Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Что не так со «Смертью Сталина»: объясняет историк Борис Кипнис (да, мы посмотрели фильм!)

Сегодня отозвало прокатное удостоверение фильма «Смерть Сталина», который должен был выйти в России 25 января. Мы первыми (а теперь, возможно, и единственными) успели посмотреть картину на закрытом показе в Петербурге и пригласили на нее историка, старшего преподавателя СПбГУКИ , который объяснил, почему русские все же имеют моральное право оскорбиться.
Что не так со «Смертью Сталина»: объясняет историк Борис Кипнис (да, мы посмотрели фильм!)
Фото: Собака.ruСобака.ru
Если говорить об исторических реалиях, фильм от них очень далек. Самая большая историческая неправда – арест Берии сразу же после похорон Сталина. Иосиф Виссарионович умер в марте, а Лаврентия Павловича арестовали в конце июня. События, конечно, развивались вообще не так, как показано, их серьезно замиксовали, сжав несколько месяцев до нескольких дней. За это время Берия успел объявить амнистию, выпустить заключенных, нормализовать ситуацию в стране. Когда умер Сталин, лежал снег, а у них почему-то лето. Что касается правды характеров — и да, и нет. У создателей «Смерти Сталина» явно были неплохие консультанты. Некоторые типические стороны поведения героев схвачены очень хорошо. Вечно колеблющийся Маленков в исполнении Джеффри Тэмбора, очень живой Хрущев, которого сыграл , но мелкости, подчеркнутой в фильме, у него, конечно, не было. Молотов Майкла Палина — вообще не похож! Не был он сломленной личностью, как и его жена Полина — та была очень сильной женщиной. Что касается Булганина (), его темперамент вообще не представлен, он здесь клоунская фигура. Дермот Кроули хорошо схватил характер Кагановича: жестокий, резкий, волевой. Слабость и запойность Василия Сталина удались актеру , но его поведение гротескное, как, впрочем, и у всех остальных. В одной из сцен у них совсем комичные шапки и папахи — не знаю, специально ли их так обрядили, но в реальности никто так не одевался. А внешне, на мой взгляд, никто из актеров вообще не похож на свои исторические прототипы.
Есть в фильме и откровенная ложь: показные убийства постовых, горничных, охранников направо и налево. Такого не могло происходить, это очень западный взгляд на историю. Все-таки неугодных людей сначала арестовывали, пытали, потом приговаривали, убить так цинично и откровенно было невозможно. На мой взгляд, фильм балансирует на гране гротеска и «клюквы». Персонажи — автоматы, а не живые люди. Для режиссера они — безликая толпа, но это литературный прием из антиутопии, а не реальность. Конечно, это не исторический фильм, он не имеет права на это претендовать. Это фантазия на тему тех событий.
«Когда умер Сталин, лежал снег, а у них почему-то лето»
Сценаристам я благодарен за одно: они не стали включать многочисленные конспирологические версии убийства, а рассказали общепринятую версию. В «Смерти Сталина» есть один кусочек настоящего кино: когда снята толпа, идущая по мосту к дому Союзов, это буквально минута. И после выстрелов снова начинается антиутопия в стиле Голливуда. Очевидно, что Ианнуччи совсем не понимает русских, здесь все слишком линейно. Понятно, что это гротеск, но в данной теме он неуместен. Может, если бы съемки велись среди декораций, было бы проще это воспринимать — здесь же мы видим реальную Красную площадь, Колонный Зал и Мавзолей.
Я не отрицаю, что этот фильм – произведение искусства, он интересен с эстетической стороны. Я точно буду про него еще вспоминать, но одобрить его, как достоверную иллюстрацию к одному из самых критических моментов нашей истории, я не могу. Наша история — это наша любовь, а с любовью так обращаться нельзя. Я признаю право режиссера снимать подобное кино, но выступаю против того, чтобы предлагать картину нашему зрителю, на которого эта яркая, сочная игра может произвести впечатление и отложиться как нечто реальное. Я как преподаватель сталкиваюсь с результатами подобного: мои студенты часто уверены, что увиденный ими облегченный поп-культурой вариант — это правда. Изучение нашей истории требует длительного времени, после которого невозможно подобное принять. Я не пожалел, что посмотрел фильм — это любопытно. Но тех, кто им оскорбится, я тоже пойму — они имеют на это моральное право.
(У редакции не было возможности оперативно согласовать с героем текст интервью — Прим. ред.)