Ещё
Чем занимается Маша из сериала «Саша+Маша»
Чем занимается Маша из сериала «Саша+Маша»
Актеры
Что не так с именем Данилы Багрова в "Брате"
Что не так с именем Данилы Багрова в "Брате"
Фильмы
Где сейчас актеры из “Маски-шоу”
Где сейчас актеры из “Маски-шоу”
Актеры
Неудачные дубли, сделавшие фильмы шедеврами
Неудачные дубли, сделавшие фильмы шедеврами
Фильмы
Ford против Ferrari
Ford против Ferrari
Биография, Драма, Спортивный
Купить билет
Грех
Грех
Биография, Исторический, Драма
Купить билет
Текст
Текст
Триллер, Драма
Купить билет
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Доктор Сон
Доктор Сон
Ужасы
Купить билет
Ангелы Чарли
Ангелы Чарли
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Семейка Аддамс
Семейка Аддамс
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Терминатор: Темные судьбы
Терминатор: Темные судьбы
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Стражи Арктики
Стражи Арктики
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Верность
Верность
Драма
Купить билет
Хороший лжец
Хороший лжец
Драма
Купить билет
Джокер
Джокер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Документальный, Музыкальный
Купить билет
Мидуэй
Мидуэй
Боевик, Исторический, Драма
Купить билет
Во всё тяжкое
Во всё тяжкое
Трагикомедия
Купить билет
Эверест
Эверест
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Девятая
Девятая
Исторический, Приключение, Триллер
Купить билет
Идеальный пациент
Идеальный пациент
Триллер
Купить билет
Дождливый день в Нью-Йорке
Дождливый день в Нью-Йорке
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Холодное сердце 2
Холодное сердце 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет

Бери и делай: актер Фируз Сабзалиев озвучивает мультики на памирском языке 

Бери и делай: актер Фируз Сабзалиев озвучивает мультики на памирском языке
Фото: Sputnik Таджикистан
ДУШАНБЕ, 20 ноя — Sputnik, Умед Джайхани. Известный таджикский актер и режиссер занялся озвучкой известных советских мультфильмов на памирские языки.
Sputnik Таджикистан побеседовал с актером о его творчестве и недавнем интересном увлечении.
Фируз Сабзалиев родился в 1972 году в городе Хороге — административном центр Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана. Окончил русскую среднюю школу №3 имени С. М. Кирова, а в 1989 году поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии имени С. А. Герасимова (ВГИК), который окончил в мастерской Народного артиста СССР .
— Фируз, расскажите, как вы решили стать актером?
— В 1989 году был объявлен очередной набор целевого курса во ВГИК. Я был среди 14-15 юношей и девушек, которых набрали в Душанбе. Мы прошли конкурс и в сентябре 1989 года приехали в Москву на учебу в таджикскую целевую мастерскую. Нашим мастером был Народный артист СССР М. А. Глузский.
Наша учеба по времени совпала с распадом Советского Союза, а самостоятельная работа — с началом гражданского противостояния в Таджикистане. Времена были тяжелые, но интересные. Когда говорят пушки, музы молчат.
Тем не менее из нашего актерского курса вышли такие мастера своего дела, как , Фарход Махмудов, Фаридуншо Рахматуллаев и Умедшо Мирзоширинов, который впоследствии стал еще и известным режиссером.
— Какой была ваша первая роль?
— В нашей актерской профессии везение играет очень большое значение. Нужно оказаться в нужное время в нужном месте. Мне повезло, что по окончании первого курса меня пригласил в свою картину , с которым я познакомился во ВГИКе в 1990 году. Тогда я никакого представления о кино еще не имел.
Бахтиёр мне тогда сказал: «Фируз, я бы хотел с тобой летом поработать. Как ты на это смотришь?». От такого предложения я никак не мог отказаться, хотя никакого представления о съемочной площадке не имел. Я просто сказал: «Да!». Так я снялся в фильме «Братан», который в 1991 году получил приз Международного кинофестиваля молодого кино в Турине за лучший полнометражный фильм, потом завоевал Гран-при МКФ в Мангейме, а в 1992 году в Москве на кинофестивале «Дебют» получил приз президента Центра кино и телевидения для детей и юношества.
Когда меня утвердили на главную роль, я учился на втором курсе. Помню, было очень сложно совмещать учебу и работу. Но Глузский, прочитав сценарий, дал мне разрешение, сказав: «Сынок, здесь есть все, что мы проходили. Эта работа пойдет тебе на пользу». Получив добро от одного своего мастера, я поехал к другому.
Впоследствии Бахтиёр стал мне старшим братом, моим сенсеем и учителем в кино. Я принимал участие в большинстве его картин, благодаря чему и приобрел свои знания и опыт. Я снимался в его картинах как актер, занимался подготовкой актеров и массовки как второй режиссер. Бахтиёр иногда доверял мне проводить кастинг актеров второго плана.
Мне было очень приятно и полезно работать с ним. Думаю, что у любого нормального творческого человека должен быть мастер, учитель, устод. Я считаю Бахтиёра Худойназарова своим мастером на съемочной площадке, своим учителем по жизни. Также я считаю своим учителем Михаила Глузского и коллектив преподавателей ВГИКа. С некоторыми преподавателями я до сих пор поддерживаю связь.
— Съемки в каких картинах вам запомнились больше всего?
— Все роли своеобразные, одинаковых никогда нет. Наверное, хочу выделить свою роль офицера связи в сериале в 2014 году. Мне выпало играть немецкого офицера Клауса перед началом Второй мировой войны.
— Каким таджикское кино было в советские годы и какое оно сейчас?
— В советском Таджикистане на киностудии «Таджикфильм» сложилась своя национальная школа кинематографа. Безусловно, она была частью советского киноискусства с его соцреализмом, или, как тогда говорили, социалистической по форме и национальной по содержанию. «Таджикфильм» по заказу Гостелерадио СССР производил широкий спектр художественных и документальных фильмов.
Тогда в «Таджикфильме» работали более 400 сотрудников. Эта была целая киноиндустрия, от которой теперь мало что осталось. Но на небосклоне таджикского киноискусства яркой звездой всегда будут гореть имена Бориса Кимягарова, , Давлата Худоназарова, Бахтиёра Худойназарова и многих других.
Заложенный ими фундамент может послужить таджикскому кинематографу еще очень долго, а достигнутые ими вершины мастерства киноискусства служат ориентиром для кинематографистов будущих поколений. Конечно, и сейчас у нас создаются хорошие картины, о чем свидетельствуют призы, полученные нашими режиссерами Сафарбеком Солиевым, Умедом Мирзошириновым, Руми Шоазимовым и другими на международных кинофестивалях.
Есть надежда, что таджикский кинематограф возродится, но, безусловно, без государственной поддержки осуществить это будет сложно.
— Каких фильмов, по вашему мнению, не хватает Таджикистану?
— У нас есть на что смотреть и от чего отталкиваться, кому снимать и о чем снимать. История богата великими событиями, личностями, трагедиями, героическими страницами.
Надо, например, создать фильм о жизни и деятельности Исмаила Самани. Грандиозным проектом была бы экранизация «Шахнаме» с участием национальных и мировых звезд, с голливудскими технологиями и спецэффектами.
Опыт могли бы перенять у соседей. Помимо России, в Иране, например, снимают отличные костюмированные фильмы на исторические темы.
Индийское кино у нас всегда было популярно. Мы могли бы по образу и подобию индийских фильмов создать свои музыкальные картины. Учитывая популярность индийских фильмов в соседнем Афганистане, наше музыкальное кино могло бы найти своего зрителя и там.
Кино как искусство может принести и прибыль. Такое кино нам очень нужно. Одним из перспективных направлений развития таджикского киноискусства я считаю анимацию.
— В последнее время вы также работаете над озвучкой мультфильмов на шугнанский язык. Расскажите, почему решили этим заняться?
— Да, в свободное от кинопроектов время я ухожу в мультипликацию. Я там нашел особый мир. В мультфильмах все очень правильно, очень по-честному, потому, наверное, что все, кто занимались производством мультфильмов, в первую очередь думали о детях. Мир детей — совершенно особенный, и потому все, что делается для них, должно делаться всесторонне правильно. Потому что дети как губка впитывают все — и речь, и музыку, и манеру поведения. Детям надо показывать добро, победу добра над злом.
Я фанат «Союзмультфильма», и своим детям специально показываю советские мультики. Они смотрели практически всю советскую классику. Конечно, они также смотрели и смотрят и диснеевские мультики, как и все дети.
Могу сказать, что мое мировосприятие в детстве сложилось через призму добрых советских мультиков. Из любви к ним и своим детям, я на чистом энтузиазме взялся за дубляж мультфильмов на свой родной шугнанский язык (группа памирских языков). Попросил своих друзей — профессиональных актеров — озвучить персонажей. Идея им очень понравилась.
Первым был мультфильм «Золотая антилопа» по мотивам индийской сказки. Вторым был мультфильм «Аист». Наша первая совместная работа выявила востребованность кинопродукции на памирских языках. Были очень позитивные отклики.
Основываясь на опыте дубляжа мультиков, мы взялись за дублирование двух художественных фильмов, снятых в советское время у нас на Памире. Это фильм Давлата Худоназарова «Юности первое утро», который зрители больше знают как «Ниссо», и картина «Дети Памира». В них показана наша история, география, одежда, архитектура, традиции и обычаи. Единственное, чего в них не хватало, это был наш родной язык.
Мы не побоялись, рискнули и добавили его в картину. Зрителям поначалу было непривычно слышать родной шугнанский язык из уст киноперсонажей на экране. Но эффект присутствия, соучастия и сочувствия героям картин при дубляже стал намного больше, чем производили на зрителя оригинальные версии. И достигается этот эффект благодаря родному языку.
— А почему до этого никто не занимался такой озвучкой в Таджикистане?
— Я не вижу никаких препятствий для создания кинопродукции на памирских языках. Есть законодательство, есть государственная поддержка в виде целого Института памироведения, где изучаются эти языки.
Было бы желание, а возможности найдутся. Приведу наглядный тому пример. Недавно режиссер Умедшо Мирзоширинов снял первый игровой фильм — картину «Мушкилкушо» ("Преодоление"), где звучит памирская речь. Фильм получился добротным.
На данный момент, хотя на памирских языках существует богатая устная литература, они не звучат в теле— и радиоэфире. Единственная программа на памирских языках выпускалась на радио «Имруз», но она проработала всего 27 дней и была закрыта по каким-то причинам.
Было бы здорово вновь открыть FM-радио, как, например, в Худжанде действует радио «Тироз». Начнем, предположим, с малого, с радио. В том, что памирские языки не звучат в эфире, есть и наша вина. Не надо, сидя за монитором, философствовать в соцсетях, нужно самым начинать что-то делать.
Конечно, сложно создавать аудиовизуальную продукцию сразу на всех памирских языках. Я сам могу перевести и продублировать мультипликационные и художественные фильмы на свой родной шугнанский язык. И то я обращаюсь к лингвистам и филологам, чтобы перевод был максимально точным и близким к оригинальному тексту.
Некоторые меня упрекают в том, что я не дублирую мультики на другие языки, кроме шугнанского. Но, родные мои, я не владею всеми памирскими языками. Я говорю на шугнанском, понимаю рушанский и близкие к ним языки. Потому призываю носителей других памирских языков присоединиться ко мне, тогда будем работать вместе. Сегодня их помощь мне нужна как никогда.
— Каковы ваши дальнейшие творческие планы?
— В настоящее время я готовлю проект аудиокниги сказок на памирских языках. Хочу рискнуть и попробовать создать то, аналогов чему у нас еще нет ни на таджикском, ни тем более на памирских языках. Аудиокнига будет в виде сборника из 10-12 сказок на шугнанском, рушанском, ишкашимском и ваханском языках. Эта первая часть проекта. Вернее, проба пера, так сказать.
Весь проект задуман как сборник сказок народов Таджикистана. В него будут включены не только сказки таджикского народа, но и других народов, населяющих Таджикистан. С Памира же начинаем из-за того, что у нас есть готовый материал на памирских языках. Все ошибки, которые мы обнаружим в этом сборнике, учтем при выпуске остальных серий.
Вторым этапом проекта мы собираемся выпустить сборник сказок жителей Согдийской области. Затем, надеюсь, последуют аудиокниги со сказками Рашта, Хисара, Вахша и Хатлона. Идея аудиокниги заключается в том, чтобы каждый регион был представлен своими сказками и рассказами, которые будут начитанны профессиональными актерами на различных диалектах таджикского языка и на памирских языках. Мы хотим таким образом показать многообразие языков и диалектов, составляющих наше единство.
Составить такой сборник технически не сложно. Профессиональных актеров у нас достаточно во всех регионах. Памирский сборник подготовим с помощью бадахшанских специалистов, в совершенстве владеющих как родными языками, так и сценической речью. Согдийский сборник — с помощью актеров Худжандского театра. Остальные части тоже с привлечением местных профессионалов. С кем работать есть, материала полным полно. Только бери и делай!
Аудиокнигу можно считать разновидностью радиоспектакля. Наши аудиосказки будут со всеми звуковыми эффектами — шумами, скрипами, фольклорной музыкой. Например, для Бадахшана будет использована бадахшанская музыка, для Согда — шашмаком, для Хатлона — фалак и так далее.
Подберем голоса актеров: старика будет озвучивать старик, ребенка — ребенок, молодых — молодые. Очень постараемся передать всю магию сказок, их атмосферу, этнографический колорит. Думаю, что аудиокниги получатся очень интересными и в то же время полезными в деле сохранения и развития бесписьменных языков Таджикистана.
Воспользуюсь случаем и выражу благодарность всем своим родным и близким, друзьям и коллегам, оказавшим мне помощь в дублировании мультипликационных и художественных фильмов. Надеюсь, что они не откажут мне в поддержке и с новым проектом.
Видео дня. Советские кинозвезды, умершие в нищете
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео