Ещё
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Джокер
Джокер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Дождливый день в Нью-Йорке
Дождливый день в Нью-Йорке
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Эверест
Эверест
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гемини
Гемини
Боевик, Триллер, Фантастика
Купить билет
Девушки бывают разные
Девушки бывают разные
Приключение, Комедия
Купить билет
Окей, Лекси!
Окей, Лекси!
Комедия
Купить билет
Джуди
Джуди
Биография, Мюзикл, Драма
Купить билет
Они
Они
Триллер, Ужасы
Купить билет
Оно-2
Оно-2
Ужасы
Купить билет
Текст
Текст
Триллер, Драма
Купить билет
Тайна печати дракона
Тайна печати дракона
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Мысленный волк
Мысленный волк
Мистика, Драма
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
К звёздам
К звёздам
Триллер, Фантастика
Купить билет
Матрица
Матрица
Боевик, Триллер, Фантастика
Купить билет
Zомбилэнд: Контрольный выстрел
Zомбилэнд: Контрольный выстрел
Комедия, Ужасы
Купить билет
Дети моря
Дети моря
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Сестрёнка
Сестрёнка
Драма, Военный
Купить билет
Дитя погоды
Дитя погоды
Мультфильм, Фэнтези, Драма
Купить билет

В тени большинства 

В тени большинства
Фото: Коммерсант
Культурная политика
За три дня до культурного форума в Санкт-Петербурге на  собрались зарубежные кинокритики на первый коллоквиум ФИПРЕССИ (Международная федерация кинопрессы), посвященный современному российскому кино. В России ничего подобного не происходило со времен ранней перестройки.
За эти годы надежды на интеграцию российского кино в мировой кинопроцесс истаяли, и мы оказались еще большей terra incognita, чем в эпоху железного занавеса. Да, наши фильмы показывают и награждают на фестивалях. И все равно всего лишь несколько режиссерских имен из России что-то значат для зарубежных профессионалов, не говоря о широкой публике: к давно знакомым Кончаловскому и Михалкову в 1990-е добавился Лунгин, потом Сокуров, а сейчас больше всех на слуху Звягинцев.
Ни российская «новая волна» нулевых, ни сильно повлиявший на нее  не получили за рубежом той известности, которую они заслуживают. Причины многообразны. По-прежнему нас разделяют с окружающим миром экономические, ментальные, а в последнее время и политические барьеры. Но еще хуже — острый дефицит механизмов промоушена российского кино. Этим в меру возможностей занимаются компания «Роскино» и фестиваль «Кинотавр», но их деятельности явно недостаточно. Мы с завистью смотрим на блестящие результаты, достигнутые «Юнифрансом» — компанией, которая щедро финансируется государством и действительно работает на мировой имидж и коммерческий успех кино Франции. А начинается все с того, что каждый январь в Париж зовут киножурналистов разных стран, и они, насмотревшись французских фильмов, разносят вести о них по всему миру.
Вот и в Петербурге состоялось нечто подобное в более скромном формате. Известные кинокритики разных стран от США до Сербии и от Бразилии до Австралии отсмотрели около десятка фильмов, которые во многом перевернули их представление о российском кино. И пообщались с их авторами, в том числе Рустамом Хамдамовым («Мешок без дна»), («Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»), и  («Салют-7»), («Притяжение»). Показали и «Аритмию» . Гостей познакомили и с новыми работами «Ленфильма», и с архивной версией фильма «Про уродов и людей» Алексея Балабанова.
Почему представление о «тяжелом амбициозном русском кино» (выражение одного из участников коллоквиума) перевернулось? Прежде всего оказалось, что это кино многонационально, как и в бывшем СССР. Фильм «Мой убийца» Костаса Марсана и его новый представленный на коллоквиуме проект показали, с какой бурной энергией развивается киноиндустрия в Якутии. Кантемир Балагов, выпускник кабардино-балкарской мастерской , своей картиной продемонстрировал значение периферии и жажду идентичности как знаковые черты нового кино. А в фильме обнаружилась близость к мотивам модного румынского кино: политически время социализма ушло, но психологически и антропологически продолжает жить в людях.
Второе, что поразило участников коллоквиума, — очень качественный мейнстрим. Появляются фильмы, снятые на голливудском техническом уровне, но при этом с десятикратно меньшим бюджетом. «Салют-7» впечатлил сочетанием масштаба и интимности, своеобразием русского характера. А  — фильм, принадлежащий «стране фантастики», — умело вплетенным социальным комментарием, аллегорией темы ксенофобии. Климу Шипенко предрекли голливудскую карьеру и даже предположили, что, возможно, в одном из будущих совместных проектов , дежурный спаситель мира, «заговорит по-русски».
После показа «Матильды» вспыхнула дискуссия о православном фундаментализме как одном из новейших инструментов косвенной цензуры. Вполне вероятно, что с этим связана и подоплека «дела» , что зловещая нить тянется от его «Ученика» (где с публицистической остротой поднята тема религиозного фанатизма) к этому инспирированному делу, а также к травле «Матильды». Гости, которые раньше слышали обо всем этом краем уха, гораздо лучше поняли и усвоили драматический контекст, в котором развивается кино в России.
Участники коллоквиума не раз обращали внимание на то, что в российских фильмах преобладает «мужской взгляд», а женщины представлены гораздо меньше — как в сюжетах фильмов, так и в составе съемочных групп. Гостей впечатлило и выступление , вдовы Балабанова, также работавшей художником по костюмам на фильмах и : она говорила, что кино должно быть продуктом влюбленности режиссера (в актрису или в кого другого, не важно), иначе оно будет скучным и мертвым. Это высказывание попало в контекст широко обсуждаемых сегодня сексуальных скандалов, в которых многие мужчины-кинематографисты стали козлами отпущения. В частном разговоре коллега-кинокритик рассказал мне, что в одной маленькой европейской стране 500 актрис (откуда их там столько?) присоединились к кампании #me too. Этот коллега хотел бы написать о перехлестах феминистского бума, но испугался попасть в черный список. Так что цензура в самых разных проявлениях существует не только в России, но это, конечно, слабое утешение.
Актеры, спасшие людей в реальной жизни
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров