не ест…
…и он ответил «До первой звезды!»
Тимур Бекмамбетов: Да! Это был мой первый рождественский опыт. Тогда уже я понял, что тема не чужда нашему зрителю, и с тех пор ее эксплуатирую. Потом был ролик про Мандельштама: «Сусальным золотом горят в лесах рождественские елки…»
Так… И сколько будет «Елок»?
Тимур Бекмамбетов: Столько, сколько лет мы все будем жить. Это — лес! В прошлом году, когда мы выпускали в прокат «Самый лучший день» — новый российский мюзикл, впервые после СССР — то проводили опросы в кинотеатрах. Спрашивали зрителей: «На какой фильм вы идете?» И все отвечали: «На „Елки“! И мы поняли: раз люди хотят их смотреть, значит это им нужно. И я знаю секрет, знаю, почему смотрят „Елки“.
И почему?
Тимур Бекмамбетов: Это страшная хитрость — мы даем возможность зрителям отпраздновать Новый год до того, как он наступает. Потому что людям уже с начала декабря очень хочется Нового года. А он не наступает. Проблемы наваливаются. Экзамены надо сдавать и отчеты — тоже, и статьи в газету написать. И дома проблемы. И все это одновременно. Уже везде развешаны украшения, но жизнь еще „прессует“ — в автобусе, в метро. И тут — висит объявление, что можно зайти в кино и встретить праздник. Вот эта возможность пережить Новый год заранее — в 2016-м с 22 декабря, например — она неотвратимо привлекает людей. Мы выходили и 15 декабря, и 27-го — всегда одно и то же.
Вам, как продюсеру, какие проекты делать выгоднее — такие, как „Убрать из друзей“ (сборы были беспрецедентные) или как „Елки“, которые перекрывают даже ваши голливудские возможности и достижения?
Тимур Бекмамбетов: Вы путаете два понятия — продюсер и инвестор. Проблемы найти деньги нет. Есть проблема деньги вернуть. И рецепт только один — нужно любить то, что ты делаешь, быть бесстрашным и любить зрителя. Я вас уверяю, что самые большие проблемы в кинематографе из-за того, что слишком много людей, которые пытаются заниматься бизнесом и считать деньги.
И все-таки, „Елки“ выгоднее, чем Голливуд?
Тимур Бекмамбетов: Не ко мне вопрос. Тут вообще все запутано, потому что в России государство нам помогает делать фильмы, а в Америке никто и никому. У меня так голова даже не устроена. Особенно сейчас, когда главное для нашего кинематографа — выжить. Ему сейчас не до подсчета доходов и прибылей. Наша главная задача — сохраниться и заложить фундамент на будущее. Потому что мало кто понимает — для того, чтобы сегодня вышел новый фильм, решение о его запуске надо было принять два года назад.
Подведите ваши личные итоги года кино?
Тимур Бекмамбетов: Мы все их через два года подведем. Раз так назвали „Год кино“ — это означает, что российскому кинематографу уделили повышенное внимание, начали снимать фильмы. И только через полтора-два года увидим результаты. Потому что то, что выходило в 2016-м, было запущено задолго до того как объявили Год кино. А личные итоги — они разные. Проектов было много.
У вас не просили формат „Елок“ продать в другую страну?
Тимур Бекмамбетов: Мы не отдадим! Это же секреты профессии. У нас есть коалиция „елочников“ во всем мире, которая уже готовит фильм „Елки международные“. Но тут есть одна проблема — елки везде очень разные. У нас — Новый Год, в Европе — Рождество. В Китае Новый Год вообще в феврале, а в Иерусалиме — осенью.
То есть вам самим интереснее делать „Елки международные“, чем отдавать кому-то формат. Но неужели не хотели его купить, сами делать свои елки — израильские, английские? Наверняка были предложения?
Тимур Бекмамбетов: Даже украли в Китае. Мы с одной девушкой должны были снимать фильм. А она взяла и сделала сама — такой же альманах, состоящий из новелл.
Каким надо быть режиссером, сценаристом и актером, чтобы попасть в команду „елочников“? Вот, в новом фильме у вас и , и 
Тимур Бекмамбетов: Расскажу вам еще один секрет. Следующие „Елки“ будет продюсировать , он же — . Буквально на днях с ним встретились и договорились об этом. Мы набрали сценарную мастерскую в „Базелевсе“, два месяца учили группу ребят, и результатом работы стал сценарий следующего фильма „Елки“. Он появится в следующем году.
Сам Крыжовников снимет новеллу?
Тимур Бекмамбетов: Да, и сам сыграет в фильме. И  опять будем снимать (жена Жоры Крыжовникова сыграла Олю в фильме и Наташу в фильме «Горько!» — Прим. С. А.).
Меня интересуют ваши фильмы, снятые на десктопе (на рабочем столе компьютера). Как развивается это направление? Слышала, вы снимаете картину, действие которой будет проходить в skype?
Тимур Бекмамбетов: Это будет триллер — журналистское расследование, фильм про вашу английскую коллегу. Съемочная группа была в Британии и на Кипре, и впервые в истории кино команда «Мотор!» звучала в двух странах одновременно, и съемка происходила сразу в двух местах. Молодой человек ехал по Никосии, а девушка была в Лондоне. Актеры играли, взаимодействовали друг с другом, находясь в разных точках земли.
Как монтировали?
Тимур Бекмамбетов: Это не монтаж, а то, что называется screen capture. То есть мы «захватываем» видео с экрана и монтируем как в кино. Вообще в этом направлении мы работаем довольно активно. После сняли комедию «Лайканутый» (Liked) по «Cирано де Бержераку» — она готовится к выходу в США. Думаю, это произойдет весной будущего года. Помните пьесу? Один друг помогал другому общаться с девушкой. То же и у нас — в одной из соцсетей. В России сняли фильм «Вписка» в этом же формате. По жанру — комедия а ля «Горько!», только про социальные сети. Режиссер сейчас заканчивает монтаж. Еще сделали картину «Взломать блоггеров» — актерами этого фэнтези стали популярные блоггеры, у каждого из которых по нескольку тысяч подписчиков. В Америке в этой же технологии «захват экрана» сняли несколько фильмов. Мы много экспериментируем.
Вы делали у нас один из лучших фестивалей, куда привозили ведущих голливудских звезд. Продолжите?
Тимур Бекмамбетов: Мы старались, и я, наверное, должен и буду это делать дальше. Потому что у фестиваля оказались довольно неожиданные последствия. Например, там был парень  — мы показывали его фильм «Монстры». Небольшой, снятый за 100 тысяч долларов. Потом Гарет снял «Годзиллу» и «Изгой-один: Звездные войны» — стал большим режиссером. Из этого фестиваля вырос и наш с  проект, который называется «Война токов» — 19 декабря начались съемки в Лондоне. Фильм о битве между двумя технологиями в XIX веке (фильм расскажет о противостоянии и Джорджа Вестингауза в борьбе за использование постоянного и переменного тока. В нем сыграют , , Сиена Миллер и другие. Режиссер  — Прим. С. А.).
уехал из Голливуда, а вы — нет. И стали, пожалуй, одним из тех наших режиссеров, кто наиболее успешно там работает.
Тимур Бекмамбетов: Я и в Голливуд не уезжал. Просто Кончаловский там был в другое время. А сейчас мне и никуда перемещаться не надо. Я живу в Москве, снимаю «Елки» и фильм про космонавта , который выйдет в апреле 2017-го. Сегодня технологии позволяют нам жить одновременно во многих местах. Я могу, находясь в Лос-Анджелесе, режиссировать «Елки», а находясь в Москве, заниматься проектами в США. Это просто время изменилось.
Иногда американские артисты приезжают сюда и жалуются, мол, Голливуд в кризисе, вот у вас тут в России… Каково будущее Голливуда?
Тимур Бекмамбетов: Он в кризисе постоянном. И благодаря тому, что этот кризис есть, все развивается. Вся система производства фильмов, которая была долгие годы, рушится, и у нее нет будущего. Фильмы будут снимать по-другому. Вот, например, предлагает новую модель: они заказывают фильмы, гарантируя дистрибуцию. Мы снимаем наши фильмы в технологии «захват экрана», можем выкладывать их в интернет, и нам никто не нужен. С другой стороны, большие марвелловские блокбастеры разрастаются до невероятных бюджетов, когда уже немыслимая стоимость превращает их из кино в другой тип бизнеса. А вся драма ушла на телевидение. Так что кризис — это замечательное состояние, во время которого возникают свежие идеи и появляются новые люди. Сытые уходят, приходят дерзкие и молодые.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео