«Чтобы зритель верил». Ставрополец оставил карьеру каскадёра ради театра 

«Чтобы зритель верил». Ставрополец оставил карьеру каскадёра ради театра
Фото: АиФ Ставрополье
В прошлом году актёр, спортсмен и каскадёр , снявшийся в фильмах «Дневной дозор», «Псевдоним Албанец», «Глухарь», «Пантера» и др., начал реализовывать в краевой столице театральный проект. Спектакли можно увидеть в ДК им. Ю. Гагарина. Сейчас в репертуаре — пять постановок Коченова, скоро зрители увидят новую, другого режиссёра — «Мама, я умер в августе», о событиях в Южной Осетии и Грузии.
Почему на экранах — «развлекуха»?
, АиФ-СК»: Тамерлан, что заставило вас вернуться в родной Ставрополь из Москвы, где вы «засветились» в популярных сериалах?
Тамерлан Коченов: С детства — а оно пришлось на конец 80-х — я мечтал стать, таким, как  и другие звёзды жанра экшен. (Улыбается.)
Чтобы воплотить эту мечту, серьёзно занялся единоборствами. Выиграл не одно крупное соревнование по кикбоксингу, тхэквондо и другим видам спорта, довольно долго тренировал детей.
В Москву попал только в 30 лет. Чтобы заявить о себе, разослал в столице постановщикам трюков видеозаписи, на которых демонстрировал, на что способен. И довольно скоро мне предложили работу каскадёра.
— Вы снимались вместе со многими звёздами современного российского кино. С кем-то из них подружились?
— Нет, этого не произошло, ведь общались мы по рабочим вопросам. Замечательные воспоминания остались об Александре Абдулове. Это был настоящий мэтр! , погибший во время съёмок фильма «Псевдоним Албанец», запомнился как прекрасный актёр, который к тому же был в отличной физической форме. Он сам исполнял многие трюки. Но держался особняком.
— Современное российское кино многие ругают…
— Как человек, участвовавший в процессе создания фильмов, скажу: многие из них снимают только с одной целью — собрать под них рекламу. А поскольку востребована развлекательная продукция, она и преобладает на экранах.
Сколько стоят постановки?
— Что же заставило вас вернуться домой?
— Хотелось исполнять не только второстепенные, но и главные роли. Однако давать их каскадёрам не любят. Считается, что они должны заниматься только трюками. Я понял, что нужен диплом актёра. Поступил в Ставропольский госуниверситет на актёрский факультет. Учился у народной артистки России , параллельно служил в Ставропольском академическом театре драмы им. М. Ю. Лермонтова.
— Но ушли и оттуда. Трудно, наверное, было с нуля создавать собственный театр?
— Да, ушёл, потому что и там не смог полностью реализоваться. Но если вы думаете, что для создания театра мне пришлось обивать чиновничьи пороги, ошибаетесь. Я просто зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. Сам арендую зал, оборудование, за свои кровные приобретаю декорации и костюмы, занимаюсь распространением билетов и рекламой. Словом, нахожусь на полном самообеспечении.
— Принято считать, что любое учреждение культуры убыточно. Неужели вам совсем не помогают ставропольские чиновники?
— Нет, мы с чиновниками, отвечающими за культуру, существуем в параллельных мирах. А окупаем свои немалые расходы благодаря тому, что удаётся заполнять зал.
Что противопоставить кинематографу?
— Ваши постановки для ставропольских театралов как глоток свежего воздуха. Вы ставите спектакли на злободневные темы, ставите их интересно. Где удаётся находить сценарии и хороших актёров?
— Несколько актёров перешли из академического театра драмы, в том числе моя жена Лариса. А находить интересный материал для постановок нелегко, но благодаря Интернету этот процесс в последние годы упростился.
— Принято считать, что провинциальным театрам далеко до столичных…
— В Ставрополе это так, потому что долгие годы в театральной жизни господствовал монополизм. Но один профессиональный драмтеатр на город, в котором проживают 400 тысяч жителей, — это нонсенс! Я такого больше нигде не видел.
А в этом случае, какими бы замечательными ни были режиссёры и актёры, творческого развития ждать не приходится. Зрители при отсутствии выбора всё равно придут, куда им деваться? А вот когда приходится за них драться, как это происходит в Москве, где сотни самых разных трупп, тогда волей-неволей приходится что-то пересматривать в себе, над чем-то работать дополнительно.
— Но молодёжь сегодня трудно заманить даже на очень интересные постановки…
— Да, молодые люди гораздо активнее ходят в кино. Но, наверное, если бы в Ставрополе был ТЮЗ, к нам ходило бы больше юных театралов. Увы, о ТЮЗе пока приходится только мечтать.
— Среди ваших премьер — философская комедия «Ангел, чёрт и проктолог». В последние годы мы привыкли к тому, что комедия — это исключительно развлекательный жанр.
— Нас приучили к этой мысли. Но в советском кинематографе было немало прекрасных комедий, заставляющих задуматься о жизни. Например, фильм «Тот самый Мюнхгаузен», который я очень люблю.
Я не сторонник того, чтобы театр исключительно развлекал. Не разделяю точку зрения, что сейчас времена тяжёлые и публике нужно подавать что-то исключительно лёгкое. Но жизнь никогда не бывает лёгкой! Зрителя нужно воспитывать.
— Как этого добиться?
— Девиз нашего театра: «Правдивее только жизнь». То есть играть надо так, чтобы зритель тебе верил. А это уже вопрос профессионализма и ответственности режиссёров и актёров.
— В вашем репертуаре пока только один спектакль по произведению классика — «Двое на качелях» . Опасаетесь, что на них не пойдут?
— Мне пока интереснее ставить современных авторов, но и классикой я тоже планирую заниматься. А во-вторых, соглашусь с мнением известного современного режиссёра , с которым мне довелось поработать в Ставропольском драмтеатре. Классику нужно ставить как произведения современных авторов.
Как сегодня молодёжь воспринимает фильмы по классическим произведениям? Зачастую как красивую картинку, не более того. А мне бы хотелось говорить с молодыми людьми на понятном им языке.
Видео дня. Как прожил жизнь экранный Будулай
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео