Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Мединский о российском кино и достижениях отечественной культуры

В VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме приняли участие более 30 тысяч человек. Мероприятие посетил министр культуры России . В эксклюзивном интервью RT глава ведомства рассказал об истории этого события, о последних достижениях в сфере культуры и о состоянии отечественного кинематографа. Министр назвал самый коммерчески успешный российский фильм этого года и объяснил, почему «Собибор» не получит «Оскар».

— Какие изменения, произошедшие за годы проведения форума, вы можете отметить? Удалось ли вам уже получить обратную связь от иностранных гостей форума в этом году?

Видео дня

— Обратную связь я получаю каждую минуту. Вот только что я пришёл с панельной дискуссии, в которой мы участвовали вместе с официальными гостями форума — с министром культуры Италии и министром культуры и спорта Катара.

У нас каждый год две страны становятся официальными гостями форума. Почему Италия? Потому что в этом году «Русские сезоны» в Италии проходят. Почему Катар? Потому что идёт перекрёстный год культуры Россия — Катар. И Катар привёз, надо сказать, огромную делегацию: музыкантов, музейщиков, несколько выставочных проектов, театр. Эта малоизвестная для нас культура вызывает большой интерес. Я скажу честно, что с удовольствием вчера посетил два мероприятия, которые организовала катарская сторона.

Первый форум прошёл в 2012 году. Я пришёл работать в министерство, когда у нас с губернатором Петербурга родилась идея проведения ежегодного культурного форума. Её поддержало руководство правительства.

Идея была амбициозной, но сложно реализуемой. Первый форум длился полтора часа, в нём принимали участие 70 человек. И все из Петербурга. Ну, сели, поговорили, что культура — это хорошо, а бескультурье — плохо.

Я всё время говорю: Петербург — это мировая культурная столица. За семь лет совершён фантастический прорыв! Тысячи профессионалов в этой области специально приезжают на форум. Пятьдесят стран прислали свои официальные делегации. И это, скажу откровенно, — в условиях сознательного игнорирования форума со стороны ряда государств — как бывшего СССР, так и англосаксонского мира. Это у них политика такая — игнорирование форума.

Но о какой изоляции может идти речь, когда приехали пятьдесят официальных делегаций? Всего же на форуме в этом году присутствуют гости из более ста стран… Бейджиков 35 тысяч штук зарегистрировано. Форум показал свою невероятную востребованность. Мы будем продолжать его организовывать и дальше.

Это мероприятие, как и всё в культуре, делается с очень небольшой государственной поддержкой. Конечно, главной поддержкой для нас является внимание к форуму со стороны президента. Каждый год президент приезжал. Он поверил в это мероприятие.

Владимир Владимирович каждый год приезжает на торжественное собрание в Мариинский театр, где собираются VIP-гости форума. И это, конечно, налагает на нас огромную ответственность как на организаторов. Это вдохновляет многих участников — приехать, пообщаться, посмотреть, увидеть мероприятие, которое патронирует лично президент России.

— Какие достижения российской культуры за 2018 год вы можете выделить?

— Я об этом очень много говорил, приводил статистику. И только что на панельной дискуссии нашим иностранным гостям про это рассказывал. Если вкратце — достижения такие.

У нас за последние шесть лет приблизительно вдвое увеличилась вовлечённость граждан в культурные мероприятия… Вот впервые в этом году достиг посещаемости советских времён — 4,5 миллиона посетителей (в год. — RT). У нас же был колоссальный провал в 90-е годы. И это ещё не самый популярный музей в стране. Самый популярный — Петергоф.

Мы единственная страна в мире, которая добилась бесплатного посещения для детей во всех музеях (кроме некоторых региональных музеев, но они постепенно к этой программе присоединяются).

У нас за последние пять лет на 40% выросла посещаемость федеральных театров. Вдвое увеличились доходы от продажи билетов в федеральные театры и более чем вдвое — доходы от продажи билетов в федеральные музеи. Вдвое увеличилась посещаемость фильмов российского производства.

У нас, конечно, много недостатков — есть над чем работать. Но, наверное, это говорит о том, что усилия, которые государство прилагает, и те инвестиции, которые государство вкладывает в культуру, встречают живой отклик наших граждан. Ну, будем работать и дальше.

— Какими цифрами в этом году может похвастаться российский кинематограф?

— Прошлый год дал абсолютный рекорд по числу зрителей и по доле российского кино. Существует два главных показателя: число зрителей и доля.

У нас идёт вечная война с Голливудом. Вот я сегодня министру Италии говорил: «Я завидую вам». У них в Италии есть протекционистская политика по защите своего кино. Не такая сильная, как во Франции (Франция образцовая) и не такая сильная, как в Польше. У нас — нет. Ни одна инициатива , серьёзная, крупная, не поддерживается смежными ведомствами, не поддерживается парламентариями. Мы всё время живём в иллюзии, что нам надо бороться с Голливудом методами свободного рынка. Такими гайдаровскими методами.

Мы уже методами свободного рынка много чего набороли в начале 90-х? Сначала, как известно, надо овладеть правилами чужой игры, а уже потом выходить на татами, футбольное поле или садиться к шахматной доске. Сначала надо научиться играть по их правилам. А мы учимся на ходу. Но, опять же, последние пять лет дали качественный рост отечественного кинематографа, как индустрии, и качественный рост интереса со стороны наших зрителей.

Я полагаю, что мы сейчас находимся на пике. Дальнейшее увеличение доли российского кино без усиления протекционизма с нашей стороны ожидать не приходится.

Прошлый год — почти 25% нашей доли. В этом году, может быть, будет немного больше. Я просто боюсь загадывать. Но мы должны понимать, что мы на пике. Вот если и дальше пытаться по одной цене продавать отечественные «Жигули», Lada, Toyota калужской сборки и Maserati (а у нас билет стоит одинаково в кино на все фильмы, и никаких протекционистских иных мер нет), то это очень тяжело. Я бы посмотрел, как бы другие министерства и ведомства конкурировали и защищали свои отрасли в таких беспрецедентно рыночных условиях, избыточно рыночных условиях, как работает наш кинематограф!..

— А какие именно фильмы из тех, что вышли в этом году, были наиболее успешными? Что вы могли бы выделить?

— Что выделять — это статистика. «Движение вверх».

Я много кино смотрю, поверьте. И всегда много смотрел. Это лучшая спортивная драма в истории кинематографа во всём мире. Вот так они смогли это сделать.

Поэтому этот фильм занял первое место по сборам за все годы после распада СССР — включая все голливудские картины. Ну, любители, по-моему, «Аватара» говорят, что он чуть больше собрал. Но это сравнивать нельзя. потому что, во-первых, у «Аватара» было 3D… Во-вторых, не было объективной системы подсчёта кассовых сборов. «Аватар» мы оценивали приблизительно.

Успешная картина этого года, если судить по количеству зрителей, — «Лёд». Совершенно неожиданно хорошая картина. «Тренер», на мой взгляд, недооценённая картина. Знаете, я шёл её смотреть в кинотеатр с плохими предчувствиями. Козловский там выступал, по-моему, и продюсером, и даже режиссёром. Ну… Ничего. Хорошее, симпатичное, мотивирующее кино. Молодец.

— А вы выступаете за разделение актёр — режиссёр?

— Почему разделение? Вы что! Я — за всё хорошее против всего плохого. Как можно Михалкова актёра отделить от Михалкова режиссёра?

Я вам скажу, что в случае со многими художниками вообще нельзя даже определить направление искусства, которым они занимаются. Вот вечером в среду в преддверии форума — я приехал чуть пораньше — я был на выставке художника . Это мировая звезда. Его картины есть во многих мировых музеях, у нас в Третьяковке. Это уже немолодой, очень заслуженный человек. Мы увидели, что он не только художник, но ещё немножко сценограф, ещё и режиссёр. Он написал роман. На этом вечере собравшиеся читали его стихи. И прекрасные стихи, скажу я вам. Ну, вот, это… кому дано — тому дано.

— Каким критериям должен соответствовать проект, чтобы получить господдержку? От Фонда кино, попечительского совета?

— Министерству культуры лишь недавно решением Дмитрия Анатольевича (Медведева. — RT) были переданы дополнительные полномочия по определению политики Фонда кино. Раньше мы отдавали им деньги и следили исключительно за тем, чтобы какая-нибудь мерзость случайно не была профинансирована. У нас были определённые вопросы к работе Фонда кино, как вы знаете. Хотя мы признаём их успехи. В некоторых случаях происходила хорошая экспертиза, в некоторых случаях, к сожалению, плохая. Так же, как и у нас в Министерстве культуры.

Вы знаете — у нас есть успешные проекты. «Собибор», например. Вот этот фильм, который финансировался как авторское кино, очень коммерчески успешным оказался. Хотя, казалось бы, за коммерчески успешным кино надо идти в Фонд кино.

Вообще мы считаем, что эти подходы — коммерческие успешное кино, коммерчески неуспешное кино, фестивальное — это всё от лукавства. Фильм либо успешен, либо нет. Вот сферы успеха могут быть разные: «Оскар», любовь зрителей, попадание в список вечной классики кинематографа.

«» «Оскара» не получил, и кассовые сборы в первый год у него были скромные на фоне «Неуловимых мстителей». Но это вечные ценности! Это кино, по которому всегда будут учиться снимать кино. То есть, критерии могут быть разными, но фильм — либо успешен и талантлив, либо нет.

Поэтому на встрече с коллективом Фонда кино я сказал: «Ребята, мы делаем одно дело, у нас одна цель с вами абсолютно. Я вообще все бы деньги, которые министерство на кино имеет, в Фонд кино отдал. Вы только покажите эффективность распределения! Мы не хотим заниматься распределением денег. У нас другие задачи. Мы с удовольствием доверим это дело профессионалам и будем опираться на отраслевую экспертизу — только покажите нам успех».

— Как вы считаете, «Собибор» получит статуэтку («Оскар»)?

— Ну, какую-то статуэтку он, безусловно, получит. Я уверен, что не одну. «Оскар» не получит никогда. Будем реалистами: это политика. Вы знаете, я готов на что угодно спорить, что не дадут — хотя фильм хороший. Но это не значит, что мы не будем за него болеть!