Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Игра Ганнибала
Игра Ганнибала
Боевик, Триллер
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Эбигейл
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Зелёная книга
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Жара
Жара
Комедия
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Царство
Царство
Боевик, Исторический, Военный
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет

Гитарист Тамаз Аргун: услышал в селе «She's got it», и понеслось 

Гитарист Тамаз Аргун: услышал в селе «She's got it», и понеслось
Фото: Sputnik Абхазия
О первой абхазской рок-песне «Напха Кягуа», легендарной абхазской группе «Сан-Себастьян» и своем творческом пути рассказал корреспонденту Sputnik Анжелике Бения Тамаз Аргун, гитарист группы Red Rocks, премьерный рок-блюз-концерт которой пройдет 14 марта в Государственном русском театре драмы.
— Ваша любовь к музыке, наверное, зародилась в детстве. Что на вас повлияло?
— Да, все начиналось еще в детстве. Наверное, был у меня какой-то талант. Первый раз я почувствовал этот приятный трепет, когда маленьким мальчиком бегал на свадьбе. Я постоянно находился рядом с музыкантами. Тогда играли все живьем, никаких фонограмм, даже не знали, что такое может быть. Как-то я взял аккордеон и заиграл на слух. Случайно. Это не мой инструмент. Я любил барабаны и мечтал стать барабанщиком. Любовь к музыке с каждым годом росла и крепла, направлялась в сторону рока.
У нас в Новом Афоне была своя группа «Анакопия», я тогда в восьмом классе учился, был самым молодым музыкантом, остальные после армии. Я пришел к ним, сел за барабаны и начал играть.
— Помните свои ощущения, когда впервые сели за барабаны? Как это было?
— Я пришел на репетицию абхазской группы «Анакопия», сильно стеснялся. У них не было барабанщика, он на репетицию не пришел. На клавишных инструментах играл парень, которого я хорошо знал. Он мне и предложил сесть и поиграть, с того момента я и не вставал.
— Вы просто впервые сели за барабаны и начали играть? Кто-то помогал освоить инструмент?
— Я слушал музыку и повторял. Сам учился. Меня никто никогда не обучал. Сел за барабаны и никогда не вставал. Тот, кто играл на барабанах в группе «Анакопия» Нурбей Джинджолия, сейчас он певец, мне немного показал игру. Я играл только быстрые вещи, а он мне показал что-то медленное.
— Сейчас вы играете только на барабанах?
— Еще и на гитаре. Освоил я ее тоже относительно быстро, по такому же принципу, что и барабаны. Была у нас группа Ravissant, там не было гитариста, пришлось на гитаре играть. В этой группе еще играл мой друг Даур Ахба, вокалистом был Георгий Квеквескири, музыкант с отличными данными. У нас есть хорошие кадры. Мы хорошо играли, дошли до Москвы, выступали вместе с Артуром Беркутом вокалистом группы «Автограф».
— Какой инструмент вам ближе?
— Гитара, конечно. Барабаны — это супер, но это сложный инструмент.
— На первую гитару сами заработали?
— Я ее сам собрал. Сейчас у меня две гитары «Gibson» и «Fender», это — классика. Этими гитарами исполняются хиты во всем мире, они издают классический звук. В блюзе другие гитары не нужны, они как брат и сестра.
— Почему вы не поступили в музыкальную школу? Вы пробовали?
— Честно говоря, я два раза приезжал в Сухумское музыкальное училище и просто постеснялся туда зайти. Сразу после школы я хотел поступить туда. Но думал, нот не знаю, что я скажу. Стоял у ворот, потом разворачивался и уходил обратно.
— Отсутствие музыкального образования мешает вам сейчас развиваться?
— Конечно, было бы здорово знать ноты и уметь их читать. Сейчас у меня свой стиль, это то, к чему я стремился. Собирал его из разных групп.
— Вы сами освоили барабаны и гитару, пробовали самостоятельно учить ноты?
— Моя мама хотела, чтобы я учился в музыкальной школе. Перед Новоафонской музыкальной школой, куда я ходил, есть стадион. Я два года учился в музыкальной школе, но ходил больше на стадион. Мне тогда были интересны барабаны, а в школе были только пианино и аккордеон. Мне это было совсем неинтересно. Я плохо относился к классической музыке раньше. Сейчас слушаю классику с удовольствием. Во втором классе музыкальной школы на экзамене мои педагоги поняли, что я, не зная нот, играю произведения на слух, они были удивлены, вызвали родителей и просили остаться в школе, но я был непреклонен. Дальше уже я сам развивался.
— Вы сказали, любовь к музыке у вас зародилась еще в детстве благодаря абхазским застольям, многоголосью, а любовь к рок-музыке, откуда она?
— Я из села Куланырхва, у нас дома стоял проигрыватель, я помню, как впервые услышал песню голландской рок-группы Shocking Blue «Venus», я обалдел, услышав ее у себя в селе. Я тогда маленьким совсем был. Даже не знал, что это за музыка, у кого спросить, какая группа? Она меня захватила, и понеслось. Это и стало началом любви к другой музыке.
— Сейчас считаете себя профессиональным музыкантом?
— Нет, не считаю. Я нигде не учился, не знаю нот, ничего. Играю на слух.
— Если я правильно поняла, в детстве вы мечтали стать музыкантом. Но у вас еще одна профессия — повар. Как так получилось?
— Да, я еще поваром работаю. Также я директор Ново-Афонского парка. У меня мама работала поваром в монастыре. С детства, с 8 класса можно сказать, я в этой профессии. Чем бы я ни занимался, я очень требователен к себе. Я стараюсь развиваться, учусь каждый день чему-то новому, стараюсь делать все на высоком уровне. И если повар, то это не только картошечку почистить, пожарить.
— А что еще?
— Я работал в общественном питании, и в СССР не было, как сейчас, такого разнообразия необычных и «извращенных» блюд. Общественное питание — это первое, второе, третье и компот.
— А музыка — это приятное времяпрепровождение? Какое место она занимает в вашей жизни?
— Все свое свободное время я посвящаю ей. Музыка — это как наркотик для меня. Я не могу отдыхать, смотря телевизор или чем-то другим занимаясь. Семья и музыка — любовь всей моей жизни.
— Как вы попали в группу «Сан-Себастьян»?
— До нее я играл в группе «Нарт» в Гагре. Там был Тимур Сымсым, у которого была мечта писать роковые композиции на абхазском языке. Он хотел связать абхазский фольклор с роком, и у нас это получилось, я думаю. Это было сразу после войны, я ездил с Афона на электричке в Гагру, света не было да и кушать тоже. Но любовь к музыке помогала выживать. Давали концерты в Пицунде, Гагре, Гудауте, Сухуме. Тут мы познакомились с сухумскими музыкантами, с клавишником Астамуром Бганба. Потом в Гагру я ездить перестал. Мы разделились. Так, с Астамуром Бганба мы начали искать других музыкантов для группы, нашли барабанщика Эрика Капба, который впоследствии пел в группе, нашли , посадили его за барабаны. Я тоже пел, но это сложно. Группа существовала лет семь примерно. Я помню, как мы репетировали в «Айтаре», там шла стройка, было очень холодно. Играли на стройке, в цементе, в холоде, но играли.
— Что было в вашем репертуаре?
— Не знаю, слушает ли современная молодежь такую музыку, но в наше время нас слушали. Мы играли рок, блюз. У нас и Deep Purple был, и авторские песни играли. Я писал, еще Сергей Хагба писал песни на английском. Мы, к сожалению, не смогли записать весь репертуар, записали только одну песню — абхазский рок о великом герое «Напха Кягуа».
— Почему распалась группа?
— Мы начали работать по отдельности. Найти помещение было сложно. Негде было репетировать.
— Вы сейчас гитарист блюз-рок-группы Red Rocks. Как вы нашли друг друга?
— Я слышал, что у нас появился парень Алиас Думава, который играет блюз. Таких у нас давно не было. Кроме группы «Сан-Себастьян», рок и блюз никто не играл. Он меня нашел, потом уже я узнал, что он ходил на наши концерты. Мы смогли собрать команду талантливых музыкантов. И уже 14 марта в Государственном русском театре драмы состоится наш премьерный рок-блюз-концерт. Мы постараемся удивить.
Советские звезды, сломанные жизнью
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео