Ещё
"Скандалы, ультиматумы, запои, ловля его по Москве"
"Скандалы, ультиматумы, запои, ловля его по Москве"
Актеры
Картина "Текст" стала лучшим фильмом года
Картина "Текст" стала лучшим фильмом года
Фильмы
Российские актрисы, популярные за рубежом
Российские актрисы, популярные за рубежом
Актеры
Телешоу "Слабое звено" возвращается в эфир
Телешоу "Слабое звено" возвращается в эфир
ТВ

В Омске пришло в «Движение» российское молодое кино 

В Омске пришло в «Движение» российское молодое кино
Фото: Ведомости
У национального кинофестиваля дебютов «Движение» интересная и опровергающая национальную традицию судьба. Могу ошибаться, но за пять лет «Движение» каким-то странным образом умудрилось, постоянно расширяя круг друзей, не обзавестись недоброжелателями, или они совсем уж тайные. Что несколько подозрительно, ведь всякому успешному предприятию положено их иметь в достаточном количестве.
В успешности «Движения» довольно-таки трудно усомниться, когда ищешь себе свободное место в переполненном зале — причем так происходит в каждом фестивальном кинотеатре и на каждом сеансе. Ближе к ночи «Движение» ищет себе другие адреса, перемещается туда — и всякий раз это оказывается отличным местом встречи тех, кому встречаться друг с другом здесь и сейчас не только весело, но и полезно. Поскольку чревато новыми знакомствами, затеями, союзами и в результате — фильмами.
Не знаю, кому в голову пришло назвать фестиваль именно «Движением» — президенту ли , или генпродюсеру , или программному директору Стасу Тыркину, — но это правильное имя. «Движение» не останавливается и постоянно ищет себе новые интересы. Если посчитает объект важным и неслучайным — тут же сформирует новую программу (в этом году так произошло с веб-сериалами, от которых и правда уже не отмахнуться). А если и работает в привычном формате, предположим мастер-класса, то не жди творческой встречи с мастером имярек, жди юриста Марину Андрейкину, специалиста по авторскому праву. Она прилетела на пятое «Движение», чтоб доходчиво рассказать молодым режиссерам и продюсерам про все правовые подводные камни, которые всегда надо иметь в виду, ныряя в мир бесконтрольных фантазий. Иначе тебя легко потом могут выдернуть за шкирку обратно и пригласить на судебное разбирательство.
Разумеется, в Омске не крушат основы фестивального мироустройства и конкурс полнометражного кино здесь тоже главный. «Движение», однако, устроено так, что документалистика не выглядит бедной приживалкой, а здешнее ноу-хау, внеконкурсная программа пилотов ключевых сериалов будущего российского телесезона, которые совсем скоро станут вырывать друг у друга из глотки доли и рейтинги, чувствует себя ровней всему конкурсному, и понятно почему. Я пришел на показ «Садового кольца» — это режиссерский дебют  — и оказался перед выбором: идти дышать сибирским воздухом или остаться и пристроиться на ступеньках — так что я знаю, о чем говорю.
Важно, что успешность «Движения» как фестивального начинания честно рождается из реального и умного интереса к молодым, которым вроде бы по государственным причинам прорываться на экран все трудней, а по технологическим — все проще: гаджет тебе в дорогу, цифра в паруса. А также из понимания, что в фестивальном, как и в любом деле, нет мелочей. Если собирать жюри — то безупречного состава, где каждый член активно и интересно практикует именно сейчас, а не 20 лет назад и где все три председателя — существенные персоны нынешнего кинопроцесса, его видные делатели: таковы режиссер , судивший в этом году полный метр, его тезка и коллега Федорченко, дежуривший по документалистике, и продюсер , разбиравшаяся с короткометражками.
Последние были художественно разнообразны, но при этом почти поголовно страдали знакомой болезнью формата. Молодым авторам так не терпится поскорей дорваться до полного метра, что, работая в малой форме, принципиально требующей содержательно локальных историй, они этим требованием легко пренебрегают. Ведь всеми своими помыслами они уже далеко-далеко, на широких просторах большого кино. Так происходит подмена: под видом короткометражек появляются странные существа — полнометражные фильмы в масштабе один к десяти.
Среди немногих, этой подмены избежавших, назову Роберта Дэфа с его суперкоротким фильмом об убийстве Sasha. Он идет девять минут, а его аннотация в фестивальном каталоге блистательно исчерпывается одной короткой строкой: «Решив расслабиться после работы, мужчина теряет бдительность».
Жюри, однако, такой лаконичностью не пленилось и нашло резоны предпочесть всем прочим конкурсантам «Ёф» Николая Сидорова-Французова. «Ёф» утопает в сладком мареве, дурманящем зрителей и героев, которые на исходе лета и вдали от городской суеты прощаются с беззаботной юностью в откровенных формах плотского томления. «Ёф» с его телесностью напоказ — это своего рода горячий полемический привет : в его «Ста днях», вы помните, уходящее лето тоже склоняло героев к взрослению, но они были детьми помладше и у них все было возвышенно и без марева.
В полнометражном конкурсе премированная драма «Нашла коса на камень» обнаружила в ее авторе Ане Крайс много достойных качеств. Социальное беспокойство, точный глаз, отказ от внешних излишеств в пользу сути и смысла. При всем при этом «Коса», вбирая в себя разом чеченские военные обстоятельства, облезлое житье-бытье провинциального городка, личные драмы, истовую религиозность, преступность, не умеет со всем этим справиться, собрать воедино — и разваливается на куски, среди которых есть бесспорно талантливые.
Впрочем, слишком запальчиво спорить с жюри не хочется — не остались же без внимания Попогребского и компании важные непростые вещи. Например, сценарий фильма , переложение для кино одноименной пьесы , трагически погибшей при взрыве в  несколько лет назад. Ряженые верующие уже могут готовить к показу свои оскорбленные чувства — в «Язычниках» душная до одури набожность православной бабушки выступает дьявольской силой, разрушительной для семьи сына, на голову которому она свалилась с небес: доводит внучку до самоубийства, а сына — до богоборчества.
Жюри пришлась по душе и режиссура , в миру — директора якутской школы. На этом благородном поприще ему показалось тесно, и он ввязался в кино: снял в местном колорите скупую, художественно простодушную деревенскую драму с сомнительным, на мой вкус, названием «Костер на ветру» о суровом старике, потерявшем сына, и мальчишке, заброшенном матерью-алкоголичкой. Друг к другу их толкнуло несчастье — у каждого свое, а у их автора, школьного директора, получился фильм с чудесной наивной сущностью и внутренней строгостью. Иногда, правда, пасующей перед мелодрамой, зато умеющей сдерживать трагедию, укрощать ее пафос.
Видео дня. Какую шутку Раневская не простила Рине Зеленой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео