Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Эбигейл
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Между нами музыка
Между нами музыка
Мелодрама, Музыкальный
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет

Фильм «Селфи»: Сам себе фотошоп 

Фильм «Селфи»: Сам себе фотошоп
Фото: Интересант
«Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», придуманная в XIX веке, продолжает волновать умы. Что и понятно: тема уж больно интригующая — о демонах в наших головах. И вариантов у этой темы может быть множество. Только вот Стивенсона до сих пор почему-то никто не переплюнул, хотя желающих было множество. С появлением кинематографа их полку прибыло — к писателям прибавились сценаристы и режиссеры. На очередную версию истории чудовища, «рожденного разумом», замахнулся и , бизнесмен, журналист, писатель и телеведущий, нетленка которого «Духless» еще не так давно рвала рейтинги литературных и кинематографических «хит-парадов». Теперь настало время  — фильм с таким названием, снятый по книге Минаева, им же самим адаптированной в сценарий, сегодня вышел в широкий прокат.
Что вижу — то пою?
И после просмотра картины напрашиваются некоторые выводы. Первый вывод, правда, напрашивался еще в период повального увлечения книгой «Духless». Он таков: Минаев хоть и считает себя писателем, им вряд ли является, потому что книга эта — скорее журналистская работа на злобу дня, из серии «что вижу — то пою». Никакой художественной ценности она не представляет. Уйдет в небытие и забудется та самая «злоба дня», туда же отправится и книга. В отличие от произведения Стивенсона. Но пока все реалии, описанные Минаевым, существуют, книга и соответственно фильм будут пользоваться спросом.
Это что касается «Духless». Что касается «Селфи»: Минаев и сценарист так себе. Перенеся классический сюжет в наше время и сделав главным героем писателя и телеведущего Богданова — прототипом которого явно стал он сам, — Сергей Сергеевич элементарно не справился с логикой, мотивацией поступков героев и не поразил оригинальностью. Несколько изменив историю, рассказанную Стивенсоном, он продолжил гнуть свою линию — яркие приметы времени в виде пьяных загулов в обрамлении сверкающих видов Москвы становятся главной сюжетной составляющей. Только игравшего главного героя в «Духless» Козловского сменил Хабенский. Совсем уж неоригинальный ход.
Мания величия и белая горячка
Конечно, понятно, что каждый продюсер, сценарист и режиссер хочет, чтобы у него играл если не Козловский, то Хабенский. А если образ главного героя еще и списан с кого-то из создателей картины, то понятно, что условного актера Иванова из задрипинского драмтеатра никто на эту роль не пригласит.
Хотя есть подозрения, что на просторах нашей страны можно найти еще какое-то количество актерских талантов. Тем более что Хабенский уже сто раз играл что-то похожее — в фильмах «В движении», «Географ глобус пропил», , этот список можно продолжать долго. Но что поделать, если у Хабенского фактура такая — его мятущиеся сильно пьющие герои на грани нервного срыва, кажется, всегда скрывают внутри что-то большее, чем выплескивается наружу. А создателям кино хочется, чтобы образ был многозначительным.
Вот и Минаеву, видимо, хотелось, чтобы писатель Богданов выглядел многозначительным. С этим проблем не возникло. Хотя ощущение дежавю, когда смотришь на беспрерывно выпивающего и сидящего за столом с компьютером на фоне панорамных окон, за которыми — блестящая столица, героя, возникает.
Но это — у зрителей. У самого писателя Богданова всё гораздо хуже — у него то ли мания величия, то ли белая горячка, то ли и то и другое, вместе взятое. Ему, супепопулярному и супервостребованному у читателей и женщин, начинает казаться, что появился некий двойник, который делает гадости и потихоньку вытесняет Богданова с «насиженного места».
С какого перепугу этот двойник, которого играет опять же Хабенский, так «проникся» к Богданову и чего добивается, нам опять же внятно не объясняют. Просто начинает разыгрываться какая-то мистико-детективная притча, видимо, призванная, если сильно вдумываться, рассказать, как правильно себя вести — не гнаться за карьерными достижениями, не пить и не бегать по бабам, а заниматься семьей. Но это если сильно вдуматься, потому что если просто смотреть фильм, то разобраться, кто писатель, а кто его двойник, невозможно. Кажется, создатели фильма и сами под конец запутались.
А были ли герои?
Теперь о еще одном «создателе». Режиссером фильма стал Николай Хомерики, о котором тоже можно сделать похожее кино. Потому что сначала Хомерики снимал камерные авторские фильмы, не рассчитанные на массовую аудиторию и коммерческий успех. Но, наверное, в конце концов захотел славы и денег и перековался — недавно снял блокбастер «Ледокол», а теперь вот — «Селфи».
В котором повторил все свои «блокбастерные» ошибки — особенно в плане работы с эпизодическими персонажами, которые в «Ледоколе» появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда. В «Селфи» то же самое происходит уже с персонажами второго плана — причем не пощадили даже героя , который, на минуточку, еще и продюсер фильма и мог бы проконтролировать развитие своей роли. Но и его герой то ли взрывается в собственном баре, то ли нет — это никого не волнует. И так со всеми — помощница Богданова то ли тонет в упавшем в реку автомобиле, то ли нет, любовница то ли возвращается к мужу, то ли нет — какая собственно разница.
Главное, что сам Богданов уяснил смысл жизни и занялся воспитанием дочери. Такое вот притянутое за уши «ми-ми-ми» в финале картины, заявленной как «портрет поколения». Только портрет получился не настоящий, а именно то самое селфи, где за фотошопом и другими фокусами теряются живые лица. И появляются двойники.
Анна ВЕТЛИНСКАЯ,
интернет-журнал «Интересант»
Убийцу советской актрисы так и не нашли
Комментарии