Ещё

Рефлекс Феллини. Памяти великого мастера. 

Рефлекс Феллини. Памяти великого мастера.
Фото: Ревизор.ru
Феллини любил говорить, что его род восходит к этрускам. По отцовской линии. По маминой это были аптекари-евреи. Да, правда, этруски — эти самые древние насельники восточного побережья будущей Италии — жили именно здесь, где спустя многие столетия был построен ими величественный Аримин, ставший впоследствии Римини. В этом городе, который некоторое время был даже отдельным государством, и появился на свет в 1920-ом году будущий гений.
Но не мог же лишь по месту своего рождения избрать своими предками пусть и достойных и отчаянно— воинственных этрусков сеньор Феллини?.. Ведь столько было потом и достойных римлян — славных и не только воинскими подвигами, но еще и творческими талантами.
О, стоит ли и разбираться во всех мистификациях сеньора Феллини?! Многие его биографы (а вообще их сотни по всему земному шару) и вовсе называли маэстро величайшим мистификатором на нашей планете. Так это или нет — Бог весть. Но как же жаль, что этого гениального мистификатора нет сегодня рядом с нами.
Цирк уехал, а…
Может быть и был далекий предок маэстро Феллини великим вождем или одним из царей древней Этрурии — этого нам никогда не узнать, а вот то, что отец Федерико был небогатым коммивояжером, мы знаем. Об этом написано во всех справочниках и энциклопедиях. Монографии, посвященные Феллини, немало рассказывают еще и о том, каким он был в своем раннем детстве. Все отмечают, что самым большим впечатлением юного Федерико стал приехавший в Римини столичный цирк. Спору нет, животные в нем были, как с картинок замечательных старинных книг, но клоуны… Они совершенно завладели умом мальчишки. Не только потому что их костюмы были пестрее радуги, но и потому что их веселые (а по словам Феллини «такие пронзительно-грустные») лица таили в себе удивительную загадку. Клоуны плакали навзрыд, как только они и умеют, а весёлая публика заливалась хохотом и, конечно, не думала протянуть им носового платка. Федерико же и самому хотелось, если и не заплакать, то изрядно взгрустнуть. «О нет, цирк это совсем не то, что нам кажется. Цирк — это д р у г о е. Но обязательно с печалью» — скажет много лет спустя Феллини. И снимет свой великий «Амаркорд». С цирком из своего детства. Но до этого ещё далеко. Фото: diletant.media
Под новым кесарем
Молодого Федерико на его жизненном пути сопровождала совсем иная клоунада. Цирк , может быть, и был достоин высокого философского осмеяния, но, прежде всего, он был все-таки жесток. Зычный голос новоявленного «цезаря» Дуче звучал из каждого радиоприёмника, пока антифашисты подпольно организовывали свои силы, а эмиграция росла.
Но жизнь устроена таким образом, что при любом — пусть даже самом страшном и чудовищном — режиме надо зарабатывать на хлеб насущный. Главное, не стать конформистом и не сотрудничать с врагом. Федерико не изменял своим принципам, работая в антифашистском журнале «Марк Аврелий». Он оказался великолепным рисовальщиком — мастером остроумной карикатуры и шаржей. Федерико подрабатывал также на радио, где талантливо читал собственного сочинения рассказы про Чико и Полину — вымышленных молодых влюбленных. А вскоре и сам влюбился не на шутку, по-настоящему. Фото: italy4me.com Федерико и . Полвека и один день
Его музой стала юная Джулия Анна Мазина — обаятельная итальянка, которую пригласили участвовать в радиопередачах Феллини. И которая, по желанию влюбившегося в нее Федерико, стала Джульеттой. Несмотря на то, что первый фильм, в котором сеньора Мазина появилась на киноэкране, был картиной другого режиссера, потом Джульетта будет сниматься почти только у одного Федерико. Союз, заключенный этой парой в 1943 году воистину свидетельствовал в пользу сакраментального «браки заключаются на небесах». Федерико и Джульетта прожили вместе 50 лет и один день. Феллини с женой Джульеттой Мазиной. Фото: lanotiziaquotidiana.it В Городе кино
"Чинечитта" (в переводе с итальянского «город кино») стала вторым домом Феллини. Успех быстро нашёл его. «Дорога» и «Ночи Кабирии» вышли на экранах многих стран мира. Затем были главные шедевры Феллини — «Сладкая жизнь» и «Восемь с половиной». За первый режиссер получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах, а за второй — Гран-при Московского кинофестиваля и два Оскара. Приз на киносмотре Москвы был особенно любопытным. По распоряжению сверху в тот далёкий 1963 год награду должны были отдать советскому фильму «Знакомьтесь, Балуев!», но глава жюри настоял на том, чтобы здравый смысл всё-таки восторжествовал и приз получил итальянский гений. С тех пор Москва особенно полюбила Феллини.
и «Восемь с половиной» стали важнейшими картинами в творческой карьере ещё одной итальянской звезды — . И если в первой картине он сыграл роль растерянного эскаписта-философа, то во второй и вовсе воплотил на экране альтер эго самого режиссера, рефлексируя об окружающей жизни, снова и снова обращаясь к своему прошлому, тени которого — то добрые, а то злые — всегда преследовали его.
Феллини с Мастроянни. Фото: vk.com В цветнике звезд, которых маэстро собрал в своих фильмах были также Анук Эмме и , Клаудиа Кардинале и . Но любимого Мастроянни и любимую Мазину он снимет вместе, наконец, в картине «Джинджер и Фред», посвященной великим исполнителям чечетки — и Джинджер Робертс. Она станет одной из последних работ в его творчестве. Гениальный лирический шедевр, который поразительная пара не только неподражаемо сыграла, но станцевала, кажется, ничуть не хуже оригиналов.
В предпоследней картине «Интервью» Феллини ставит ключевой для нарождавшегося уже тогда постмодерна вопрос: может ли искусство существовать и развиваться в окончательной безысходности, во мраке убийственного пессимизма и недетородного скепсиса, или все же там есть место «лучу солнца»? Ставит вопрос под музыку другого своего «вечного» спутника —  — автора музыки ко всем его фильмам. Ставит, но не отвечает.
Вряд ли за ответ можно принять и последний фильм Феллини «Голоса Луны», посвященный сумасшедшему лунатику. Маэстро делает попытку посмотреть на жизнь глазами сумасшедшего. И как только не называла эту картину пресса: притча, комедия, драма и даже… экшн… Загадку его фильмов вообще сложно разгадать — таким бескрайним кажется пространство смыслов, оставленное нам. Но иногда задать вопрос самому себе, запустить двигатель мысли оказывается даже важнее, чем дать чёткий ответ. И гений-итальянец Федерико Феллини, кажется, об этом знал.
Видео дня. Как Анатолий Васильев простил неверную жену
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео