Ещё
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Люди в черном: Интернэшнл
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Люди Икс: Тёмный феникс
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Игра
Триллер
Купить билет
Ма
Триллер, Ужасы
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Годзилла 2: Король монстров
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Боль и слава
Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Донбасс. Окраина
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Рокетмен
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Обитель страха
Вестерн, Ужасы
Купить билет
Куриоса
Исторический, Мелодрама
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дылда
Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет

Рената Литвинова — об одиночестве и Земфире 

Фото: sobaka.ru
Режиссер, сценарист и актриса Рената Литвинова провела в Петербурге творческую встречу, на которой рассказала о детстве, одиночестве, работе со знаменитыми режиссерами и Земфирой. Мы записали основные тезисы.
Почему я здесь? Я вообще не склонна к интервью. Но я тоже в юности искала ответы. За ними ты обычно идешь к достаточно одиозному человеку. Себя я считаю очень специальной фигурой, но буду с вами такой, какая есть. Я нарядилась в это платье, чтобы сверкать и радовать, но внутри я абсолютно другая — все время ругаюсь. Говорю: «Как я могу хорошо выглядеть?» Например, три дня назад не спала две ночи, потому что писала. После этого сижу такая, ужасно обтрепанная, и думаю: «Как мне писать мои тексты и одновременно приехать к вам красивой?»
Про Петербург и Бродского
Я буду говорить о любимых людях, которые жили в Петербурге. Среди них, конечно, Иосиф Бродский. Если бы он родился не на этой территории, то, может быть, и не стал бы поэтом. В вашем городе есть что-то, что обостряет все боли, убивает, но делает поэтом. Но в каком-то смысле все замечательное не бывает бесплатным.
В Петербурге есть что-то, что делает тебя поэтом
У вас в любой кладке расположены магниты, которые вытягивают все силы. Очень сложная территория. Здесь жил Леша Балабанов — гениальный режиссер, который был впереди времени. Очень недооцененный в свое время (его не поняли на Западе, и мало показывали). Но сейчас все молодые изучают его, как Библию. В каком-то смысле Леша делал что-то архивное, как будто впрок. Он так любил Петербург! Хотя и родился в другом месте, переплыв сюда, но никогда не покидал эти берега. И, как говорится, они его и убили. Вот такая цена.
Про школьные годы
Школьные годы были, наверное, самыми жестокими в моей жизни. Есть такие дети, которые страдают всю школу. В юности ты так хочешь дружить, быть в какой-то компании. Я сейчас вижу это по своей дочке. Ты страдаешь, если кто-то тебя не принимает, не здоровается, куда-то тебя не позвали. А вот когда никто с тобой не дружит, представляете? Ты живешь изгоем, белой вороной. У меня были такие моменты.
Помню, в Москве были жгучие морозы, я шла поздно вечером после секций по снегу, который скрипел, с ранцем и думала: дома меня вообще никто не ждет — я совсем одна. Моя мама-хирург дежурила постоянно в больнице. Зато у нас был попугайчик. Его звали Тотоша — идиотское имя, конечно. Он был товарищ. Когда я приходила, он хотя бы чирикал, и я ему за это очень благодарна. Он, наверное, сейчас там, в раю, или уже перенесся в какое-то существо понаваристей. Может, стал медведем? Или его перенесли в тело бухгалтера? Потому что Тотоша он такой: зернышко к зернышку.
Когда никто с тобой не дружит, представляете? У меня были такие моменты.
У меня никогда не было папы. Мама рассталась с ним, когда мне был год. В советские времена это осуждали. Если у тебя нет папы, значит что-то с твоей мамой «не то». А я пыталась защитить ее репутацию. Если ко мне приходил в гости, я вывешивала дедушкин плащ. Я говорила: «Это плащ папы, скоро он вернется — уехал». В старших классах на меня уже смотрели, как на психбольную. В течение 10 лет папа все время был «в отъезде» и в одинаковом плаще.
Про самосто