Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Чьим голосом говорит Джеймс Бонд

Чьим голосом говорит Джеймс Бонд
Фото: Teleprogramma.proTeleprogramma.pro
Меня все называют голосом Анджелины Джоли, и правда, мы с ней много поработали, 12 лет вместе и «бегали», и «стреляли». Её лицо, мой голос. Она, конечно, красивая, но как человека я её совершенно не воспринимаю, она не очень «мой» человек. А голос у неё довольно низкий, с хрипотцой. И меня всегда режиссёры дубляжа просили её «делать» повыше. Считали, что ей больше идет мой голос.
С Тигрицей из «Кунг-фу Панды» было сложно, она так много прыгает, а мне-то приходилось прыгать стоя и не шевелясь, очень сложно. Но зато мой голос сразу лёг на персонажа.
Совсем тяжело мне было озвучивать в фильме «Возвращение». Она совсем другая, совсем на меня не похожа, и я уставала.
Я часто говорю за маленьких феечек, сейчас вот ещё пищу за семимесячного малыша, который ползает и агукает. И я после этой работы выхожу совсем без голоса.
Я озвучивала Миранду в «Сексе в большом городе» и Карен в «Californication». Я люблю сериалы.
Но самые мои любимые актрисы – это Кейт Бланшетт и Мишель Пфайффер. Особенно я люблю Кейт Бланшетт. Она умница, она невероятная актриса, мы с ней ровесницы, у нас 12 дней разницы, и вообще её психофизика, её манеры, то, как она проживает всё — мне настолько понятно, что я по глазам могу её предугадать.
Что самое сложное в моей работе? Попадать «в губы». Поэтому любимые роли — это доктора в масках!
Шварценеггер не мой персонаж, а вот с Харрисоном Фордом мне хорошо, и с Мелом Гибсоном. Когда я озвучивал Мела Гибсона в «Гамлете», я потерял 5 кг, это была очень интересная работа, фильм получился детективный, и многие мои коллеги признавались, что наконец-то поняли, о чём пьеса Шекспира.
Я озвучивал Пирса Броснана в фильмах про Бонда. И видел, как с каждым фильмом актер всё меньше и меньше вкладывается в работу. В первом «Бонде» он горит, он пылает ролью, а в последних – он уже такой вальяжный, он уже «Бонд». И я всё это хорошо чувствовал и проживал вместе с ним.
Мне легко было озвучивать Джерарда Батлера. Он мне понятен, его психофизика, то, что он делает. Я бы сделал так же. Получается, как будто озвучиваешь не другого человека, а себя. Важен ведь не только голос, важно, чтобы интонация была, как у него, важно играть эту роль, как он. Ну и текст важно, чтобы совпадал. Потому что однажды я озвучивал фильм, очень старался, везде в дикцию попал отлично, радовался, а потом оказалось, что текст был от другого фильма
Когда я озвучивал бразильские сериалы, однажды приехал к родителям в гости на Золотую свадьбу. Полный дом гостей, и вдруг все видят меня и забывают о родителях и золотой свадьбе, спрашивают наперебой: ну что, что там дальше-то будет, в сериале???
  • Волан-де-Морт (Рейф Файнс)
  • Джерард Батлер («Призрак оперы»)
  • Кот в сапогах в «Шреке»
  • Режиссёр дубляжа
В фильме «Призрак оперы» я был режиссёром дубляжа и не смог отказать себе в удовольствии озвучить Батлера. Он злодей, тембрально и энергетически. А так хочется иногда сыграть злодея.
Другой злодей в моей жизни – Рейф Файнс и его Волан-де-Морт. Если помните, он по ходу фильмов превращается из маленького и бестелесного в большого и сильного. Было интересно проигрывать это превращение, и я, конечно, следовал за Рейфом Файнсом. Голос злодея я испытывал на своих детях, вылезал к ним из-за угла и жутко говорил: «Са-а-а-а-аша Кузнецо-о-о-ов, иди-и-и сюда-а-а-а-а!» Сын испытывал ужас. А дочь я доводил Голумом, она как раз боится таких существ, как Голум и Доби. А я могу за всех говорить.
Когда я озвучивал Кота в сапогах в «Шреке», я в голове этого кота собрал всех котов, которые были со мной в детстве – котов из советских мультфильмов – кота из «Голубого щенка», кота из мультика «Котенок по имени Гав», Леопольда С Котом из «Шрека» мы много работали. Он там толстел по ходу фильма, кажется, я тоже толстел.
Ближе всех мне Брэд Питт. Он во всех фильмах преодолевает образ красавчика. В «11 друзьях Оушена» и в продолжениях он всё время ест, в «Загадочной истории Бенджамина Баттона» он молодеет С ним интересно. С ним мне удалось стареть-молодеть. Мы озвучивали «» в три этапа и не в том порядке, в котором идет фильм. Мы сначала озвучивали молодой голос, потом постарше, а потом хрипели за старика.
Это удивительная работа, возможность перевоплощаться. А что еще нужно актёрам?!
