Ещё
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Люди в черном: Интернэшнл
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Люди Икс: Тёмный феникс
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Игра
Триллер
Купить билет
Ма
Триллер, Ужасы
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Годзилла 2: Король монстров
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Боль и слава
Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Донбасс. Окраина
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Рокетмен
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Обитель страха
Вестерн, Ужасы
Купить билет
Куриоса
Исторический, Мелодрама
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дылда
Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет

Берлин-2019: «О, прекрасная ночь», или поцелуй на троих со Смертью 

Фото: Киноафиша
У Терри Пратчетта в романах о Плоском мире фигурирует Смерть — эффектный голубоглазый скелет, говоряший капслоком и разъезжающий на красивом коне. У режиссера Ксавье Бёма Смерть похож на артиста Роберта Карлайла и катается на велосипеде, а в лучшем случае — на украденной тачке. Уроженец Югославии Марко Мандич выглядит достаточно инфернально, чтобы поверить в его мистическую природу. Более того, ему предстоит провести через ночь человека, который должен умереть. Но для этого стоит выбрать место посимпатичнее.
Юрий (Ноа Сааведра) — красивый, но очень мнительный юноша. Если Прометею орел клевал печень, то Юрий представляет, как ему ворон выклевывает сердце. Ни за что. Просто так. Мнительность в сочетании с ипохондрией превращает его в совершенно замкнутого и одинокого человека. Кажется, только страх смерти дома выведет Юрия на улицу. Так и происходит, когда под вечер юноша пулей вылетает из квартиры, завидев в ней ворона. Он отправляется в место под названием «Парадиз», где намерен испытать судьбу на игральных автоматах. И вот тут-то его и настигает Смерть. Вместе с Юрием, хватающимся за сердце, они проведут занятную ночь в компании стриптизерши-интеллектуалки и венценосного журавля.
Кинематограф Германии нечасто балует зрителя мистическим реализмом, так что появление такого проекта как «О, прекрасная ночь» — приятное исключение. Особенно на фоне некоторых весьма проблемных конкурсных картин Берлинале. Режиссер фильма Ксавье Бём раньше звался Ксавье Ксилофон, но к фестивалю сменил псевдоним на фамилию. Он изучал визуальные коммуникации и дизайн в Лондоне и, наверное, поэтому к визуальной части фильма не придраться. Контрастно черная ночь, сквозь которую пробивается неон, перемежается заставками с цветами, делая просмотр «Ночи» весьма приятным занятием для глаз. Кстати, картины — вольные ремиксы известных старых полотен 16-го и 17-го столетий.
В плане истории — другое дело. Юрий и Смерть путешествуют по злачным местам Берлина, и после этой ночи герою предстоит забыть о панических атаках (которые он принимает за приближение смерти) и найти свою любовь. Это не спойлер, это развитие событий просчитывается с первых кадров фильма. Безусловно недостаток, но не настолько критичный, чтобы выйти из зала.
«О, прекрасная ночь»
Бём, для которого «О, прекрасная ночь» — дебют в полном метре, признается, что не любит быть один, отчего у него лично выработался страх смерти. «А поскольку никто не любит думать о смерти, фильм превратился в сказку. Природа смерти, потеря контроля и ее устремленность делают ее очень непопулярной. Как-нибудь вверните разговор о смерти на вечеринке, посмотрите, что получится», — говорит режиссер.
«О, прекрасная ночь» продается на кинорынке под слоганом «От создателей „Тони Эрдманна“», чем может здорово испортить фильму жизнь, если кино Марен Аде не понравилось. На деле с «Тони Эрдманном» картину Бёма роднит производственная компания Komplizen Film и продюсеры, среди которых сама Аде. Но при этом в фильме Ксавье Бёма гораздо больше Николаса Виндинга Рефна, Джима Джармуша и, как ни странно, Аки Каурисмяки. Сам режиссер в числе своих авторитетов называет Вима Вендерса, Миранду Джулай и Пола Томаса Андерсона. Бём взял у Джармуша и Андерсона принцип современной сказки, подсмотрел пип-шоу и музыкальный автомат у Вендерса, а от Джулай слизал трагически утрированных персонажей с очень человеческими проблемами.
Все правильно сделал: если воровать, то у лучших.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео