Ещё

10 фильмов кинофестиваля в Берлине 

Выбор и  9 февраля в 67-й раз открывается Берлинале, первый в году смотр авторского кино со всего мира. Weekend выбрал 10 самых интересных фильмов из разных программ фестиваля международный конкурс Обратная сторона надежды Аки Каурисмяки Вторая глава «портовой трилогии» Каурисмяки, начатой гуманистической одой «Гавр», в которой жители идеального Гавра спасали от депортации африканского мальчика-нелегала. В своей новой комедии Каурисмяки сталкивает угрюмых финнов и сирийских беженцев. Ценитель Достоевского и Брессона, он снимает фильмы о «людях без прошлого», трогательных неудачниках и молчунах. Сегодня режиссер населяет свой кинематографический мир новыми маргиналами, людьми без европейского прошлого, молодой шпаной посреди стареющей Европы. Каурисмяки всегда говорил, что его «простые фильмы» должны быть понятны без перевода, и «Надежду» тоже необязательно переводить: неуклюжие драки, неудобные нары, добрые люди, хорошие блюзы. Вечеринка Самая «зрительская» из радикальных режиссеров, британка Салли Поттер впервые участвовала в Берлинском фестивале еще в 1984 году с феминистской поэмой «Золотоискательницы». Всю жизнь (сейчас ей под 70) она экспериментирует с видеорядом, гендером актеров, текстом и постоянно ищет новые способы ошарашить зрителя. В «Орландо», ее главном шедевре, время застывало вокруг героя/героини, в фильме «Да» все говорили стихами, в «Ярости» сыграл свою лучшую женскую роль. , восьмая полнометражная картина Поттер, заявлена как «комедия трагических пропорций», которая начнется праздником, а закончится кровью. Среди актеров — , и  Томас, а оператор — ("Иди и смотри", «Адмиралъ»), с которым Салли Поттер сняла и «Орландо», и «Да». Возвращение в Монток Фолькер Шлендорф Немецкий классик в юности работал ассистентом больших режиссеров — Луи Маля, Алена Рене, Жан-Пьера Мельвиля, — а потом стал ассистентом у большой литературы. Известным его сделала экранизация ("Потерянная честь Катарины Блюм"), великим — экранизация ("Жестяной барабан"), немного смешным — экранизация Дж. Х. Чейза ("Пальметто"). Повесть «Монток», заявленная в названии нового фильма, — автобиографическая исповедь швейцарского классика . У Шлендорфа писатель (Стеллан Скарсгорд), представляя в Нью-Йорке очередную книгу, встречается со своей давней любовью. Режиссер говорит, что и для него «Возвращение в Монток» в чем-то автобиографично. Ужин Двое братьев, оба чего-то добились в жизни, оба с красивыми женами, встречаются в фешенебельном ресторане, чтобы за устрицами обсудить небольшие семейные проблемы: их дети совершили преступление. Психологический триллер голландского писателя Германа Коха вышел в 2009-м, сообщил много неприятного о европейских ценностях и немедленно стал бестселлером. Его тут же экранизировали — сначала в Голландии, потом в Италии. Американскую киноверсию драмы собиралась снимать , а Орен Моверман должен был стать автором сценарной адаптации. Но Бланшетт передумала. Моверман — прекрасный сценарист (на Берлинале в 2009-м он получил «Серебряного медведя» за сценарий своего режиссерского дебюта, драмы «Посланник») и крепкий режиссер. Лучше всего у него получается рассказывать о подавленных страстях и показывать растерянных мужчин: в «Ужине» это будут и . Ночью на пляже одна Хон Сансу Новые фильмы корейца Хон Сансу появляются примерно раз в год, а то и чаще: Хон снимает быстро и дешево, превратив такой подход в эстетический принцип. Другой принцип — снимать о том, что знаешь, а в случае Хона это кино, отношения полов и алкоголь. Вот и «Ночью на пляже» рассказывает о киноактрисе, которая слоняется по приморскому городу, размышляя о своих отношениях с женатым мужчиной; стоит ожидать, что и без пары бутылок соджу не обойдется. Из таких простых элементов Хон составляет сложные узоры, часто используя повторения, вариации и сюжеты внутри сюжета — именно за эту изобретательность его так ценят критики и фестивали (в конкурсе Берлина он уже третий раз). Международное название фильма — цитата из , но, возможно, это просто совпадение: их в сюжетах Хона тоже немало. внеконкурсный показ Бар Алекс де ла Иглесиа Красивая женщина, хипстер, рабочий, бомж, бизнесмен, пожилая дама и еще несколько человек входят в бар. Звучит как начало анекдота, и правильно: все фильмы де ла Иглесиа — это анекдоты, извращенно смешные и более или менее кровавые. Этот веселый испанец ненавидит тренды, любит бодрую классическую музыку и с удовольствием мучает своих героев, балансируя между пошлостью и красотой. В его новой черной комедии прямо перед стеклянной дверью бара кто-то в кого-то стреляет. Улица пустеет, разношерстная компания оказывается запертой в баре. Всем очень хочется выжить. Или хотя бы выпить. Может быть, в фильмах де ла Иглесиа не так уж много глубины, но драйва — как у молодого Тарантино или . специальный показ Затерянный город Z  Джеймс Грей — один из самых значительных американских режиссеров, работающих сегодня, хотя мы не так уж часто слышим его имя. Постановщику не очень повезло с эпохой: его меланхоличные фильмы тяготеют к «большому стилю» XX века и многим кажутся старомодными или слишком серьезными. Все предыдущие работы Грея были нью-йоркскими историями, но на этот раз он неожиданно для всех отправился в бразильские леса и снял историческую картину о британских исследователях в поисках легендарного древнего города на Амазонке. Одну из главных ролей играет бородатый , продолжающий попытки избавиться от статуса подросткового идола. Специальный показ в Берлине — первый за пределами США (премьера прошла на Нью-Йоркском кинофестивале). Без названия , Моника Вилли Странствующий документалист Михаэль Главоггер обычно выстраивал фильмы вокруг одной определенной темы: «Мегаполисы» рассказывали о беднейших обитателях крупных мегаполисов, «Смерть рабочего» — о пролетариях на тяжелом производстве, «Слава блудницы» — о проститутках. Но тем, что объединяло эти аскетичные работы, было ощущение мира как глобальной деревни, которую режиссер исходил вдоль и поперек. Замышляя «Без названия», Главоггер говорил, что этот фильм будет «ни о чем», о движении по континентам, не имеющем иной цели, кроме любопытства к миру. Картину снимали три года назад на Балканах, в Италии и Западной Африке; Главоггер скоропостижно скончался прямо за работой в Либерии. Фильм закончила монтажер Моника Вилли, и в Берлине его впервые представят публике. программа «Форум» Золотые двери Алекс Росс Перри Как правило, внеконкурсный «Форум» во многом интереснее основной программы Берлинале. Здесь показывают экспериментальные фильмы, но всегда находится место и менее радикальному кино. Если считать королем независимого кино Вуди Аллена, то Алекс Росс Перри — один из наследных принцев. В его новом фильме покой двух интеллигентных нью-йоркских семей нарушает молодая австралийка — такая завязка сюжета могла бы быть и у старшего коллеги автора «Золотых дверей». Но фильмы Перри, как правило, еще более нервные и еще более мизантропичные. В ролях — лучшие люди Нью-Йорка, включая Хлои Севиньи и , известного по ролям у Уэса Андерсона и фильму «Послушай, Филип» самого Перри. Разговоры во сне , Тот же «Форум» в этом году представит два фильма лаборатории сенсорной этнографии . Несмотря на устрашающее название, это не группа ученых, а коллектив авангардных кинематографистов, наблюдающих человеческую жизнь с неожиданных ракурсов. Предыдущий их фильм «Левиафан» (2012) — по-настоящему жуткий документальный хоррор о рыбной ловле (!); теперь же они снимают чудовищ, рожденных не природой, но сном человеческого разума. В новой работе использованы записи американца Диона Макгрегора, имевшего склонность много говорить во сне, рассказывая такие сюжеты, которые не смогли бы придумать даже изощренные умы французских сюрреалистов.
Видео дня. Артисты, кусавшие локти после отказа от ролей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео