Трек сошел со старой дорожки

В 2016 году поп-звездами становятся по-новому
Итоги музыка
В популярной музыке в 2016 году окончательно пропали те барьеры, которые раньше мешали успешному треку добраться до всех своих потенциальных слушателей. Зато выросли барьеры новые, считает БОРИС БАРАБАНОВ.
Если вы не работаете на музыкальном радио, то, вероятно, вам ничего не скажет название песни «Sub Pielea Mea» или же исполняющей ее группы Carla`s Dreams. А если вас спросят, какую песню наши соотечественники чаще всего слушали в 2016 году, то, скорее всего, вы назовете «Экспонат» «Ленинграда». И тем не менее «Sub Pielea Mea», что с румынского переводится как «У меня под кожей»,— строчка, которую вы слышали, вероятно, сотни раз. Но запомнили более ударную фразу той же песни — «Hop, eroina». Летом эта песня верховодила в чартах «. Музыки», стала самой продаваемой по итогам года композицией в нашем сегменте iTunes и Music и практически весь год лидировала в радиоэфирах. На YouTube ее посмотрели 56 млн раз, притом что в Великобритании и США ее в принципе не знают.
До появления «Sub Pielea Mea» группа Carla`s Dreams была локальным молдавско-румынским феноменом. Ее участники записывали музыку в диапазоне от джаза и хип-хопа до рока, а единственной постоянной величиной было инкогнито ключевых персонажей. На волне успеха «Sub Pielea Mea», снимаясь в Москве в шоу «Вечерний Ургант», они тщательно оберегали тайну и перед камерами появились густо загримированными, в темных очках и капюшонах.
Выяснить, кто скрывается за масками в Carla`s Dreams, наверное, несложно. Но интереснее вычислить секрет популярности песни, записанной в местах, на первый взгляд далеких от центров музыкальной индустрии. И здесь сразу стоит отметить, что молдавско-румынская музыкальная индустрия регулярно поставляет хиты, прежде всего, на российский рынок, но и всю Европу тоже окучивает вполне успешно. У молдавских поп-продюсеров есть какое-то особое понимание восточноевропейского восприятия, они знают про нас что-то, чего мы и сами не в силах сформулировать. Может быть, это в крови еще с тех пор, как братья-славяне легко усваивали песни , все эти «Романтикэ» и «Меланколие дульче мелодие». В любом случае вы легко вспомните и O-Zone с «Dragostea Din Tei» (2003), и Morandi с «Angels» (2007), и Александру Стэн с «Mr. Saxobeat» (2011). Если не имена, то мелодические хуки, эти хваткие нотки, которые впиваются в уши, вспомните точно.
В тех же чартах, где в течение года лидировала «Sub Pielea Mea», несколькими ступенями ниже можно было обнаружить трек турецкого диджея Махмута Орхана «Feel», записанный с участием певицы Сены Сенер,— привязчивый дискотечный хит с характерной скрипкой. Клип «Feel» набрал 99 млн просмотров, в итоговом чарте iTunes по России он занимает восьмое место. А в конце года Махмуту Орхану уже наступал на пятки соотечественник по имени Бурак Йетер, его песня «Tuesday» вышла на третью позицию в итоговом чарте iTunes.
Еще в 2000-е журналистская логика привела бы к мысли о существовании, скажем, «румынского феномена» или же «турецкой сцены». И для понимания картины стоило бы съездить в Бухарест и пройтись по клубам или же отправиться в Стамбул и найти улицу, на которой сосредоточены студии звукозаписи. Особенность текущего периода состоит в том, что никаких локальных феноменов в музыке не осталось. Как и самих Центра и Периферии.
Дело здесь не только в том, что всем доступны примерно одни и те же технологии. Треки, оккупирующие радиочастоты, прежде всего, сделаны по общепризнанным формулам современной танцевальной музыки. Это либо вещи, изначально изготовленные диджеями-продюсерами, либо ремиксы на песни, изначально совсем далекие от дискотек. Помимо «Sub Pielea Mea», которую многие знают в первую очередь благодаря ремиксу, яркий пример — успех француженки Имани с радиохитами «Don`t Be So Shy» и «You Will Never Know», а также не менее любимая в России американка LP с песней «Lost On You» (все эти песни в 2016 году были более чем на слуху). К слову, своим успехом обе певицы обязаны нашим соотечественникам — диджейским бригадам Swanky Tunes и Filatov & Karas. Причем речь не только об успехе в России.
Игроки рынка утверждают, что успех Имани и Carla`s Dreams в России заставил боссов европейской музыкальной индустрии более чем пристально наблюдать за ситуацией в российских музыкальных чартах. В данном случае уже впору говорить о «российском феномене» в танцевальной музыке. И если несколько лет назад наша соотечественница Нина Кравиц и несколько ее коллег преуспели на поле техно, то те же Filatov & Karas ( и ) востребованы как носители ДНК новой массовой поп-музыки. О них говорят как о европейских звездах, в России их не застать.
Но есть и грустная сторона медали. Танцевальные ритмы 2010-х стерли границы между странами и стилями, но стали новым барьером для самобытных артистов. Если LP уверяет в интервью “Ъ”, что ее не смущает примитивный коммерческий подход диджеев к ремиксам для радио, то Имани, говорят, всерьез обеспокоена тем, что ее знают прежде всего по версиям с «дыц-дыц» в основе, и не планирует пока новых танцевальных хитов. Тем временем талантливые диджеи-продюсеры аффилируются с радиостанциями не хуже поэтов и композиторов. Это не афишируется, но это так, и в России едва ли не в первую очередь.
Если у вас сложилось впечатление, что в эпоху интернета, соцсетей и музыкальных платформ радио перестало играть ключевую роль в продвижении артиста, то не стоит торопиться с выводами. Если на заре «форматного» радио музыкантов просили самостоятельно переделать аранжировку в соответствии с требованиями эфира, то теперь рекомендуют сразу отправить потенциальный хит на «перепрошивку» к особо приближенному диджею. Объясняется это тем, что на рынке очень много станций, ориентированных на танцевальный поп и конкуренция между ними нешуточная. Особенно когда каждый диджей, творящий, как принято считать, у себя в спальне, может в следующую секунду стать звездой.
18+