Мне кажется, важно, чтобы актёр дубляжа подходил своему герою не так по тембру голоса, как по обаянию. Бывает у актёров положительное или отрицательное обаяние голоса. И для меня как для режиссера дубляжа – это всегда решающий момент при выборе актера. Вот у Брэда Питта – точно положительное обаяние. И у меня тоже.
Я не просто читаю текст. Я проживаю роль. Я не тень Хью Джекмана, я актёр. Когда Хью плачет, я тоже плачу. Только вот «скакать» с ним и рычать за него, когда он Росомаха, очень непросто. Имитировать голос тут недостаточно, нужно стать тем актёром, которого ты дублируешь, страдать, чувствовать суть изнутри, быть им, оставаясь собой.
Когда Хью Джекман был в России, он захотел встретиться с тем, кто его дублирует. Мы встретились, говорили через переводчика, он внимательно посмотрел на меня и спросил: «Ты, наверное, хорошо меня знаешь?» А я ответил: «Знаю, но не буду об этом никому рассказывать».
Я озвучивал и Джонни Деппа, и Николаса Кейджа, но лучше всего мне было с Ричардом Гиром в «Красотке» — раньше фильмы были какие-то более человечные, романтичные что ли И с Мелом Гибсоном — «Чего хотят женщины» — это вообще отличная роль, весь фильм — я один практически. Да, раньше фильмы были с ролями, теперь всё больше «пиф-паф», «ах ты дрянь», «эй» Главное – погромче, надо перекричать танки и самолеты.
Я уверен, что очень важно, есть у вас с актером связь или нет. Когда есть связь, все получается. Когда Ренуара спросили, что важнее «что» или «как»? Он ответил: «кто»! Вот и я уверен, важно, кто дублирует.
Когда мы с Володей Вихровым дублировали «Невыносимую жестокость», где Кэтрин-Зета Джонс невыносимо флиртует с , мне кажется, я даже немножко влюбилась в Володю-Клуни. Потому что всегда очень вживаюсь в роль. Я озвучивала Саманту в сериале «Секс в большом городе». Свекровь говорила: «Ваша героиня — это кошмар!» Друзья сына приходили в гости, слышали меня и гоготали, а девчонки говорили, что любят «мой» сериал. И тогда все двери передо мной открывались, меня встречали словами «О-о! Приехала Саманта!»
Я писала много жёстких женщин, как Ума Турман в «Убить Билла», а вот в «Красотке» с Джулией Робертс была просто радость, и полное изменение внутри. Мне сказали «убирай низы, давай повыше». Ведь Робертс такая чистая, как капля воды. Мы писали фильм три дня, и я тогда гуляла по арбатским переулкам, и это была совсем не я, я чувствовала её чистоту и незащищённость.
Конечно, я была влюблена в Сашу Рахленко-Ричарда Гира. Я ведь влезаю в энергетику артиста. И я всегда мою голову перед озвучкой, готовлюсь, наряжаюсь. Мне нравится забывать, что я — Оля Плетнёва, мне нравится, когда я не я, это совсем другие вибрации. Сейчас я «делаю» 80-летнюю старушку, и чувствую себя больше актрисой, чем сама актриса.
Взгляд из-за пульта
Александр Татаринцев, руководитель студии звукозаписи RECsquare:
— Мы не называем актёров дубляжа дикторами, ведь они не просто дикторы, они актёры, ничуть не меньше тех, кто играет на экране, а многие из них так же успешны и в кино. Все актёры дубляжа, с которыми мы работаем, это супер-профессионалы. Надо сказать, что в России вообще к дубляжу относятся гораздо серьёзнее, чем в других странах. Нас и в мире считают страной с высоким уровнем профессионального дубляжа. Одного из наших актёров — — признали лучшим голосом Шрека. И мы стараемся держать марку. Раньше мы немного отставали от других стран по уровню техники, но сейчас нам в работе доступна вся профессиональная звуковая техника, и теперь мы впереди планеты.
В RECsquare мы даже рекламу записываем очень старательно, создаём произведение искусства и не делаем скидку на то, что это реклама, и «всего какие-то секунды или пара минут звучания». Сказать за эти секунды что-то важное потребителю и заставить его совершить действие — заплатить за товар или услугу — задача очень ответственная. Перед тобой актёр у микрофона, а за спиной — клиент. И вы с актёром для него -инструмент решения его задачи. Надо сделать хорошо. Это дело чести.
Интрига в моей работе режиссёра озвучки — выбор голоса для определенной записи. Под каждую задачу подходит обычно кто-то один. И нужно выбрать идеального кандидата. Когда я сам учился быть диктором, я часами слушал голоса всех профессионалов. И теперь они всегда со мной — у меня в голове всегда звучит «каталог» голосов. И нужно только прислушаться и — оп — вот он, нужный.
Есть только одна сложность в этой профессии. Я уже не могу ходить в кино на дублированные фильмы, потому что знаю всех актёров дубляжа. И вижу не Брэда Питта, а Севу Кузнецова, который мне анекдоты вчера рассказывал.
Честно и с гордостью могу сказать, что иногда русский дубляж звучит лучше, чем оригинал. Например, Александр Рахленко здорово улучшил Хью Джекмана. А Оля Зубкова сделала из немного хриплой Джоли женщину не только с красивым лицом, но и с красивым голосом.