Ещё
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Ядовитая роза
Детектив, Триллер
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Игрища престолов
Комедия
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет

Фильмы, которые освистали на Каннском фестивале-2017 

Фото: Time Out

На Каннском фестивале есть одна нехорошая традиция. На первом в мире показе фильма, где присутствуют только кинокритики, зрители начинают громко высказывать свое мнение о картине: хлопают или «букают», то есть кричат boo. Time Out рассказывает обо всех «забуканных» фильмах этого фестиваля и объясняет, почему с ними так жестоко обошлись.

«Луна Юпитера»

Как отреагировала публика?

Единогласно «забукала» фильм, как только начались титры.

Заслуженно?

Отчасти да.

Венгерская картина «Луна Юпитера» была бы очень интересным опытом для авторского кино. Это вроде бы обычная восточно-европейская драма, в угоду современным реалиям — про сирийских беженцев. Несчастные отряды мигрантов пытаются переплыть реку на венгерской границе, но их ловит погранслужба, лодки переворачиваются, выжившие бросаются врассыпную. Одного из них, молодого парня по имени Арьян, даже ловит местный мент и с перепугу стреляет в него аж четыре раза. Кровь из сирийца, однако, не течет ручьями, а начинает против гравитации подниматься вверх, как и он сам: мученик-эмигрант обретает сверхъестественные способности.

И все было бы хорошо. Попытка обернуть стандартное супергеройское кино, которое к 2017 году уж точно себя исчерпало, под артхаусный жанр — это очень похвально. По тому же пути пошел успешный фильм студии Fox «Логан», который тоже впервые показали на большом кинофестивале (Берлинском). Сама идея и вправду поражает: превратить совесть европейской нации, сирийского парня, в ангела или даже Иисуса — это красивое переосмысление современного кризиса Старого Света. Над своей же прямолинейной метафорой авторы же и посмеиваются: например, когда новый друг главгероя, жуликоватый врач (играет грузин Мераб Нинидзе), спрашивает, кем работал отец Арьяна, то закономерно узнает, что плотником (кем же еще).

Беда в том, что всю эту симпатичную параллель режиссер Корнел Мундруцо к концу радостно променял на бесконечную экшн-сцену, которая идет последние минут сорок. Герои в ней все бегут и бегут друг за другом, рядом взрывается станция метро, а каннский зритель-сноб с недоумением наблюдает недорогие спецэффекты. Бюджет картины для Венгрии, кстати, немаленький, 10 миллионов евро.

Получается, что не волновала Мундруцо судьба Европы, а волновала только лишь его собственная карьера. «Спутник Юпитера» — это такой шоурил молодого постановщика, который надеется, что его позовут в Голливуд, и он с радостью забудет и про европейское кино, и про сирийских беженцев.

«Призраки Исмаэля»

Как отреагировала публика?

Возмущенная тишина в зале. В первый день «букать» люди постеснялись.

Заслуженно?

Вполне.

«Призраки Исмаэля» — это такое псевдоинтеллектуальное кино, похожее на все, что до того делал этот французский режиссер Арно Деплешен. Главный герой — несчастный кинорежиссер, у которого много лет назад исчезла жена и весточки с тех пор не присылала. Он попытался уже с этим смириться и решил снять фильм про своего выдуманного брата-шпиона, завел новую интровертную подружку (Шарлотта Генсбур), как вдруг жена (Марион Котийяр) вернулась.

Но намного больше этой вроде бы даже душещипательной драмы Деплешена занимает жанровая чехарда, которой он с радостью занимается почти все экранное время. Драма регулярно прерывается фильмом в фильме, который снимает герой Амальрика. Под конец драма окончательно вырождается в комедию про алкоголика, но увлекательнее подобная киномастурбация не становится.

Актер и исполнитель главной роли Матьё Амальрик рассказал Time Out, что фильм серьезно порезали, и режиссер Деплешен был совсем не рад тому, что его показали вне конкурса, пусть даже и на открытии. Но, с другой стороны, даже на таком незавидном месте в расписании «Призракам Исмаэля» делать нечего. Таким образом Каннский фестиваль пытался утвердить лидирующее положение французского кино, как всегда, довольно неудачно. Из-за такого поведения оргкомитет самого известного кинофестиваля чем-то напоминает наш доблестный Минкульт.

Выходит в России 19 октября 2017.

«Окча»

Как отреагировала публика

На первом показе для журналистов были отчетливо слышны свист и улюлюканье, как только на экране появилась эмблема сервиса Netflix, который выпускает фильм. Все осложнилось еще и тем, что киномеханики криво запустили показ. В результате верхняя часть картинки была обрезана. Целых двадцать минут журналисты шумели, и только после этого показ прервали и запустили снова, а критики в итоге посмотрели начало картины два раза.

Заслуженно?

Наверное, да.

Фильм корейца Пона Джун Хо про цифровую свинью стал одним из самых неоднозначных в основном конкурсе. Что любопытно, не из-за своих художественных качеств, а по причине того, что его выпускает телеканал Netflix. Это пришлось не по вкусу старомодными французам, так как в таком случае фильм не выпускается в кинотеатральный прокат. В результате случился целый скандал: глава жюри Педро Альмодовар заявил на пресс-конференции, что фильмы, которые нельзя посмотреть в кинопрокате, вряд ли получат Золотую Пальмовую ветвь.

Великолепная андрогинная британка Тильда Суинтон играет главу американской корпорации, которая под прикрытием любви к природе и фермерским продуктам запускает масштабную рекламную кампанию по продаже мяса генетически модифицированных гигантских хрюшек. Одна из них, Окча, живет в Южной Корее в дикой природе вместе с заботливой девочкой Миджа. Однако лучших друзей разлучает истеричный (и изрядно переигрывающий) Джейк Джилленхол и забирает Окчу в Америку. На помощь двум невинным созданиям приходит Фронт по освобождению животных (вдохновлен организацией PETA) во главе с нежноголосым Полом Дано.

И вроде все бы хорошо, но, несмотря на яркую упаковку, первая международная коллаборация Джун Хо получилась депрессивной и пассионарной. Когда в фильме появляется сестра-близнец Суинтон, подозрительно похожая на Хиллари Клинтон, становится понятно, что кореец хочет сбежать из бесчувственной капиталистической Америки, где ему дали много денег на кино, обратно на свою гору в Южной Корее и забыть про все это как о страшном сне.

Выходит на Netflix 28 июня.

«Молодой Годар»

Как отреагировала публика

Изрядно освистали, в основном французские критики. Но некоторые все же пытались заглушить их аплодисментами.

Заслуженно?

Нет, очень зря.

Обладатель «Оскара» Мишель Хазанавичус снял действительно легкое и остроумное кино про легенду мирового кинематографа Жан-Люка Годара. В фильме режиссер изображен на пике своей славы: он женится на молодой актрисе, окунается с головой в молодежное протестное движение, отказывается от всех своих прошлых убеждений и переживает профессиональный кризис.

При этом в отличие от еще одного байопика в конкурсе, «Родена» Жака Дуайона, Годар изображен не претенциозным гением, а сомневающимся, нуждающимся в любви, нелепым, иногда просто неприятным человеком. Хазанавичус умело играет в постмодерниста: в некоторых сценах актеры обращаются прямо к камере. Но, несмотря на легкомысленную подачу, это очень любовное посвящение Годару, человеку, который не побоялся отвернуться от всех и пойти своим путем. Так что не понравиться подобное может только французам, где Годар — намного больше, чем просто великий режиссер.

Выходит в России 16 ноября.

«Роден»

Как отреагировала публика

После показа в зале повисло недоуменное молчание, которое прервал неизвестный, прокричавший во весь голос на французском: «Это очень старомодное кино!»

Заслуженно?

Да.

«Роден» — очень дурной биографический фильм про великого скульптора. Про него на самом деле уже снимали кино: в 1988 году была очень примечательная картина «Камилла Клодель», где Родена играл, на секундочку, Жерар Депардье. Но ничего хоть сколько-нибудь любопытного в картине 73-летнего классика Жака Дуайона обнаружить не получается: это просто скучный, по-старперски снятый фильм, в котором хороший актер Венсан Линдон с отрощенной гигантской бородой бесконечно лепит свои скультуры с натуры.

Один раз — с Бальзака, но в основном — с изгибающихся обнаженных девиц, с которыми он почему-то не спит. Остальное время Роден общается с истеричной Камиллой Клодель, своей любовницей, тоже великим скульптором. А в конце, чтобы пафосно подтвердить связь времен, режиссер показывает скульптуру Родена в японском музее под открытым небом. Мол, вот, смотрите, сквозь века прошла. Это, к сожалению, нельзя будет сказать о фильме «Роден».

Выходит в России 27 июля.

«Кроткая»

Как отреагировала публика?

На пресс-показе публика нестройно «букала», но так часто бывает. А вот дальше случилась редчайшая ситуация для Каннского фестиваля. На показе, где присутствовала съемочная группа во главе с Сергеем Лозницей, фильм тоже освистали. Такого вроде бы никогда не происходило: на гала-премьере принято аплодировать, чтобы не смутить авторов картины.

Заслуженно?

Неожиданно, но нет.

(Дальше по тексту будут спойлеры: к сожалению, фильм пока так и не купили в Россию).

Безусловно, «Кроткая» — самый спорный фильм конкурса. Реакция на него такая же острая, как на «Неонового демона» Николаса Виндинга Рефна в прошлом году. Особенно картина разозлила, понятно, российских журналистов: до сих пор многие не придумали, как к этому всему относиться.

«Кроткая» — это, вне всяких сомнений, тяжелое кино, такая вот традиционная отечественная «чернуха» (не как оскорбительный термин, а как жанр). С ходу определяется политическая позиция украинского режиссера Сергея Лозницы, который, правда, живет в Берлине, а потому страну изучает явно по новостям. По его сюжету, который совсем чуть-чуть вдохновлен повестью «Кроткая» Достоевского, жена тюремного заключенного, разумеется, невиновного, сидящего по обвинению в убийстве, пытается отправить ему передачу. Однако посылка не доходит, и она едет в жуткий городок, где тюрьма, по меткому выражению местного гротескного жителя, — градообразующее предприятие.

Путешествие главной героини можно было бы сравнить как с путешествием Данте, так и открытым микрофоном в общенациональном стендап-клубе. Каждый из героев (все одинаково сатирические и одинаково омерзительные) рассказывают ей истории, почти все из них — про смерть. У старухи в плацкартном вагоне неизвестно где (подразумевается Сирия) умер сын-солдат. В автобусе пассажир вспоминает, как он в прошлый раз держал вместе с остальными чей-то гроб на руках. Но даже в этой беспросветной тоске Лозница находит какую-то чудинку, какую-то фантасмагорию.

Например, после истории старухи другой попутчик, оперный певец, вдруг запевает басом песню про танкистов. Или же идет героиня (кстати, абсолютно безымянная) к правозащитникам, а на стенах написано идиотское и смешное — «Агенты Госдепа!», «Правозащитники ♥️ USA». Потому к концу «чернуха» внезапно, без предупреждений превращается в произведение писателя Владимира Сорокина. Героиню сажают в повозку с лошадями и везут к какой-то избе.

Там все персонажи, что встречали Кроткую в ее злоключениях, все в белых рубахах, за столом читают казенные речи о мире во всем мире, а в конце начальник тюрьмы, в абсурдном дореволюционном костюме, разрешает ей свидание с мужем. Она идет по красной дорожке в автозак, который отвезет ее к неизвестному нам супругу, и в автозаке ее несколько минут экранного времени насилуют неизвестные.

Безусловно, бескомпромиссность и жестокость Лозницы по отношению к собственному фильму не могла не напугать неподготовленных критиков. Но те же свойства выделяют картину на фоне очень скучного каннского конкурса. Быть смелым — не обязательно быть правым во всем, и режиссер, конечно, зазря превратил всю страну в один похабный анекдот. Но чем дальше задумываешься о «Кроткой», тем больше понимаешь, что ничем иным Россия, по факту, и не является.

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео