Ещё
Аквамен
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Щелкунчик и четыре королевства
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Хроники хищных городов
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Робин Гуд: Начало
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Бамблби
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Человек-паук: Через вселенные
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Ральф против интернета
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гринч
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Всё или ничего
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
BTS LOVE YOURSELF TOUR IN SEOUL
Документальный, Музыкальный
Купить билет
Заповедник
Комедия
Купить билет
Звезда родилась
Мюзикл, Мелодрама
Купить билет
Братья Систерс
Вестерн, Боевик, Приключение
Купить билет
Лето
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Холодная война
Исторический, Мелодрама, Драма
Купить билет
Под Сильвер-Лэйк
Триллер, Комедия, Драма
Купить билет
МУЛЬТ в кино. Выпуск 86. Самые тёплые серии!
Мультфильм
Купить билет
Близнецы
Триллер, Ужасы
Купить билет

Кто победил на 71-м Каннском фестивале 

В Каннах завершился 71-й международный кинофестиваль. Церемонию закрытия украсили косичка Терри Гиллиама (его «Человек, который убил Дон Кихота» впечатлил меньше), Азия Ардженто (она знает, что вы — мужчины — сделали на Круазетт в прошлом мае) и сыгравшие прямо на красной дорожке Стинг с Шегги (тут стало понятно, почему на самом деле не приехал Годар). «Лента.ру» в свою очередь рассказывает о картинах, выигравших самые престижные призы Канн-2018.
В Каннах завершился 71-й международный кинофестиваль. Церемонию закрытия украсили косичка Терри Гиллиама (его «Человек, который убил Дон Кихота» впечатлил меньше), Азия Ардженто (она знает, что вы — мужчины — сделали на Круазетт в прошлом мае) и сыгравшие прямо на красной дорожке Стинг с Шегги (тут стало понятно, почему на самом деле не приехал Годар). «Лента.ру» в свою очередь рассказывает о картинах, выигравших самые престижные призы Канн-2018.

«Золотая пальмовая ветвь»: «Магазинные воришки» (Manbiki kazoku), режиссер — Хирокадзу Корээда

Японец Хирокадзу Корээда верен себе — и вот уже двадцать лет продолжает снимать наследующие Ясудзиро Одзу и Микио Нарусэ, но лишенные их отрезвляющего, критического формализма гуманистские мелодрамы: «Магазинные воришки» рассказывают о династии мелких афористов, которая подбирает на улице бездомную 6-летнюю девочку и принимается за ее воровское воспитание. Неброское и деликатное кино, как всегда у Корээды — лукавая утешительная интонация которого, очевидно, совпала с настроением обеспокоенного миром вокруг жюри.

«Специальная Золотая пальмовая ветвь»: «Образ и речь» (Le livre d'image), режиссер — Жан-Люк Годар

Жан-Люк Годар находится с кинематографом в отношениях настолько иной близости, чем все остальные каннские конкурсанты, что и приз ему достался не столько особенный — сколько «для особо умных», из числа незапланированных изначально. Несколько оскорбительно в отношении живого классика — впрочем, судя по «Образу и речи», бравурно препарирующих сам медиум кино (а заодно устройство людского сознания, медиа, постколониализма и языка), ему на такие условности, как каннские расклады, давным-давно наплевать: Годар воюет с несправедливостью мира на атомическом, а не банально общечеловеческом уровне.

Гран-при: «Черный К-К-Клансмен» (BlacKKKlansman), режиссер — Спайк Ли

Обманчиво простоватое — даже, что по меркам радикального позднего творчества Спайка Ли удивительно, народное по форме — кино Спайка Ли на деле работает как троянский вирус черной самосознательности, призванный изнутри разрушить мир возмутительно белой кинокультуры и осуществляющий. Примерно так же, как его главный герой попытался изнутри разрушить Ку-клукс-клан, не заметив, как его тем временем чуть не отравила служба в полиции — Ли тем временем мудро высмеивает расизм вместо того, чтобы его заклинать.

Лучший режиссер: «Холодная война» (Zimna wojna), режиссер — Павел Павликовский

Довольно мастерски осуществляет операцию по маскировке своих подлинных намерений и поляк Павел Павликовский. «Холодная война» притворяется кристально чистой мелодрамой о вечной любви на фоне железного занавеса, пока не оказывается трезвым и безжалостным (но и лишенным нагнетания и осуждения) двойным портретом неисправимой людской дурости и мутности любого исторического момента — таких заметных, когда двое неплохих людей по-настоящему находят друг друга, и все равно не могут успокоиться.

Лучший сценарий: «Счастливый Лазарь» (Lazzaro felice), режиссер — Аличе Рорвахер

К счастью, уже нашлись критики, нашедшие идеально точное определение для преисполненных киногении — и симпатии к горькой судьбе рода человеческого —фильмов Аличе Рорвахер. Это магический неореализм — в том смысле, что предельно натуралистичный, сочувственный взгляд на крестьянскую жизнь в «Счастливом Лазаре» сочетается с мистическими, беззастенчивыми полетами фантазии.

Лучший сценарий: «Три лица» (Se rokh), режиссер — Джафар Панахи

Остающийся узником иранского режима (идет восьмой год домашнего ареста и запрета на профессию) Джафар Панахи в «Трех лицах» словно пишет прощальное видеописьмо скончавшемуся в прошлом году Аббасу Киаростами — «Три лица» то и дело напоминают зрителю о любимых приемах, темах и мотивах покойного классика. Эти новые (в такой явной, по крайней мере, форме) элементы экранного мира Панахи, впрочем, служат делу все той же алхимической операции по рождению кино из, в сущности, тюремного пайка — того минимума средств и инструментов, что доступен угнетенному властью, запрещенному ей режиссеру.

Приз жюри: «Капернаум» (Capharnaum), режиссер — Надин Лабаки

Картина ливанского режиссера и актрисы как будто напрашивается на обвинения в эксплуатации — когда нечто подобное снимает в России, обязательно спешат произнести термин «чернуха». Стоит, впрочем, мысленно оставить за Лабаки право снимать о том, о чем ей самой интересно снимать (в данном случае, о хождениям по мукам бейрутского дна бойкого пацана из нищей семьи) — и обнаружится, что она на уровне лучших голливудских мастеров саспенса умеет держать внимание зрителя и дирижировать (а не манипулировать) его чувствами. Последние — сочувствие, жалость, боль соучастия — предсказуемы, но их невозможно отменить, и уж точно незачем обесценивать.

Лучшая женская роль: «Айка», режиссер — Сергей Дворцевой

Первый за восемь лет фильм автора выдающихся «Тюльпана» и «Трассы» наводит крупный план на горькую участь множества обитающих в Москве мигрантов-нелегалов из Средней Азии — они вынуждены не только унижаться и убиваться за гроши, но и в сущности сведены к почти первобытному образу жизни. Именно первобытным смотрится конфликт, раздирающий только что родившую Айку (Самал Еслямова) — которой гнет бедности и неприкаянности не дает возможности даже для материнства.

Лучшая мужская роль: «Догмэн» (Dogman), режиссер — Маттео Гарроне

Марчелло Фонте солирует в новом фильме итальянца Маттео Гарроне, который впервые после «Гоморры» возвращается в мир мелкого преступного зверья с окраин Неаполя. Хотя, пожалуй, называть зверьем горе-гангстеров и неапольскую гопоту с кокаином в ноздре будет оскорбительным для наполняющих фильм Гарроне, почти всегда преисполненных благородства и души животных: главный герой, маленький человечек в исполнении Фонте не только подбарыживает коксом, но и, с большой любовью, ведает лавкой по уходу за собаками.

«Золотая камера», Лучший актер программы «Особый взгляд»: «Девочка» (Girl), режиссер — Лукас Донт

Фильм 27-летнего бельгийца Донта, признанный лучшим дебютом Канн, впечатляет прежде всего бравурным, самоотверженным перформансом 16-летнего Виктора Полстера — тот сыграл в «Девочке» юную балерину по имени Лара. Имя, как, впрочем, и танцевальное призвание, а также гендерную принадлежность, героиня дала себе сама — и сама же, не взирая на боль, возможную реакцию окружающих и последствия, осуществила операцию по смене пола (до этого усилиями Донта и Полстера доказав зрителю свое право считаться женщиной, причем прежде всего сверхчеловеческим балетным усердием).

Гран-при программы «Особый взгляд»: «Граница» (Gräns), режиссер — Али Аббаси

Основанный на неожиданной, подкупающе гротескной идее — сотрудница шведской таможни считает себя страшной, пусть и не лишенной талантов уродиной, пока не откроет в себе троллиную природу — победитель «Особого взгляда» долго запрягает. Но на второй час экранного времени эта современная сказка переходит из разряда социальных в страшные — и расходится в полную, уже поистине нечеловеческую стать.

Лучший режиссер программы «Особый взгляд»: «Донбасс», режиссер — Сергей Лозница

Если прежде Сергей Лозница в основном успешно обнажал шрамы большой истории («Аустерлиц», «Событие» и т.д.), то в «Донбассе» работает с живой, еще кровоточащей исторической раной — вдохновившие эту, игровую картину режиссера YouTube-ролики из зоны конфликта на востоке Украины служат ему в данном случае гигантской операционной, на столе в которой лежит не только целый регион, но и весь русский мир. Что ж, похоже, дела у пациента идут не очень — Лозница фиксирует донбасский конфликт, как натуральную психосмехопанораму: бессильным что-либо сделать врачевателям остается только ржать.

Приз Art Cinema Award программы «Двухнедельник режиссеров»: «Экстаз» (Climax), режиссер — Гаспар Ноэ

Пожалуй, самый насыщенный с точки зрения власти кино над аудиторией опыт продемонстрировал — вовсе не в конкурсе, а в параллельной программе «Двухнедельник режиссеров» — Гаспар Ноэ, отправивший два десятка персонажей-танцоров в чудовищно жесткий кислотный трип, а зрителю обеспечивший приход уже чисто кинематографического, но не менее чистого, концентрированного толка. Ноэ — безусловно, режиссер-диктатор, но в кино, в отличие от реальной политики, диктатура вполне способна служить цели очищения, даже освобождения.

Гран-при программы «Неделя критики»: «Диамантино» (Diamantino), режиссеры — Габриэль Абрантес, Даниэль Шмидт

А вот, возможно, самый злободневный фильм Каннского фестиваля обнаружился в программе «Неделя критики» (и победил в ней) — это «Диамантино», экстравагантно гротескная сатира на современный мир, тотальное лицемерие которого Абрантес и Шмидт диагностируют через призмы футбольной лихорадки, селебрити-мании и расшатывающихся социальных и геополитических конструкций, таких, например, как Евросоюз. История первой настоящей любви футбольной суперзвезды, но далеко не чемпиона по интеллекту Диамантино на глазах обрастает издевательской конспирологией, ироничной фантастикой и чистым сумасшествием — чтобы вдруг предстать портретом времени, куда более здравым, чем оно само.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео