Ещё
Как Георгий Вицин омолаживал знакомых актрис
Как Георгий Вицин омолаживал знакомых актрис
Актеры
Новые сериалы для длинных зимних вечеров
Новые сериалы для длинных зимних вечеров
Сериалы
5 лучших советских фильмов о пилотах
5 лучших советских фильмов о пилотах
Фильмы
Известный уголовник, сделавший карьеру в кино
Известный уголовник, сделавший карьеру в кино
Актеры
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Документальный, Музыкальный
Купить билет
Холодное сердце II
Холодное сердце II
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Война токов
Война токов
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Рождество на двоих
Рождество на двоих
Ромком
Купить билет
Ржев
Ржев
Драма, Военный
Купить билет
Достать ножи
Достать ножи
Детектив, Драма
Купить билет
Джуманджи: новый уровень
Джуманджи: новый уровень
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Лев Яшин. Вратарь моей мечты
Лев Яшин. Вратарь моей мечты
Биография, Драма, Семейный
Купить билет
Ford против Ferrari
Ford против Ferrari
Биография, Драма, Спортивный
Купить билет
Сиротский Бруклин
Сиротский Бруклин
Драма, Криминальный
Купить билет
Аванпост
Аванпост
Триллер, Фантастика
Купить билет
Давай разведемся!
Давай разведемся!
Комедия
Купить билет
Грех
Грех
Биография, Исторический, Драма
Купить билет
Решала. Нулевые
Решала. Нулевые
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Прекрасная эпоха
Прекрасная эпоха
Трагикомедия
Купить билет
Аббатство Даунтон
Аббатство Даунтон
Мелодрама
Купить билет
21 мост
21 мост
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Текст
Текст
Триллер, Драма
Купить билет
Тварь
Тварь
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
В прокате кинобиография Огюста Родена
В российский прокат вышел фильм . Этот франко-бельгийский байопик был номинирован на Золотую пальмовую ветвь в основной конкурсной программе LXX Каннского кинофестиваля, прошедшего в мае этого года. Не получил. И не мог получить, считает художественный критик Кира Долинина, смотревшая фильм со своей искусствоведческой колокольни.
Писать об этом фильме легко — тут нет опасности нечаянно запустить спойлер. Во-первых, биография Родена неплохо известна массовой аудитории. Родился в простой семье, долгое время был подмастерьем и в сорок лет получил первый большой правительственный заказ, вошел в силу и моду; ругали и хвалили, больше ругали; имел долгий роман со своей ученицей , после расставания с ней спал с кем попало, всю жизнь при этом прожил со швеей Розой; очень выгодно продавался, умер в солидном возрасте. Во-вторых, фильм снят по настолько сокращенной версии этой биографии, что даже статья в русской «Википедии» (во французской-то вообще почти ученый трактат) покажется романом. Упущено почти все, что могло бы дать редкий поворот или яркий акцент в сюжете: феминистическая драма Камиллы, сошедшей с ума в тени мэтра (фильмы об этом уже есть), гиперэгоцентричность большого художника, низкое происхождение взобравшегося на Олимп простолюдина, процесс сложнейших изменений в социальной роли художника, свидетелем и субъектом которого он был, религиозные метания и куча всего еще.
Весь фильм бородатый мужик с грустными глазами (Венсан Лендон) лепит, трахается, мечется по мастерской в длинном светлом балахоне, выясняет отношения со своими женщинами, гоняет каких-то невнятных подмастерьев и говорит-говорит-говорит.
И за каждый из пунктов до слез обидно. Подмастерья у мастера были тоже вообще-то не хухры-мухры: и Майоль, и Бурдель, и наша Анна Голубкина, а на пару месяцев у него осел даже Константин Брынкуши, еще не ставший Бранкузи, сбежавший от Родена, уверясь, что «под большим деревом ничего не вырастет». Да и секретарем был Рильке, который появляется в фильме на миг, но зачем, так и не ясно. Про любовные страсти тоже как-то без фанатизма: если с Камиллой Клодель хоть что-то понятно и ее много, то лучше всех сыгранная (Севрин Канель) несчастная дебелая Роза с жиденьким пучком на затылке, удерживавшая Родена всю жизнь и обвенчавшаяся с ним за несколько недель до собственной смерти, оказывается лишь могучим телом. Что в глазах скульптора, безусловно, большое достоинство, но нам ее, единственную из роденовских подруг, обнаженной не показывают. Процесс творчества, в кухню которого, вероятно, режиссер пытался погрузиться с головой, вызывает подозрение, что как раз скульптор, которого пригласили изображать работу ваятеля в фильме, был слабоват. А ради того, чтобы зритель узнал, что сначала лепят модель из глины на крутящемся постаменте, потом переводят ее в гипс и так далее, надо ли было затевать художественный фильм?
Единственным внятным героем этого фильма оказался не Роден, а памятник Бальзаку, заказ на который скульптор получил в 1891 году при помощи Золя. Он должен был сделать его за два года, работа растянулась на семь, да к тому же великого сына Франции Роден представил в виде толстопузого монстра в накинутом на жирное тело халате до полу. Вещь совершенно гениальная, но принята заказчиком не была, осталась у автора. Именно маета с Бальзаком показана так, чтобы зритель увидел, как из ничего рождается шедевр. Вот только бы еще при этом кинематографический Роден молчал…
Надо признаться, немым этот фильм точно бы выиграл. Изумительный цвет и свет, поддерживающие режим непрерывного визуального наслаждения (оператор Кристоф Бокарн), отсылают прямо в мир картин Дега, Мане или Уистлера. А вот слова, вложенные в уста когда-то написавших их художников (или написанные о них современниками), убивают фильм на корню. Весь киноопус оказывается посвящен вопросу, на который не может быть ответа: «Что думал художник?». Но ведь на него и не нужен ответ — ответ нужен на вопрос, как художник это сделал. Попытка изобразить момент творчества провальна априори. Что-то изменится, если вы узнаете, что условный Пушкин сочинил стихотворение, сидя на горшке, а не менее условный Пикассо набросал композицию на спине любовницы? А тут режиссер заставил своего героя произносить сто раз цитировавшиеся банальности из набора «Огюст Роден. Мысли об искусстве. Воспоминания современников». Слова написанные, будучи произнесенными с глубокомысленным видом, оборачиваются плоскими фразами. Еще хуже, когда так строится диалог: картонный Роден «объясняет» смотрящей ему в рот Камилле «Врата ада». Вальяжный седой Клод Моне, именитый и дружелюбный публицист Октав Мирбо, малорослый и почему-то худощавый Сезанн на грани нервного срыва и опять чем-то недовольный Роден обсуждают искусство цитатами из самих себя. Жуть.
Когда таких же картонных гениев прошлого сочинил Вуди Аллен в своей «Полуночи в Париже», он хотел посмеяться. Когда это сделал Жак Дуайон — он ужасно серьезен. Критик The Guardian назвал «Родена» «мучительно плохим фильмом». Я бы сказала, что плохих фильмов много, а вот такого подробного пособия, как не надо снимать кино о художниках, я не припомню. Оставьте художникам их работы, не давайте им говорить тогда, когда они говорить не собирались.
Видео дня. Что стало с актерами из фильма «ДМБ»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео