Ещё

Геннадий Рождественский открыл цикл «Истории с оркестром» 

Геннадий Рождественский открыл цикл «Истории с оркестром»
Фото: Ведомости
«Истории с оркестром» — тот самый цикл, который каждый год в июне проводит с Госоркестром имени Светланова его художественный руководитель . В этот раз, однако, будучи загружен выступлениями в Европе, он взял себе всего лишь одну программу, а две другие отдал старшим коллегам — и .
Цикл открыл Рождественский, что оказалось вполне логичным, поскольку именно он приучил публику к формату концерта с разговорами, когда исполнению музыки предшествует тщательно продуманное устное культурологическое эссе из уст дирижера. В этом смысле Юровский, много рассказавший нам в предыдущие годы о Прометее, Второй мировой войне и связях музыки с театром и кинематографом, следует именно по стопам Рождественского. Но если Юровский стремится быть объективным, исчерпывающим, то Рождественский оставляет эту роль буклету — сам же готов пускаться в прихотливые ассоциативные экскурсы. Так, большая часть рассказа о Скрябине была посвящена не Скрябину, а Габриэле д’Аннунцио, итальянскому поэту, возможно известному и безусловно близкому русскому композитору.
Слова оказались уместными в сочетании с музыкой, явившей образцы пышного, изысканного, упругого модерна, отнюдь не стремящегося к гибели, а переживающего жизнеутверждающий расцвет.
Вторая симфония прозвучала в заметно медленных темпах, к которым расположен дирижер в последние годы, и это касалось всех пяти частей — и задумчивых, и бодрых. Темпы вместе с тем не казались заторможенными, в движении музыкальной ткани чувствовалась неукоснительная логика и то особое чувство формы, которым владеют большие дирижеры, умеющие расставлять кульминации на таком расстоянии, что они начинают корреспондировать друг другу подобно сияющим вершинам горного хребта. «Прометей», в котором на рояле солировала Виктория Постникова, а пел Хор имени Свешникова, явил еще больше звуковой роскоши, которая вместе с тем не затопила структурную постройку.
Трубач играл превосходно (а в «Прометее» всегда волнуешься за трубача, очень уж подло написана партия), как и весь оркестр. В отличие от других серьезных оркестров, многие из которых демонстрируют класс только с худруком, Госоркестр оказался подготовлен Юровским весьма гибко — он, на взгляд со стороны, охотно шел за Рождественским, смычки не кончались в тягучих темпах и кларнетист Михаил Безносов держал бесконечное дыхание.
Приятно и то, что имя Рождественского и репутация проекта «Истории с оркестром» собрали полный Концертный зал Чайковского на музыку Скрябина, который до сих пор отнюдь не является популярным композитором у московской публики. Программа стала повторением концертов 1911 г., которые дал в Москве и Петербурге Сергей Кусевицкий.
15 июня Владимир Юровский повторит программу дирижера , в ней — Вагнер и сам Малер, 26 июня Александр Лазарев пройдет снова по пятам Кусевицкого с музыкой Чайковского.
Видео дня. Чем напугал фильм Ромма атомную промышленность СССР
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео