Фото с историей. «Старые клячи» и кучер Рязанов 

Фото с историей. «Старые клячи» и кучер Рязанов
Фото: ИД "Собеседник"
Sobesednik.ru выяснял историю уникального фото, сделанного на съемках комедии «Старые клячи» в 1999 году.
Этот снимок датирован 1999 годом. Кадр сделали на съемках кинокомедии «Старые клячи». «Перерыв во время съемочного дня. Старые клячи и их кучер обедают. , , , и „погоняла“ — так в свое время подписал фотографию сам Эльдар Александрович. А фильм режиссер называл одним из самых своих удачных.
К сожалению, подлинное авторство этого снимка установить не удалось. У членов съемочной группы есть подозрение, что кадр сделал сын супруги Эльдара Рязанова Олег Бердюгин. Но в ушедшем году он скоропостижно скончался, и теперь точно сказать, его эта фотография или нет, сложно.
— Если судить по нарядам актрис, то обедают они в перерыве между съемками во дворце культуры на улице Правды, — рассказал Sobesednik.ru один из ассистентов режиссера Игорь Новинский. — Там снимали сцену, где все четверо выступают на концерте в честь 75-летия завода „Красная труба“. Кстати, помню, там случилась трагедия. Каскадер летал на тросе по залу и изображал жука. Вдруг страховка оборвалась — и он упал между кресел. Страшно подумать, если бы попал на спинки кресел. Через пару недель, едва оправившись в больнице, Сергей все-таки доснимал свои трюки.
Эльдар Рязанов рассказывал, что задумку сценария „Партия на четыре голоса“ ему принесли два молодых сценариста и . Но режиссеру чего-то все-таки не хватало.
— Как-то мы с супругой отдыхали во Франции. И вдруг я просыпаюсь в четыре часа утра. Во сне ко мне пришло название „Старые клячи“! Беру бумагу и за несколько часов переделал сценарий, — вспоминал Рязанов.
Мизерные гонорары
Уже тогда он понимал, кого позовет на главные роли: проф-союзная активистка Лиза — Людмила Гурченко, кандидат наук Анна — Ирина Купченко, продавец газет Люба — Лия Ахеджакова, а вот на роль железнодорожницы Марии планировал пригласить . Однако та не смогла принять предложение, так как плотно была занята в другом проекте. И выбор пал на Светлану Крючкову.
— С Эльдаром Александровичем впервые увиделись на киностудии, — рассказывает Светлана Николаевна. — Мне показалось, что я ему в жизни внешне не понравилась. Мы сели общаться. Выяснилось, что он так же любит и знает поэзию, как и я. Несколько часов мы читали друг другу стихи. Это счастье, что попала в фильм, поработала с таким режиссером и с такими партнерами. Мне нравится, когда партнер сильнее меня. Еще Рязанов поверил в меня и предложил спеть в кинокартине. А ведь после „Большой перемены“ ни один кинорежиссер не давал мне исполнять песни! На съемках я смеялась над собой и мы смеялись друг над другом, потому что поражает наша внешняя несочетаемость — все такие разные. Например, Люся Гурченко — она очень музыкальный человек и прекрасно двигается. Ира Купченко — артистка, которую никто никак не связывает с таким жанром, как мюзикл. Я — такая большая, крупная, почти круглая. И рядом со мной маленькая Лия Ахеджакова… Все это мне кажется трогательным и смешным. Мне симпатичен мой персонаж Мария. И, что главное, очень симпатичны окружающие меня люди. Это замечательные артисты. К тому же, как оказалось, очень близкие мне по духу. А это главное условие картины: мы — подруги, которые дружат всю жизнь и знают друг про дружку абсолютно все. Дружба сегодня — явление редкое и особенно ценное.
— Я опасался, что между такими звездными исполнительницами может возникнуть чувство соперничества, желание „тянуть одеяло на себя“, а вследствие этого — нездоровая обстановка на съемочной площадке, — вспоминал Рязанов. — Однако этого не произошло. Актрисы были не только профессиональны и талантливы, но поразили меня еще и пониманием того, что фильм ансамблевый. Ни одной вспышки истерики, скандала, ячества не было и в помине.
Говорят, даже Людмила Гурченко, которую часто на съемочных площадках боялись из-за вспыльчивого характера, во время работы над этим фильмом была дружелюбна и покорна режиссеру. Когда выяснилось, что денег на картину выделили мало и актерские гонорары мизерные, Гурченко воскликнула: „Все равно поработаем. А зарабатывать будем в другой раз!“ И на название фильма не обижалась, смеялась: „Ну, а кто мы есть?! Уже старые клячи!“
— С Людмилой Марковной я еще работала на картине „Рецепт ее молодости“, это была великая школа, именно дизайнерская. Ей дарили современные брендовые вещи, но она же не наденет какое-нибудь „кензо“, как „кензо“, — обязательно подведет под свой стиль, — вспоминает художник по костюмам фильма .
Обедали фаршированной рыбой
Как рассказывал исполнитель роли театрального администратора Иосифа Лазовского , обычно во время съемок Рязанов предпочитал не обедать. Говорит, что этот кадр редкий.
— Он целый день ничего не ел — два бутерброда мог съесть за весь день. Удивительно! — вспоминает Роман Андреевич. — Я иногда что-то ему приносил, вообще люблю подкармливать артистов и съемочную группу. Например, кормил Рязанова его любимой фаршированной рыбой, которую блестяще готовит моя жена.
Члены съемочной группы рассказывают, что Эльдар Александрович в еде был неприхотлив. Например, во время работы над эпизодами, где в массовке снимались солдаты, мог запросто перекусить вместе с ними солдатской кашей.
В работе над „Старыми клячами“ было много экстремальных съемок.
— Помню, снимали сцену погони: мы едем в машине и спасаемся от преследования. Лия Ахеджакова была за рулем, а я сидела рядом, — вспоминает Ирина Купченко. — А машина — раритетная, старая такая колымага. Причем погоню снимали на Кутузовском проспекте, среди обычного дорожного движения — чтобы не собирать массовку. Мы ехали, и все от нас шарахались. Машина пищит, тарахтит, Лия за рулем закрывает глаза, а я ей кричу: „Только не закрывай глаза!“ И тут от нашей машины начали отваливаться одна за другой разные детали. Мы кричим Рязанову: „Эльдар Александрович, останавливайте съемку!“ А он в ответ: „Нет, подождите! Остановлю, когда отвалится глушитель“. И действительно, съемка остановилась, когда у нас отвалился глушитель.
— На этих съемках я оказалась в тепличных условиях, что в моей кинокарьере случалось редко, — рассказывает Лия Ахеджакова. — Все было комфортно и удобно, мне оставалось заниматься только своей ролью. Старая кляча. Ну да, мы все уже — уходящая натура. Вообще, я всегда была готова сыграть у Рязанова кого угодно: хоть клячу, хоть гудок от паровоза. С Эльдаром Александровичем было удобно, он умел создать на площадке дружелюбную, добрую атмосферу.
* * *
Материал вышел в издании „Собеседник“ №1-2018.
Видео дня. Откуда взялся генерал в «Москва слезам не верит»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео