Джон Кэмерон Митчелл: «Из-за сумасшедшей охраны расслабиться в Каннах не получается» 

Джон Кэмерон Митчелл: «Из-за сумасшедшей охраны расслабиться в Каннах не получается»
Фото: Bazaar.ru
В своей свежей картине по одноименному произведению режиссер Джон Кэмерон Митчелл одновременно рассказывает о любви и пародирует современное общество и политику. Митчелл рассказал Татьяне Розенштайн о том, каково работать с  и за что режиссера могут не пустить в Каннах на премьеру собственного фильма.
Актер, продюсер, писатель, музыкант и, наконец, режиссер Джон Кэмерон Митчелл предстал передо мной на террасе JW Marriott в футболке кричащего синего цвета и брюках в черно-белую клетку.
Интересный наряд!
Не успел переодеться после вчерашней вечеринки. Вас не пригласили? Я приглашаю — другая будет завтра, обязательно приходите, потому что я там буду диджеем. Мы повторяем вечеринку из фильма, ту, что в стиле панков. На ней у нас никаких дизайнерских нарядов и украшений — только пиво, битые стаканы и кричащая Эль Фаннинг.
Как попала Эль Фаннинг в вашу картину?
Она мне очень понравилась в фильме Софии Копполы «Где-то». Затем я увидел ее у  в картине «Джинджер и Роза», где ей было всего 13 лет. Я тогда уже подумал: «Эта девчонка станет самой выдающейся актрисой своего поколения!». Пока моя гипотеза только подтверждается. Она как-то пришла смотреть мою постановку на Бродвее — я схватил ее и не отпускал, пока она не согласилась сниматься. Правда, она и не сильно сопротивлялась, в отличие от Николь. Только была не уверена, сможет ли исполнить панк-песни вживую.
Почему сопротивлялась Кидман?
С Николь мне уже доводилось работать — над картиной «Кроличья нора». Когда я послал ей этот сценарий и она прочитала, что должна сыграть «мадам» в клубе панков, она мне сказала: «Джон, какой же я панк? Ты же знаешь, я — кантри». Мне пришлось ее долго уламывать, а через неделю на съемках она уже пела, кричала и прыгала как сумасшедшая.
Почему вы решили создать портрет провинциальной Британии, будучи американцем?
Я вырос в Шотландии. У меня мать из Глазго. Поэтому британская провинция очень близка моему сердцу.
А кто те странные ребята в костюмах из латекса?
На ваше усмотрение. Они могут быть инопланетянами или американцами из Калифорнии. Их главарь — андрогин с прической в стиле королевы Елизаветы.
Фильм получился пародией и на английскую глубинку, и на американцев. Вы на чьей стороне?
Я, как будущие дети главных героев, наполовину панк, а наполовину — инопланетянин. Но поскольку я еще и наполовину британец, у меня есть одна вредная привычка. Я редко меняю одежду. Могу носить одну и ту же футболку по несколько недель.
То есть стиль и мода не вызывают в вас интереса?
У меня нет специальных знаний о моде. Мода для меня — это дизайн, в основном по костюму. Поэтому мне нравится , который создавал сценические наряды. На съемках меня окружают исключительные дизайнеры, поэтому я мало забочусь о нарядах своих героев. Взять хотя бы этот фильм — костюмы для него создавала трижды оскароносная Сэнди Пауэлл. Она была моим ментором. Очень решительная женщина. К ней подходишь и спрашиваешь: «Сэнди, где костюмы?». Она отвечает: «Не готовы». «Почему? Они же стоят в плане». Она подытоживает: «Ничего не будет, потому что у нас не хватает денег». Она все время рассказывала, что последним достойным фильмом стал для нее «Караваджо», а достойным режиссером — . Мне это показалось странным. Ведь после «Караваджо» она много раз работала с !
Длинное название не пугает зрителя?
Так назывался рассказ Нила Геймана, который лег в основу моего сценария. В 1960-х и 1970-х у фильмов тоже были длинные названия. Вспомните хотя бы Кубрика и его «Доктора Стрейнджлава, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» или Вуди Аллена с картиной «Всё, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить». Ленту с таким же успехом можно было бы назвать и по-другому. Например, «Как разговаривать на вечеринке с человеком» или «Как пережить вечеринку и остаться в живых» и тому подобное.
Что вам больше всего нравится в картине?
Первая любовь, как в «Ромео и Джульетте». Она для каждого из нас особенная, потому что, как правило, не длится вечно, остаются одни воспоминания. Да, мои Ромео и Джульетта — панки, но ведь шекспировской истории уже 400 лет, ее пора обновить.
Вы любите приезжать на Каннский кинофестиваль?
Мне больше всего нравится здесь отдыхать. Увы, из-за сумасшедшей охраны в этом году расслабиться в Каннах не всегда получается. Одного человека обыскивают и щупают десять охранников, все — здоровые мужики. Когда я явился на свою собственную премьеру в коротком костюме, меня не захотели пускать. Сказали: «Месье, у вас слишком короткие брюки». Мне пришлось вызвать главного менеджера. Она посмотрела на мой наряд и сказала: «Прелесть». С тех пор я считаю, что в охрану стоит принимать только женщин.
Видео дня. Что происходило на съемках «Москва слезам не верит»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео