Ещё

Не приходи, сказка! 

Экранизация легенды расколола индийское общество еще до премьеры.  — из Нью-Дели Напрасно растянувшийся у нас на целый год скандал с «Матильдой» считали исключительно российской «экзотикой» — сегодня вокруг болливудского кино «Падмавати» страсти кипят еще круче, а индийская версия борьбы с не вышедшим на экраны фильмом реально опасна для жизни людей Евгений Пахомов, собкор ТАСС в Нью-Дели — специально для «Огонька» Индия раскололась. Причина — новый фильм «Падмавати», традиционная для Болливуда историческая костюмированная лента по поэме XVI века, написанной Маликом Мухаммадом Джаяси, средневековым поэтом-суфием (суфизм — мистическое течение в исламе, проповедующее аскетизм и повышенную духовность. — «О»). Само по себе обращение в глубь веков для индийского кинематографа вовсе не новость — Болливуд снял немало фильмов по старинным легендам. Новость в том, что на сей раз древняя история стала частью современной политики: министры, религиозные деятели, лидеры оппозиции, либералы, националисты — все громко спорят о фильме, который и на экраны еще не вышел. Само собой, большинство протестующих его также не видело. Так из-за чего сыр-бор и против кого он направлен? И любовь, и ненависть Гнев противников ленты, «искажающей настоящую историю Индии», направлен прежде всего на режиссера Санджая Лила Бхансали и исполнительницу главной роли, одну из самых красивых индийских актрис Дипику Падукон. Особенно отличаются радикалы из числа раджпутов, представителей этно-кастовой группы воинов, исторически живущих на севере Индии (ее численность оценивается в 17 млн человек). Дошло до того, что члены националистической группировки «Шри Раджпут Карни Сена» заявили, что готовы убить режиссера Бхансали. Актрису, правда, обещали не убивать — их представитель объяснил, что гордые витязи не воюют с женщинами! Если фильм выйдет в прокат, ей обещали «всего лишь» отрезать нос. А некий представитель властей из северного штата Харьяна, член правящей Бхаратия джаната парти (БДП) и тоже раджпут Сурадж Пал Аму, пообещал награду в 100 млн рупий (более 1,5 млн долларов) тем, кто «защитит честь нашей королевы раджпутов» — попросту говоря, прикончит режиссера с актрисой. Понять, что вызвало такие страсти, не просто, во всяком случае, легенда, по которой снята картина, к ним не располагает. Она рассказывает, как делийский султан Алауддин Хилджи (глава первого крупного мусульманского государства на территории Индии. — «О») в XIV веке двинул войско на раджпутское княжество Мевар, взял в осаду его столицу Читтор (ныне Читторгарх), но пообещал: войны не будет, если ему отдадут жену местного царя прекрасную Падмавати (султан был в нее отчаянно влюблен). Войско Хилджи разбило армию раджпутов. Но гордая царица предпочла самоубийство позору — бросилась в огонь. Так ли было на самом деле? Факт осады Читтора в 1303 году историки подтверждают. Но вот ко всему остальному, начиная от пламенной страсти султана к царице, у них много вопросов. Очень похоже, что пару веков спустя после этих событий автор поэмы дал волю воображению — получилась своего рода индийская «Илиада». Как бы то ни было, режиссер фильма — также известный как сценарист, продюсер и композитор — решительно не понимает, отчего ему принялись угрожать: он хотел показать гордость и славу раджпутов, которые не смиряются перед завоевателями. Мол, вы хоть фильм посмотрите, а уж потом призывайте к казням… Увы, критики непреклонны — страсти вокруг «Падмавати» вспыхнули еще во время съемок и с тех пор не стихают. Националисты даже врывались на съемочную площадку, чтобы остановить процесс: лента, уверены они, представляет королеву раджпутов «в дурном свете». Этому способствуют появившиеся слухи, будто в фильме есть даже постельные сцены с участием Падмавати и султана-завоевателя, от чего создатели фильма открещиваются. Но «ревнители» не останавливаются: они собирают какие-то сплетни, ищут признаки непристойности в рекламном трейлере, даже организовали символическую казнь через повешение изображений Бхансали и Падукон. Символикой дело не ограничилось: 40-летний мужчина был найден повесившимся в форте Нахаргар в Джайпуре — он оставил надпись, что кончает с собой из-за «Падмавати». В итоге кинокомпания-производитель этого фильма Viacom18 Motion Pictures решила перенести на неопределенный срок прокат ленты, который должен был начаться 1 декабря, — от греха подальше. Не подтвердил пока выход фильма и британский прокатчик компании Paramount Pictures: Лондонский центр индуистов пригрозил мирным протестом против «исторически некорректного освещения жизни Падмавати» и «гламуризации насилия». А индуистские активисты из группировки «Карни Сена» и вовсе грозят поджечь британские кинотеатры. Прелести жанра Кто-то из индийских журналистов давно сказал, что вся Индия любит Болливуд, словно барышня, которая питает страсть к любовным романам. Трудно представить себе менее «проблемное» кино: приторные герои, картонные злодеи, вечная сказка о Золушке, песни, танцы, экранные страсти — все это так далеко от реальной жизни… Но при всем этом кино в Индии — больше, чем кино, и больше, чем важнейшее из искусств: эмоции кипят не только на экране, но и вокруг него, словно зрители шагают в кадр, чтобы подправить сюжет. Словом, выступления против того или иного фильма для страны — не такая уж редкость. Как правило, против кинокартин выступают вечно обиженные на всех консерваторы, члены религиозных партий, различные националисты, случается, и политики. Но иногда трудно избавиться от ощущения, что сами режиссеры и сценаристы как будто «поддразнивают» дежурных представителей возмущенной общественности — то ли, чтобы поднять интерес к фильму, то ли, чтобы высказать гражданскую позицию. Стоит напомнить: индийское кино, и, конечно, в первую очередь главная «фабрика грез» страны Болливуд (так называются студии, расположенные в 20-миллионном Мумбае — бывшем Бомбее), демонстрирует один из немногих примеров сотрудничества, близкой дружбы и даже браков между представителями различных каст и религий. Мусульмане и индусы, сикхи и парсы, христиане и буддисты, здесь все работают вместе — редкий пример религиозного плюрализма для огромной страны. Неудивительно поэтому, что индийские режиссеры нередко ставят в своих картинах проблемы межрелигиозных отношений, правда, как правило, «по-болливудски». Попросту говоря, это значит, что одним из самых популярных сюжетов кинолент становится любовь между представителями разных общин, чаще мусульманской и индусской, нередко осложненная индо-пакистанскими отношениями. Вроде все предсказуемо и уже привычно, но все равно — почти всякий фильм с подобным сюжетом становится поводом для бурного недовольства ревнителей чистоты веры и нравов. Список «осужденных» лент внушительный. В нем, например, хорошо известный еще советским поклонникам индийского кино фильм 1977 года «Амар, Акбар, Антони» — история трех братьев, воспитанных в разных семьях (индусской, мусульманской и христианской), которые объединяются и вместе вступают в борьбу с преступниками. Вроде что тут не так? Ан нет: недовольство (помимо прочего) вызвала одна из шутливых песен, которую братья поют в традиционных одеждах своих трех религий — мол, осмеяли святое. Впрочем, фильм, несмотря на протесты, стал самым кассовым в 1977 году, а песенка получила немалую популярность. Времена изменились. Сейчас у власти партия, которая постоянно говорит о защите традиционных ценностей индуизма. Поэтому различные сторонники индусскости сегодня очень активны. Это тренд В последние годы вызывали протесты и такие известные российским любителям Болливуда фильмы, как, например, «Вир и Зара» (2004 год, лауреат Национальной кинопремии) — история «индийского Ромео» и «пакистанской Джульетты», которые, в соответствии с болливудскими традициями, остаются живы. Или, скажем, «Фана» (суфийский термин, означающий гибель от любовного чувства, в России фильм известен как «Слепая любовь», 2006 год). Это, ясное дело, тоже love story, но осложненная тем, что один из героев — кашмирский террорист. Протесты против фильма были серьезными и небеспочвенными (авторов упрекали в том, что они создают симпатию к террористу), но лента на экран все же вышла. Среди последних скандалов — фильм «Пи Кей» ("Алкаш", 2014 год), полная иронии история инопланетянина, который прибыл на Землю — в индийский штат Раджастхан. Тут у него крадут прибор, без которого на космический корабль не вернуться. Бедняга пришелец выясняет, что, согласно представлениям местных жителей, полететь на небеса могут помочь только боги, и принимается ходить по храмам разных религий, выясняя, какой из богов «эффективнее». Но священнослужители требуют веры, а помочь не в состоянии. К счастью, он встречает девушку-землянку, которая помогает ему найти прибор и вернуться. Сколько же было шума в 2014-м, когда фильм пошел по экранам! Протестующие от разных религий проявили редкое единодушие: твердили об оскорбленных чувствах, жгли портреты актеров и режиссера, срывали киносеансы, доказывали, что фильм «спонсировали враги Индии». Итог: лента стала тогда самой кассовой в истории Болливуда — публика валом пошла в кинотеатры. На высшем уровне Интересно, что в истории индийского кино есть лента, чем-то схожая с «Падмавати». Это «Джодха и Акбар» 2008 года — о романе падишаха из династии Великих Моголов Акбара и (надо же такому случиться!) тоже раджпутской принцессы Джодха Бай. Историчность этой легенды также вызывает споры, но история красивая, к тому же заканчивающаяся любовью и свадьбой. Фильм тогда тоже вызвал протесты националистов, которые и там нашли какие-то непристойности. Поначалу фильм даже запретили в штатах Уттар-Прадеш, Раджастхан, Харьяна и Уттараханд. Однако Верховный суд потребовал отменить запрет, и лента прошла по индийским экранам. Протесты стихли, да и миллионные призы за голову исполнительницы главной роли красавицы Айшварии Рай тогда никто не назначал. Может, и на сей раз экран помирит? — Времена изменились, — говорит «Огоньку» журналист Амитабх Ядав. — Сейчас у власти Бхаратия джаната парти, которая постоянно говорит о защите традиционных ценностей индуизма. Поэтому различные сторонники хиндутвы (можно перевести как «индусскости». — «О») сегодня очень активны. Это тренд. Действительно, с приходом БДП страну регулярно сотрясают кампании по защите истинных индийских ценностей. Чего стоит шумиха вокруг знаменитого беломраморного мавзолея Тадж-Махал! В этом году власти штата Уттар-Прадеш, где расположен этот самый, пожалуй, известный индийский архитектурный памятник, не включили его в буклет «Туризм в Уттар-Прадеш — безграничные возможности», некоторые политики от правящей партии назвали его «чуждой Индии мусульманской святыней, построенной захватчиками». А член законодательного собрания Уттар-Прадеша Сангит Сом вообще пообещал «стереть из истории» этот памятник как сооруженный «тиранами» (то есть представителями мусульманской династии Великих Моголов, правившей большей частью Индии до того, как реальная власть оказалась в руках британцев в XVIII веке. — «О»). В конце октября главному министру штата Уттар-Прадеш Йоги Адитьянатху (тоже, кстати, известному националисту) даже пришлось демонстративно посетить мавзолей, чтобы утихомирить страсти. Он заявил, что считает Тадж-Махал (подумать только!) выдающимся памятником, а по чьему приказу он был построен, неважно — главное, мол, что индийскими рабочими. Вот только ситуацию с «Падмавати» в курьез превратить не выходит — речь идет о реальных угрозах в адрес авторов фильма, а политики на помощь им что-то не спешат. Многие кинематографисты Индии в этой ситуации выступили в поддержку создателей ленты на свой страх и риск. — То, что мы видим сегодня, это гипернационализм, — говорит знаменитая индийская актриса и общественный деятель Шабана Азми, пятикратный лауреат Национальной кинопремии за лучшую женскую роль. — Культура и искусство первыми подвергаются атакам националистов, но должны быть пределы. Критика — это прекрасно, инакомыслие — тоже прекрасно… Но вот что не прекрасно, так это угрозы убийства — то, с чем сейчас столкнулась . Как актриса, как коллега по цеху хочу сказать, что, по моему мнению, сегодня стало так плохо, как никогда. Многие в Индии обратили внимание на то, что молчание по поводу скандала хранит премьер-министр страны . Да и вообще власти не торопятся вмешиваться в скандал. Молчание пока прервал лишь вице-президент Венкайя Найду, обратившийся к радикальным националистам со следующими словами: — Вы имеете право протестовать демократическим путем, обратиться в соответствующие органы. Но вы не имеете права выступать с угрозами. Давайте не подрывать власть закона. Тем временем протесты против фильма продолжаются. Пока его судьбу решает цензурный комитет (все фильмы в Индии обязательно проходят цензуру). Будет ли он в прокате и когда — не сообщается. Но одно ясно: в киноисторию Индии этот фильм уже вошел, независимо от того, выйдет ли он на экраны…
Видео дня. Российская актриса, ради любви бросившая Голливуд
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео