Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Канны киномана

Одна из постоянных и наиболее для меня привлекательных черт Каннского кинофестиваля – его киноманская специфика, сохраняющаяся невзирая на гламур праздничной обертки и финансовые интересы участников кинорынка.

Например, картина Мишеля Хазанявичуса «Опасный», показанная в основном конкурсе, - типичный киноманский продукт, прелесть которого ускользает от непосвященных. Когда-то объяснял, что часто дает персонажам имена своих знакомых: обычным зрителям все равно, а свои оценят аллюзии. Завсегдатаи Канн, конечно, вспомнят и Годара, и Анну Вяземскую, и повальное увлечение маоизмом, и прекращение фестиваля по требованию лидеров «новой волны»… Они знают, что исполнитель роли Годара – представитель известной кинематографической династии, внук актера , сын актера и режиссера , брат актрисы , сам – популярный актер и начинающий кинорежиссер.

Видео дня

Правда, молодому поколению зарубежных (то есть не франкоязычных) критиков и кинобизнесменам все это более или менее безразлично, поэтому фильм их скорее разочаровал. Зато «синефилы» (так здесь с уважением называют людей, преданных кино) разбираются во всех тонкостях.

Если же рассматривать каннскую программу в целом, то там киноманских (синефильских) компонентов «для посвященных» хоть отбавляй. В основном они сконцентрированы в разделе «Канн классик» и в мероприятиях, посвященных 70-летию фестиваля.

На традиционной заставке - ведущей на небеса красной лестнице - появились имена режиссеров – лауреатов фестиваля в разные годы, начиная с , фильм которого «Битва на рельсах» был победителем 1946 года. Список лестницы обновляется каждый день и выстраивается по негласной иерархии. К примеру, на вершине оказываются Орсон Уэллс (в первый день) или Федерико Феллини, а Тарковского можно найти на третьей ступеньке сверху – «Золотой пальмовой ветви» он не получал.

А вот и главный живой классик – собственной персоной. У него мастер-класс и он лично представляет свой вестерн (или «антивестерн») «Непрощенный».

Главный фильм – «Наши безумные годы» любимца Канн француза Андре Тешине. Главный аттракцион – открытый концерт на пляже, где днем вовсю уже загорают топлес. А в программе – знаменитая лента Нагисы Осимы «Коррида любви» (известная в мире как «Империя чувств»), эксплецитная сексуальность которой в конце 1970-х испугала дирекцию фестиваля, но была обнародована и легализована «Двухнедельником режиссеров». Теперь эта безусловная классика стала гордостью Каннского киносмотра в целом.

А рядом африканская экзотика («Солнце О» Меда Хондо) и «Мадам де…» – лучшая роль Даниэль Даррье, которой 1 мая исполнилось 100 лет, «Дневная красавица» и «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони, «Аталанта» , полная версия турецкой «Дороги», режиссер которой Йылмаз Гюней в период съемок сидел в тюрьме, и другие сокровища и легенды не только короткой истории кино, но и смежных экранных искусств: модных телесериалов ( представляет первые эпизоды своего «Твин Пикса») и виртуальной реальности.

Может возникнуть вопрос, почему в этой исторической панораме нет наших отечественных фильмов? Ответ на него на удивление прост: показываются исключительно новые копии после цифровой реставрации, а у нас этот процесс, как и кино как искусство, не в почете. Поэтому у них – «кинофилы», а у нас – киноманы.

В Каннах кинофилы, в первую очередь активисты местных киноклубов и студенты специализированных учебных заведений получают особую аккредитацию. Правда, на просмотры их пропускают только на свободные места и в последнюю очередь, после прессы (она здесь на первом месте), гостей и профессионалов. Но им отдано на откуп несколько местных кинотеатров, где - пусть с небольшим опозданием, - показываются фестивальные фильмы по их выбору (и, конечно, по мере возможностей, с разрешения продюсеров и/или прокатчиков). Так что культ (и культура) кино здесь живы и с большим или меньшим успехом от Круазетт распространяются по миру.

Автор — председатель Гильдии киноведов и кинокритиков, доктор искусствоведения, профессор