ТАСС 10 октября 2018

Эннио Морриконе: киномузыка — это все еще важная форма искусства

Фото: ТАСС
Итальянский композитор и дирижер, автор музыки к фильмам «Хороший, плохой, злой», «Однажды в Америке», «Неприкасаемые», «Малена», «Омерзительная восьмерка» и сотням других кинохитов, Эннио Морриконе через месяц, 10 ноября, отметит 90-летие. Однако вместо того чтобы принимать подарки, маэстро сам их преподносит: буквально накануне юбилея вместе с Чешским национальным симфоническим оркестром он приедет в Россию в рамках мирового турне «60 лет музыки». Музыканты выступят 5 ноября в «Ледовом дворце» в Санкт-Петербурге и 7 ноября в Государственном Кремлевском дворце в Москве.
В интервью ТАСС маэстро Морриконе рассказал о волнении перед выходом на сцену, о праздновании юбилея, а также с кем из режиссеров продолжает работать и почему не наигрывает им будущие музыкальные темы.
— Маэстро, как к вам «приходит» музыка? Есть ли особые люди, места, вещи или настроение для нее?
— Это довольно сложный вопрос, потому что иногда первая идея для музыки приходит через какую-то крошечную вещь, деталь. Но мне сложно объяснить словами, когда и как это приходит мне в голову. На самом деле это нечто неподконтрольное мне.
— А когда вы пишете музыку для кино, вам необходимо увидеть фильм целиком или прочитать сценарий? Или уже существующая в вашем воображении мелодия ищет подходящий сюжет? Расскажите, как это происходит?
— Когда я пишу для фильма, мне интересно увидеть хотя бы несколько минут той истории, для которой я сочиняю. Мне необязательно смотреть весь фильм, но хоть что-то я должен увидеть. Потом я могу что-то придумать и объяснить свои идеи режиссеру. Я очень редко наигрываю мелодию на фортепиано, чаще поясняю на словах, что собираюсь сделать. Потому что, как правило, это идея о составе оркестра, и я не смогу объяснить ее с помощью всего лишь фортепиано. Если же режиссер принимает мою задумку, то я берусь уже за полноценное написание музыки.
— В одном из ваших интервью я прочитала, что вы пишете больше музыки для кино, чем академических произведений, потому что за первую вам платят, а за вторую — нет. Это все еще актуально или появилось больше возможностей для академических экспериментов?
— Недавно я отказал двум американским фильмам и итальянскому проекту, хотя они были очень значимыми, интересными. Но мне почти 90 лет, и не могу браться за все проекты. Так что сейчас у меня больше времени на сочинение абсолютной музыки, современной музыки. Единственный кинорежиссер, с которым я продолжаю работать, — это очень крупный итальянский режиссер, мой друг Джузеппе Торнаторе.
— И над чем вы работаете прямо сейчас?
— Прямо сейчас — ни над чем. А несколько дней назад я закончил и уже записал несколько мелодий для Джузеппе Торнаторе.
— Как по-вашему, киномузыка в XXI веке остается искусством или превратилась в чистую коммерцию?
— Это зависит от того, кто ее пишет. Есть очень хорошие композиторы, очень вдохновенные, и они делают интересные вещи, которые позволяют сказать, что киномузыка — это все еще важная форма искусства. И для меня в XXI веке она также остается одним из наиболее существенных видов искусства. Это достижение идей Вагнера, который хотел заполнить театр всеми видами искусства. Мне кажется, в XX и XXI веках эти идеи воплотились в кино, где мы можем увидеть соединение искусств.
Так что, все зависит от композитора. Мы все еще видим блестящие образцы киномузыки наряду с очень плохими вещами.
— Маэстро, ваш мировой тур называется «60 лет музыки». От какого события вы отсчитываете начало своей карьеры?
— Конечно, сложно определить, когда все началось официально. Моя первая работа для кино случилась в 1961 году. Но еще до этого я писал для других кинокомпозиторов, которые были или несколько ленивы, или заняты — в общем, не хотели писать и просили меня. И еще у меня уже был большой опыт аранжировки песен, музыки для радио и телешоу. Так что к 1961 году, когда я стал работать над своей первой музыкой к фильму, я уже был в этой индустрии какое-то время.
— Знаете, многие музыканты сегодня отказываются от гастрольной деятельности как слишком утомительной. А вы не устали от дальних поездок с концертами?
— В первую очередь, я продолжаю дирижировать концертами, потому что меня приглашают это делать. То есть люди хотят этого. Во-вторых, я действительно люблю это, очень люблю. С финансовой точки зрения это также неплохо: я могу заработать деньги, ничего не сочиняя. Это хорошая работа!
— Вы уже неоднократно выступали в России, знакомы с нашей публикой. Каковы ваши ожидания от нынешнего тура?
— Я надеюсь на большое количество людей, которые придут на мои концерты в Санкт-Петербурге и Москве, и надеюсь, что им действительно понравится то, что они увидят и почувствуют.
— Что составит программу ваших выступлений?
— Конечно, будет определенный процент моих самых известных работ для кино, которые нравятся людям и которые я счастлив представить вновь. Но также будет не столь известная, но значимая для меня музыка, с которой я хочу познакомить российских слушателей.
— Маэстро, ваши концерты в России запланированы буквально накануне вашего юбилея. Как собираетесь отмечать день рождения?
— Я совсем не думаю о праздновании. Концерты в России — вот о чем я забочусь сейчас, потому что, когда мне необходимо выйти на сцену и дирижировать, я очень волнуюсь и стараюсь максимально сконцентрироваться. Так что только этим сейчас заняты мои мысли. А уже после концертов подумаю, как отметить мое 90-летие.
Беседовала Анастасия Силкина
Комментарии
Читайте также
Что смотреть в кино в выходные
Как снимали культовый фильм «Интердевочка»
7 драм о русских детях
Кэмерон объяснил гибель Джека в «Титанике»
2
Последние новости
Фильм "Звезда родилась" лидирует по числу номинаций на премии Гильдии киноактеров США
Фильмы "Летят журавли" и "Верные друзья" можно будет увидеть в сети кинотеатров "Москино"
Мединский предложил назвать новый танк именем Героя Советского Союза Якова Кобзаря