Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ
о фильме «Т2: Трейнспоттинг» В прокат выходит продолжение фильма "На игле" по одноименному роману . Спустя 20 лет в Эдинбурге по-прежнему торчат -- и это по-прежнему вставляет В 1996 году фильм "На игле" ("Трейнспоттинг") сделал культовым британского режиссера Дэнни Бойла. За прошедшие 20 лет Бойл получил "Эмми" за режиссуру открытия лондонской Олимпиады и "Оскара" за "Миллионера из трущоб", но его главным фильмом все равно остается "На игле" -- наркотическая ода гранжу, молодости и идиотизму, предъявившая миру восхитительно грязные простыни 90-х. Двадцать лет спустя Бойл решил вернуться к тому, с чего начинал, и снял "Т2: Трейнспоттинг" -- черную комедию о постаревших, но так и не повзрослевших эдинбургских торчках, с теми же актерами и с тем же драйвом. В видеосалонах "На игле" просили так: "Кино, где наркоман ныряет в унитаз". Двадцать лет спустя Марк Рентон (закабаневший и растерянный ), главный герой первого фильма, ныряет в унитаз еще более грязный: он возвращается в Эдинбург, к своим друзьям, у которых в финале первого фильма украл все деньги. Роман Ирвина Уэлша "Порно", продолжение "На игле", вышел в 2004 году. В нем герои собирались заниматься порнобизнесом. "Т2: Трейнспоттинг" следует сиквелу Уэлша, но лишь отчасти: здесь и герои взрослее, и бизнес жестче. Кочерыжка (Юэн Бремнер, похожий на иссохшего ) все еще на игле, ходит на собрания анонимных наркоманов, сын его презирает. Кайфолом Саймон (возмужавший ) перешел на кокс, нашел напарницу, молодую болгарскую проститутку Веронику (), и шантажирует любителей секс-подчинения. Бегби (Роберт Карлайл, играющий на этот раз не социопата, а постаревшего разъяренного гопника) сидит в тюрьме, но это ненадолго. Первый "На игле" был настолько живым, настолько наглым, настолько важным, что второй и не собирается выходить из его тени. Визуально Бойл так же изобретателен, а новый саундтрек так же бьет по нервам. И, к счастью, режиссера ничуть не смущает, что все эти флешбэки, анимация, буквы на экране, рваный резкий монтаж, лица не в фокусе -- все это уже 20 лет как устарело. Иногда "Т2" становится слишком сентиментальным, слишком предсказуемым, глуповатым, немолодым -- но это намеренная, жестокая сентиментальность. В "Т2" есть гениальная метафора всей затеи -- этого сиквела, возвращения к Уэлшу, к Эдинбургу, к героиновому романтизму, к актерам, с которыми режиссер за эти 20 лет ссорился и мирился (Макгрегор сильно обиделся на Бойла, когда тот не взял его сниматься в фильм "Пляж"). Рентон заходит в свою комнату в родительском доме, где все осталось, как 20 лет назад. Берет грампластинку, ставит на проигрыватель, игла опускается, и начинается "Lust For Life" -- кавер той самой песни Игги Попа, под которую происходило все самое важное в первом фильме. Не дослушав даже первые пару секунд, Рентон в ужасе вырубает проигрыватель. Прошлое слишком страшно, слишком громко. И слишком близко. Сам режиссер считает, что его сиквел -- о том, что за все приходится платить. Но на самом деле получился фильм о том, что за все уже заплачено дурацкой молодостью. Надо бы перестать винить ее во всех своих неудачах, но это невозможно. "На игле" был фильмом о маргиналах. "Т2" -- фильм о тех, в кого они превращаются: о людях. В одной из ключевых сцен Рентон объясняет Кочерыжке, что они всегда будут торчками и никакой "детокс организма" не сработает. Просто эту энергию надо куда-то направить, начать торчать от чего-то другого. От чего угодно -- хоть от бега, хоть от бокса. Кочерыжка честно пробует заняться боксом, но по-настоящему его вставляет только тогда, когда он начинает складывать буквы в слова. Так на наших глазах из портрета "лишнего поколения", каким был "На игле", дилогия Бойла внезапно вырастает в портрет поколения, которое останется в истории. Потому что оно нашло своего летописца -- такого старомодного и сентиментального, как Кочерыжка. Как Дэнни Бойл. В прокате с 8 марта