«Весна на Заречной улице» обрела цвет и стареть не собирается 

«Весна на Заречной улице» обрела цвет и стареть не собирается
Фото: Вечерняя Москва
Утро 8 марта на Первом канале начнется с легендарного фильма , включайте телевизор в 10:10. Знакомые все лица, любимые актеры, узнаваемые сцены — фильм-то культовый! Но картина стала… цветной. Фильм 1956 года — одна из самых популярных отечественных мелодрам, снятая режиссерами и Марленом Хуциевым. Последний открыл дорогу новому поколению актеров: в картине дебютировали выпускники ВГИКа , , . В первый год проката картину посмотрело более 30 миллионов человек. Когда ее решили «покрасить», колоризаторы и реставраторы были рады — ведь им предстояло поработать рядом с человеком-легендой, Марленом Хуциевым.
Режиссер понимал и говорил, что процесс колоризации порой не легче самого процесса съемок, если к этому занятию подходить ответственно. Он сам руководил процессом колоризации и в итоге остался доволен результатом.
Период подготовки к работам по восстановлению картины составил более года. Для начала сформированная производственная группа задалась целью собрать максимально возможное количество разнообразной информации, имеющей отношение к фильму. В частности, на первом этапе были запрошены студийные и государственные архивы, как украинские, так и российские, получены любопытные, нередко уникальные фотографии участников съемочной группы, монтажные листы и режиссерский сценарий к фильму, удалось обнаружить также киноафиши фильма 50-х годов прошлого века. Затем приступили к полной реставрации изображения и звука.
Это процесс длительный и трудоемкий. Предстояло восстановить исходные материалы, негативы. Тут неоценимую помощь оказали специалисты Госфильмофонда России. Реставрация негативной пленки, вкратце, заключалась в том, что негатив предварительно замачивали на несколько дней в специальных растворах, восстанавливая эластичность пленки, затем производили ультразвуковую очистку от пыли, глянцевали, и только после этого она становилась пригодной для сканирования, которое являлось второй стадией, предшествовавшей цифровой реставрации.
Сканирование фильма было сложным и длительным: почтенный возраст пленки и устаревшая перфорация замедляли обычный производственный ритм. Вместо положенных в таких случаях пяти дней он занял… 35! Потом пришло время цифровой реставрации и «ремастеринга» звука. Ну а вся дальнейшая работа шла в электронном виде. Фильм «нарезается» на файлы (один кадр — один файл). Эти файлы передаются художникам-реставраторам, которые с помощью компьютерных технологий убирают царапины, склейки, пленочное «зерно», химические пятна, грязь. В общей сложности через руки реставраторов прошло более 120 тысяч кадров!
Марлен Хуциев вспоминал:
— В 1956-м году для нас даже не возникал вопрос, на какую пленку снимать — черно-белую или цветную. На цвет практически не снимали. Естественно, на черно-белую… Так тогда все одесские фильмы снимались. Параллельно с нами «Капитан „Старой черепахи“ снимался, потом „Моя дочь“, „Жажда“, „Агент „Искры“, „Повесть о первой любви“… Я даже не помню, где впервые появился цвет. Даже „Верность“ Тодоровского — а это уже лет через восемь — и то черно-белая была. Но мы тогда, честно говоря, и не воспринимали это как некий минус. О другом думали…
Да, было не до этого… Но справедливости ради заметим, что первые цветные фильмы были созданы в нашей стране по „двухцветному“ аддитивному методу еще до войны. Только было их очень мало.
…Те, кто знает, как требователен в работе Хуциев, могут представить, сколь непростым получился процесс! На протяжении всей работы над фильмом происходили многократные обсуждения решения отдельных сцен и даже кадров, многое приходилось переделывать по несколько раз.
— Это была кропотливая, тщательная творческая работа вместе с киновидеообъединением „Крупный план“. Мы искали, с какого эпизода начнет проявляться цвет. Ведь первые минуты показа картина идет в черно-белом формате, напоминая зрителям об изначальном варианте. Решали, как соотнести зелень, натуру, цех. Чтобы понять, как выглядел материал, из которого пошита одежда героев, приносили кусочки ткани тех времен. Раньше при съемке черно-белых фильмов было много нюансов. Например, из-за качества пленки белые рубашки красили в желтый цвет.
Большую помощь в работе над цветной версией „Весны на Заречной улице“ оказала художник по костюмам Наталья Монева, которая много лет трудится на киностудии „Мосфильм“. Используя свой бесценный опыт, глубокие знания и тонкий художественный вкус, Наталья Николаевна сумела в ряде случаев подсказать наиболее точные цветовые решения, которые вписываются в авторскую концепцию. Понятно, что помимо костюмов, фильм содержит еще множество разнообразных элементов, которые требовали тонкой работы с цветом. Внимание к мелочам было тем более важным, что многое живо в памяти наших современников, будь то раскраска автобусов полувековой давности или, скажем, какая-нибудь этикетка.
Зарубежные коллеги никак не могли понять, почему учительнице в послевоенные годы не полагалось красить губы яркой помадой, а ошибки своих учеников в тетрадях, напротив, следовало исправлять красным карандашом, а не простым. Нужно было очень скрупулезно следить за тем, чтобы, например, комсомольский значок не превратился в золотую брошь, а папиросы „Беломорканал“, которые курил Рыбников, — в сигареты с фильтром. В одном кадре банка с вареньем напоминала вазелин, в другом сладкая наливка чудесным образом превращалась в спирт. Не говоря уже о том, что одна и та же вещь, например, настольная лампа, в начале фильма была черной, в середине синей, а в финале картины уже зеленой. Свыше пятидесяти изменений были сделаны уже после колоризации всего изображения фильма в целом.
И фильм жив, жив в новом обличье. В чем секрет его долголетия? Марден Хуциев уверен, что все просто:
— Картина просто говорит о живых чувствах, о том, что нормальному человеку близко, она очень демократична, в ней много юмора… Кстати, однажды мы с Феликсом Миронером оказались на рядовом просмотре и обнаружили, что сеанс шел под сплошной хохот, зал очень на многие реплики реагировал смехом… Мы тогда пере​глянулись: разве мы комедию снимали?
И потом, должен вам сказать, что там не было никаких формальных ухищрений. То есть, естественно, картина имела свою форму, адекватную, говоря научным языком, содержанию, но никаких формальных изысков там не было. А ведь что быстрее всего стареет? Это, конечно, формальные решения. Если форма „шибает в нос“, она очень быстро начинает устаревать. Ну, а форма, так сказать, техническая, качество картинки и звука — это, конечно, должно быть в любом случае на высоте. И я очень рад, что „Весна на Заречной улице“ возвращается к зрителю в обновленном качестве. Как будто я сам, вместе с фильмом, возвращаюсь в нашу далекую молодость..
КСТАТИ
У главного героя фильма есть прототип из Запорожья. Простой запорожский сталевар Григорий Пометун, сам того не желая, стал частью легенды. Ему, в далеких 50-х передовику производства, поручили помочь войти в образ рабочего Саши Савченко исполнителю главной роли Николаю Рыбникову. Совершенно случайно оказалось, что они с артистом не только одногодки, но и удивительно похожи — характерами, внешностью, судьбами. Это сходство положило началу крепкой дружбы между Григорием и Николаем.
Видео дня. Звезда «Интернов» увязла в тоталитарной секте
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео