Двадцать восемь панфиловцев: главная телепремьера Первого канала 

Двадцать восемь панфиловцев: главная телепремьера Первого канала
Фото: РИА "ВистаНьюс"
9 мая в 17:30 Первый канал начнет премьерный показ фильма о легендарном подвиге защитников Москвы. Наверное, нет в России никого, кто не слышал бы легендарные слова политрука Клочкова ставшие одним из главных символов стойкости и мужества защитников страны и столицы — «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!». Работа режиссера по сценарию Андрея Шальопы многими считается одной из самых знаковых «военных» картин последнего времени.
Сюжет — известен, я думаю, тоже очень многим. Осенью 1941 года немецкие части, стоявшие возле Волоколамска, отделяло от Москвы от силы пара часов езды. Но на этом шоссе стояла 316-я стрелковая дивизия под командованием генерала И. В. Панфилова. 16 ноября 4-я рота 2-го батальона 1075 полка панфиловской дивизии приняла бой, которому суждено было стать легендой Великой Отечественной войны. В этом бою 28 панфиловцев, укрепившихся возле разъезда Дубосеково, встали на пути немецкого танкового батальона…
Сценарист рассказывает:
— Историю о 28-и панфиловцах я знаю с детства, как и все мои сверстники. Ее нам рассказывали в школе. Лично на меня эта история произвела настолько сильное впечатление, что мне захотелось рассказать ее всем на языке кино. Думаю, я далеко не первый, кому пришла в голову идея снять об этом художественный фильм. Но, вероятно, время появиться этому фильму пришло только сейчас.
Почему сейчас? Думается, на этот вопрос каждый сам даст ответ. Непросто в нашем мире сейчас, ох, как непросто. Но есть в нем и непреходящие ценности. Например, сам мир — в значении «мирный». И то, какую цену готовы заплатить люди за него, мы снова видим — через призму событий тех давних, военных лет.
На съемках фильма «досталось» изрядно и актерам. Да, кино — это только кино. Но, тем не менее, жизнь будто испытывала актеров на прочность. Вот как вспоминает о съемках актер :
— Атмосфера была фантастическая! Я восхищен потрясающей отдачей, профессионализмом и отношением к проекту абсолютно всех участников картины. Я не слышал ни от кого ни одного слова негодования или возмущения, ни одного крика, несмотря на то, что работа проходила в тяжелейших условиях и обстоятельствах. Я видел горящие глаза, видел увлеченные лица! Я видел невероятную, честную отдачу всех без исключений участников.
Самым сильным воспоминанием о съемках стала для Якова сцена подготовки к атаке немцев:
— Место съемки — под Питером, на открытой местности. Сильный, холодный ветер, пронизывал до мозга костей. Как бы мы ни утеплялись, ничего не помогало. Мы с трудом произносили свои реплики, просто заледенели. Бойцы, которых играли и , копали окопы (по-настоящему!). Мой персонаж, сержант Добробабин, подходит к ним и сообщает, что нужно еще соорудить фальшмакеты пушек, чтобы обмануть противника. Ребят отсняли первыми, остались только мои крупные планы. И я говорю Виталию и Диме: «Ребят, очень холодно и мы очень долго снимаем эту сцену, все сильно замерзли, я сам отработаю, а вы бегите на базу, грейтесь». На что парни мне ответили: « Нет! Мы тебя не бросим! Мы одно дело делаем, и будем делать его так же, как там — вместе и сообща, поддерживая друг друга». И пока меня снимали, они продолжали делать все то же самое, что и на своих крупных планах, играть с полной отдачей, в полную силу! И так было у всех нас, на протяжении всей долгой и тяжелой работы над фильмом.
Над сценарием фильма работали год. К лету 2009 года Андрей Шальопа счел, что сценарий готов, полагая, что хорошо бы сделать фильм к осени 2011, к 70-летию битвы под Москвой. Он начал искать деньги на съемки:
— Я искал потенциальных инвесторов, писал письма, делал звонки и назначал встречи. У меня не было иллюзий, что это будет просто, но реальность оказалась бы еще скучнее, если бы я ограничился только поиском денег. Время шло, но в отношении бюджета не происходило ничего. Тем не менее проект не только не умирал, наоборот, он обретал очертания. Очень медленно и очень понемногу, но это было движение. Происходило это потому, что я никогда не был один. Меня очень поддерживала моя семья, мои друзья и, кроме того, со мной был Ким. В какой-то момент наши эксперименты дошли до того, что мы смогли снять тизерный ролик. Это уже была большая и дорогая задача, и вдвоем мы бы не справились. Но к нам подключились наши друзья , , и Саша Дмитриев, и благодаря их помощи появился наш первый тизер. Это уже была весна 2013 года, и с этого момента все стало меняться. Мой друг Миша Федоров выложил тизер на Youtube, а несколькими днями позже его разместил у себя на сайте .
Резонанс оказался совершенно неожиданным, вспоминает Шальопа, и  предложил собирать деньги при помощи краудфандинга — то есть на добровольные пожертвования.
Шальопа в затею не верил абсолютно. Тем не менее, сбор денег на площадке «бумстартер» был открыт. Сбор должен был продлиться один месяц и собрать организаторы планировали где-то около 300 тысяч рублей. Это для кино мизерная сумма, которой с трудом хватает на одну «киносмену». Собранная сумма просто позволила бы как-то двигаться вперед. Ну и еще привлечь к проекту внимание, конечно. Но тут случилось настоящее чудо…
— Сбор начался 15 июня, а к вечеру 17-го мы перевалили за первый миллион рублей, — вспоминает Андрей Шальопа. — К концу сбора у нас на счету было 3 200 000 рублей. Это было настоящее чудо. Такое доверие тысяч людей было невероятно трогательно, но при этом мы почувствовали небывалую ответственность.
С этого момента фильм уже не принадлежал создателям — уверяют они. Договор с «бумстартером», заключенный на месяц, они решили не продлевать.
— Дело в том, что люди жертвовали нам деньги, понятия не имея о том, какой будет фильм, — поясняет это Андрей Шальопа. — Представление они могли сложить только из тизера, а тизер был все-таки очень далек от того, что мы собирались снимать. Поэтому мы поступили иначе: на собранные деньги сняли кусочек фильма и решили, что если он оправдает ожидания зрителей, мы вновь откроем сбор. Так все и получилось — и это было начало съемок настоящего кино…Осенью 2013 группа выложила в сеть снятую сцену. В ней не было ни одного спецэффекта, три минуты чистого диалога. Но резонанс был ошеломляющим. Вновь открыв сбор средств, создатели фильма к марту 2014 года собрали еще девять миллионов рублей. Был снят еще одни блок. И с тех пор работа не прекращалась ни на миг. В общей сложности на съемки фильма было собрано 34 746 062 рубля. Это был абсолютный рекорд для российского кинематографа, и настоящее чудо для всех членов команды. Осенью 2014 картина получила грант от , а летом 2015 финансовую помощь оказал …Андрей Шальопа добавляет:
— Вряд ли кто-нибудь пришел бы к нам на выручку, если бы нас не поддержало огромное количество людей. И не только деньгами, но и своей активностью и верой. За время создания фильма было множество удивительных историй поддержки картины. Кроме пожертвований, было и множество волонтеров, готовых помогать на съемках, с реквизитом, с информацией. Это — огромное доверие. Даже, я бы сказал, вера. Такие поступки не только сообщают ответственность, но и придают сил.
Подбор актеров — это очень ответственный этап подготовки. В картине много персонажей, и каждый из них должен был соответствовать целому набору критериев. Это ведь легендарные панфиловцы. Вспоминает Андрей Шальопа:
— Мы хотели, чтобы наши герои обладали положительной харизмой, соответствовали бы типажам военного времени, причем типажам разным. Кроме того, нам были нужны актеры очень высокого уровня профессионализма. Поэтому мы проводили множество видеопроб. Кстати, мы с Кимом еще в самом начале решили избегать медийных актеров. И дело тут не в деньгах. А дело в том, что система звезд — это форма бизнеса, которой у нас почти не существует. Звезды — это медийные фигуры, способные своим присутствием в проекте принести гарантированный доход. У нас нет ни таких фигур, ни рынка, который мог бы такие фигуры содержать. А еще мы хотели, чтобы наши актеры разделяли наши ценности. И я могу сказать, что в итоге у нас подобрался просто фантастический актерский состав. Самый первый актер, которого мы выбрали, был Яков Кучеревский. Он дал согласие сниматься за два года до съемок. А самым последним мы утвердили  — за один день до начала съемочного периода.
За точность в проекте отвечал консультант фильма Артем Кокин — военный историк, реконструктор, руководитель военно-исторического клуба «Ленинград-900». На всех героях фильма, по сути, одна и та же военная форма, и сделать так, чтобы персонажи различались, — для художника по костюмам настоящий вызов. Но художники с этим справились. Для телогреек, например, девочки специально покупали пуговицы старого образца и перешивали их. А вот шапки-ушанки образца 1940-х годов найти оказалось очень трудно, и художники Вика Игумнова и Катя Исаенко делали их сами. Офицерские шинели тоже сшили на заказ, равно как и ремни, полевые сумки… Очень многое дал съемочной группе в безвозмездное пользование Музей Карельского перешейка: это и шинели, и каски, вещмешки, пехотные лопатки, что-то брали на .
— Настоящие гаубицы М-30 нам предоставил Павел Бараненко, руководитель клуба «Красная Звезда», — вспоминает Андрей Шальопа, — одну из противотанковых пушек мы арендовали у подмосковного музея в Черноголовке. А самую редкую вещь нам дал в пользование Питерский коллекционер и подвижник Олег Иликович Титберия. Он совершенно бесплатно помогал на съемках первого блока, предоставив 45мм орудие из своего музея, а позже подготовил и привез уникальную немецкую 150мм гаубицу. Это очень распространенное в период войны немецкое орудие, которого теперь просто нет в природе. И я могу сказать, фильма, в котором вы такую пушку увидите стреляющей, — просто не существует. Кроме кинохроник и нашего фильма.
Вот что вспоминает режиссер Ким Дружинин:
— По преданию, бой 28-и панфиловцев произошел на поле возле разъезда Дубосеково. Конечно, мы неоднократно на этом поле побывали. Снимать там сейчас невозможно, нам нужно было найти похожую натуру. Казалось бы, чего проще, полно полей. Но в итоге нужное мы искали месяца два, бесконечно мотаясь по Ленинградской области. По этому полю шел танковый клин, значит оно было достаточно широкое, однако этот клин остановил всего один взвод. Это значит, что где-то была достаточно узкая горловина. Немцы шли с юга, следовательно, поле должно быть соответствующим образом ориентировано. К тому же, поле должно иметь рельеф и быть живописным. А еще важно. чтобы к нему был удобный подъезд и место для «каравана». А еще неплохо бы, чтобы такое поле нашлось поблизости от Петербурга и важно, чтобы на нем разрешили строить декорации, рыть траншеи и взрывать, жечь и стрелять. Мы потратили уйму времени на поиски такой локации и в какой-то момент были готовы уже найти ее где угодно и отправиться в экспедицию. Но неожиданно нужное нам поле обнаружилось в 50 км от Питера. Оно не только подошло нам по всем критериям, но также оказалось уникальной климатической аномалией. Снег, который был так необходим нам для съемок, продержался там почти четыре месяца. И это несмотря на крайне нестабильную питерскую зиму. С деревней дела обстояли еще сложнее: мало того, что она должна быть подмосковной (а по архитектуре деревни Подмосковья отличаются от остальных), так еще и не тронутой цивилизацией, без тарелок, стеклопакетов и сайдинга! Сели в машину и поехали искать. После двухнедельного путешествия по Золотому кольцу, в Ивановской области, нашли замечательную деревню Першино, где и прошли съемки.
Все без исключения люди, имевшие отношение к съемками это действительно народного фильма — и режиссер, и актеры, и сценарист, — подчеркивали одну его особенность: это поистине народный фильм, созданный на народные деньги и с невероятным внутренние запалом. Если не смотрели в кино — посмотрите на телевизору обязательно!
Видео дня. В новом «Ну, погоди!» Зайцу обрежут усы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео