Ещё
Джокер
Джокер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Девушки бывают разные
Девушки бывают разные
Приключение, Комедия
Купить билет
Дождливый день в Нью-Йорке
Дождливый день в Нью-Йорке
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Гемини
Гемини
Боевик, Триллер, Фантастика
Купить билет
Эверест
Эверест
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Оно-2
Оно-2
Ужасы
Купить билет
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Матрица
Матрица
Боевик, Триллер, Фантастика
Купить билет
К звёздам
К звёздам
Триллер, Фантастика
Купить билет
Тайна печати дракона
Тайна печати дракона
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Герой
Герой
Боевик, Триллер
Купить билет
Дети моря
Дети моря
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Сестрёнка
Сестрёнка
Драма, Военный
Купить билет
Щенячий патруль: Мегащенки и Шиммер и Шайн
Щенячий патруль: Мегащенки и Шиммер и Шайн
Мультфильм
Купить билет
Леонардо да Винчи. Неизведанные миры
Леонардо да Винчи. Неизведанные миры
Биография
Купить билет
Маленькие чудовища
Маленькие чудовища
Комедия, Ужасы
Купить билет
Волшебник
Волшебник
Трагикомедия, Семейный
Купить билет
Люби их всех
Люби их всех
Триллер, Драма
Купить билет

Надя Михалкова: Стать режиссером — последнее, что я могла сделать 

Надя Михалкова: Стать режиссером — последнее, что я могла сделать
Фото: Grazia
Фото: Владимир Василъчиков.
Стиль и идея: Алиса Жидкова.
Интервью: Денис Мережковский
GRAZIA: «Проигранное место» — фильм ужасов. С этой идеей к вам пришли авторы сценария братья Пресняковы?
НАДЯ МИХАЛКОВА: Раньше мы уже работали вместе — у них всегда огромное количество историй на разные темы, много задумок. На этот раз мы понимали, что если хотим обратиться к молодежи, то кино должно быть жанровым. Так появилась идея снять хоррор, и братья начали писать сценарий.
GRAZIA: То есть цели начать именно с такого специфического жанра не было?
Н. М. : Я вообще никак себе этот старт не представляла и хоррорами никогда не увлекалась. Но жизнь преподносит свои сюрпризы. И вот моя первая картина сделана в этом жанре, который не то чтобы не люблю, а скорее боюсь. Я вообще не любительница острых ощущений. Такая вот шутка судьбы.
GRAZIA: Но мысли о режиссуре были давно?
Н. М. : Не могу сказать, что мечтала об этом всю жизнь и постоянно что-то для этого делала. Наверное, я просто не отказываюсь от идей, которые поселяются у меня в голове. Особенно если в них кроется какая-то сверхзадача, которая выше, чем просто продемонстрировать себя в новом качестве. Так получилось и с «Проигранным местом» — я просто не очень согласна с большинством картин, которые снимаются для молодых ребят. Есть семейное кино, и есть 18+. Хотя два года назад афиши кинотеатров были еще беднее. Это сегодня мы можем посмотреть, например, «Кислоту», фильм,
показывающий на экране молодых людей и современность, которую в кино мы все никак не могли нащупать.
GRAZIA: Кстати, автор «Кислоты» , тоже режиссер-дебютант, рассказывал, что ему снова и снова хотелось что-то переделать в своем фильме. Вам это знакомо?
Н. М. : Да, я понимаю Сашу как никто. (Смеется.) Это ужасный процесс. У нас было даже так, что мы сделали весь монтаж с определенным ритмом, настроением, потратили на это несколько месяцев. И мне потребовалось много эмоциональных сил, чтобы в итоге понять, что он не работает, и заново с холодным сердцем смонтировать «другое» кино. Тяжелый момент.
GRAZIA: Вы упомянули про молодую аудиторию. Как думаете, почему так сложно снимать для нее?
Н. М. : Современные молодые люди не прощают поверхностного к ним отношения, притворства и вранья. Они очень детальны, въедливы, любят тебя просто так. Они не терпят оценок и нравоучений. Как и все. Есть прекрасное слово «трушность» — это для них самое главное. Есть родители, которым психолог посоветовал быть с детьми на одной волне. И вот вдруг они из людей, ходивших по дому в тапочках и с газетой, превращаются в тех, кто не расстается с айпадом, ложится на диван, не снимая кроссовок, и пытается разговаривать на сленге. Тогда дети просят их вернуться обратно на «взрослую» территорию. Каждый должен находиться на своем месте.
GRAZIA: Если говорить о какой-то морали, с которой вы обращаетесь к своим зрителям, то как можно ее сформулировать?
Н. М. : Больше всего я боюсь именно «морали». Но идея была следующей: это зарисовка из жизни ребят, которые переживают что-то впервые. Теряют друзей, влюбляются, разочаровываются, кого-то обижают, кому-то ломают жизнь, но еще об этом не подозревают. Школьные годы — это очень тяжелый и опасный период, не знаю, почему на него так редко обращают внимание.
GRAZIA: Большинство фильмов, которые снимались раньше на эту тему, имели социальное настроение. Ках вам удалось этого избежать?
Н. М. : Мы выбрали чуть утрированный язык повествования, продиктованный жанром, в котором мы работали. В фильме почти нет родителей — они появляются через записки на холодильнике и сообщения в телефоне. Основной посыл звучит в словах главной героини, которая говорит: «Ребят, почему вы такие жестокие?» И заставляет всех объединиться. Ведь любое искусство всегда об одном и том же — о любви и ненависти, дружбе и предательстве, пустоте и наполненности. Только рассказано об этом по-разному.
GRAZIA: Вы упомянули о «сверхзадаче», которой можете загореться. Как реагируете на мнения окружающих, которые могут не только поддерживать, но и отговаривать, например?
Н. М. : Я Весы и могу бесконечно долго выбирать продукты в магазине. А вот в работе у меня этого нет. И когда возникла идея фильма, не было ни тени сомнения, стоит снимать или нет. Просто была цель, интерес с моей стороны и понимание, ради чего я это делаю.
GRAZIA: Все отмечают ваш неожиданный кастинг, включающий множество новых имен. Насколько гладко он проходил?
Н. М. : Главной героини у нас не было за неделю до начала съемок. Я находилась в состоянии, когда волнуешься оттого, что уже перестал волноваться. (Смеется.) Мне было важно, чтобы актеры составили одну команду, поэтому, когда утверждался один, под него подбирались другие. Потом он слетал, и поиск начинался заново. Я смотрела готовых артистов, девочек и мальчиков, которые не имели отношения к кино, школьников 17 лет… Затем стали искать постарше. Чудом все сложилось.
GRAZIA: Легко ли было договориться с ними на площадке?
Н. М. : Ребята называли меня Надеждой Никитичной, разрисовывали мне чашки для кофе, чтобы у меня было хорошее настроение, слушались. Я называла их «жучками» и писала в общий чат, чтобы в 11 вечера шли спать. На что они из разных увеселительных мест присылали мне фотографии, где спят на столе или за барной стойкой. Я отвечала, что они будут самыми некрасивыми в кадре, и просила нашего гримера не зарисовывать им синяки под глазами. (Смеется.) Если серьезно, то ребята подошли к делу с большой ответственностью и были мне помощниками. Я их очень люблю.
GRAZIA: Что чувствовали после финального «Стоп, снято!»?
Н. М. : Ужасно не хотелось это говорить. Потому что понимала — дальше будет ощущение, словно прощаешься с детьми перед долгим отъездом. А в данном случае, может, и на несколько лет.
GRAZIA: Ваша фамилия помогала вам в работе или больше мешала?
Н. М. : Шутку на эту тему я придумала сама. Что самое последнее, что я могла сделать, — это влезть в режиссуру. (Смеется.) Чтобы наконец-то услышать о себе все «прелести». Но эти взгляды я чувствовала на себе всегда, вне зависимости от того, в качестве кого пришла на площадку. Когда-то меня это раздражало, потом я привыкла и вообще перестала обращать внимание. Прежде всего по той причине, что точно знаю, что умею и смогу сделать. И если у меня есть четкое понимание, зачем я нахожусь на тех или иных съемках, и я влюблена в историю и сам процесс, то через дубль, день или двое суток окружающие будут общаться со мной как с человеком, занятым своей профессией. Это нормально.
GRAZIA: А вы спокойно обращаетесь за советом или с вопросом к членам семьи?
Н. М. : Конечно. Я с папой много советовалась. Дело в том, что, если бы мне просто хотелось показать себя как режиссера, меня бы это погубило — я бы столько не продержалась. Но у меня есть интерес и влюбленность в это дело, поэтому мне легко просить совета. Слышать критику непросто, но я всегда стараюсь прислушиваться к ней. Нескромно называть себя скромным человеком, но я адекватна и объективна. И точно в облаках не витаю.
Волосы: Константин Кочегов.
Макияж: , национальный визажист Lancôme в России.
Ассистент фотографа: Василий Патраков.
Ассистенты стилиста: Виктория Казарян и Нора Шертвитис.
Продюсер: Ульяна Кальсина.
Кролики: @samocvetie_kroliki_arenda.
Благодарим Усадьбу Середниково @serednikovo за помощь в организации съемки
Почему Евгений Лебедев делил жену с другим
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео