Свободные овощи
Фото: Вечерняя Москва
Американский писатель, рокер, битник (17 сентября 1935 года — 10 ноября 2001 года) стал известен в России (СССР) в конце восьмидесятых годов прошлого века, когда советские зрители увидели фильм режиссера «Пролетая над гнездом кукушки» (1975 год) с  в главной роли, снятый по мотивам одноименного (1962 год) романа Кизи. Сам писатель, продавший в свое время права на экранизацию книги Кирку Дугласу (отцу ), до конца своих дней считал, что главная идея романа в фильме истолкована неправильно. С этим, сравнивая текст и фильм, трудно согласиться. Фильм Формана, напротив, расширил и распахал идейное пространство книги.
Роман Кизи считается классикой поколения битников и следующих за ними хиппи. Это типичная литература «неформата», такая же, как «Над пропастью во ржи» Сэлинджера, «Тропик Рака» или «По ту сторону ночи» Луи Фердинанда Селина. Большей частью эта литература бесследно растворяется во времени, но некоторым произведениям везет — они вспыхивают на литературном небе подобно метеорам и спустя какое-то время сами переходят в канон «формата».
Литература «неформата» говорит о том, о чем говорить не принято. Она ставит обществу, уверенному, что гнезда кукушки не существует в природе, болезненный, точный, оскорбительный и возмущающий своей простотой диагноз: мы все «насельники» этого несуществующего гнезда; мы добровольно согласились на лоботомию, превратившую нас в безвольных, безропотно смиряющихся с любой несправедливостью овощей; поэтому будущего у нас нет.
Эта, не сказать чтобы новая или смелая, мысль художественно раскрывается в романе Кена Кизи на примере повседневной жизни психиатрической клиники, где старшая медсестра Рэтчерд олицетворяет собой «левиафан» государства, Макмерфи (герой Джека Николсона) — свободную (бунтующую) личность, Вождь Бромден — забитый, но сохранивший могучую (спящую) силу народ, пациенты клиники — добровольно обрекшее себя на вечное унылое прозябание в стенах клиники общество.
Не случайно пик популярности фильма и книги в России пришлись на конец восьмидесятых — начало девяностых годов, когда бывшие граждане СССР ощутили себя одновременно свободолюбивыми Макмерфи и пробудившимися от спячки Вождями, крушащими ненавистную государственную клинику.
Вспоминая подзабытые сегодня роман Кизи и фильм Формана, нельзя не коснуться темы лоботомии. Хирургическое удаление определенных фрагментов лобных долей как способ лечения душевных заболеваний обосновал в тридцатых годах португальский нейрохирург и психиатр Эгаш Мониш. Перенесшие операцию пациенты переставали доставлять кому бы то ни было беспокойство, превращаясь в тихих и послушных (с интеллектом двухлетнего ребенка), внешне похожих на человека существ. Мировое научное сообщество высоко оценило открытие Мониша, удостоив его в 1949 году Нобелевской премии. Не всем, однако, родственникам и близким пациентов нравился подобный метод лечения. Массовое применение лоботомии постепенно сошло на нет.
Но в последнее время интерес к старому доброму методу возродился. Появились новые, куда более изощренные, нежели трепанация черепа и лоботомия, возможности исправления «неправильного» поведения потенциальных пациентов. Есть интересные наработки и в области влияния на психологию масс посредством так называемой «социальной лоботомии», воздействующей уже не на индивидуальное, а на коллективное сознание. Прогрессивные ученые полагают, что у этой технологии большое будущее. Пожалуй, и настоящее тоже.
Видео дня. Что стало с главными актерами сериала «Кухня»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео